Полоцкий государственный университет

Полоцкий
государственный
университет

Совсем недавно мы сообщали о приятном для всего Полоцкого государственного университета событии – присуждении кандидату физико-математических наук, доценту, заведующему кафедрой высшей математики радиотехнического факультета Александру Александровичу Козлову стипендии Президента Республики Беларусь на 2017 год. Сегодня в нашем традиционном интервью мы хотим ближе познакомить наших читателей с этим всесторонне одаренным и неординарным человеком, не по годам опытным руководителем и педагогом, одним из лучших молодых ученых страны.

Заведующий кафедрой высшей математики А.А. Козлов

Корр.: Александр Александрович, расскажите, пожалуйста, о Ваших родителях, где прошло Ваше детство.

А.А. Козлов: Родился 14 мая 1982 года в городе Витебске. Мать – из Лиозненского района, а отец – витеблянин. Они прожили после моего рождения только год, поэтому большую часть сознательной жизни я провел с матерью. Мои родители – строители. Отец окончил сначала строительный техникум в Витебске, а потом – заочное отделение строительного факультета Новополоцкого политехнического института, НПИ. Похожая образовательная траектория могла бы сложиться и у мамы: строительное училище в Орше, строительный техникум. Но в ее обучение вмешалось мое рождение.

Детство

Мать очень часто болела. Во-первых, у нее был порок сердца. Во-вторых, еще в училище она переболела менингитом. Врачи ей просто запрещали рожать. Пришлось давать расписку, что она берет всю ответственность на себя, если во время родов что-то случится. Но, говорят, когда мне пришлось появиться на свет, у нее «переродилось» сердце – она избавилась от порока. Чудо, не чудо – не знаю…

Детские годы

Я был очень слабым болезненным ребенком. По окончании техникума мать могла без экзаменов продолжить обучение в НПИ, но из-за очередных проблем с моим здоровьем она решила забрать документы, и ее мечта стать инженером-строителем так и не сбылась. У меня был астматический бронхит, и я часто лежал в больнице. Мать обычно работала в месяц только одну неделю. Присматривать за мной, да и деньгами тоже, ей помогали братья. Мама из большой деревенской семьи. У нее в семье было шесть братьев и одна сестра!

Корр.: Чем Вам запомнились школьные годы?

А.А. Козлов: В школу пошел в шесть лет. Это была средняя школа № 1 города Витебска, потом она стала СШ искусств № 1, а в 1999 году ее преобразовали в Гимназию № 3 г. Витебска им. А.С. Пушкина. Александр Сергеевич, как и многие другие русские писатели, был проездом в нашем городе. Но почему А.С. Пушкин? Могли бы присвоить и имя Владимира Маяковского, пребывание которого в Витебске и созерцание в этом городе рекламной вывески подвигло его на написание известного стихотворения «Пиво и социализм»:

…Над кружками

Надпись:

«Раки

и пиво

Завода имени Бабеля»…

Я о Витебске много знаю, ведь являюсь коренным витеблянином!

Школа имела музыкальный уклон. Два класса в моей параллели были обычными, а два – музыкальными. Музыкальный слух у меня был хороший, но в связи с тем, что я очень часто болел, мать решила, что обременять меня еще и музыкой не стоит.

В начальной школе я учился плохо! Могу привести парочку красноречивых примеров. Я – первоклашка. Только у меня во всем классе, а это, заметьте, и так был 1 «Г», в прописи красовался «кол»! На всю страницу! Мало того, что плохо писал, так еще и плохо написанное крайне неудачно затирал… Второй класс, 2 сентября, как сейчас помню. Нам дают выучить гимн Советского Союза. Задание не выполнил. Оценка – два балла, и при этом задают на следующий день уже другое стихотворение – «Дело было вечером, делать было нечего…». Принес домой двойку, и мама меня самым классическим способом наказала и поставила в угол. Заставила выучить гимн СССР. Прихожу на следующий день в школу, а у меня спрашивают: «Ну что, расскажешь стихотворение?» – «Я выучил гимн Советского Союза!» – «Нет, сегодня надо не гимн рассказывать! Два!» Вот так я поначалу и учился. А еще, несмотря на то, что был болезненным ребенком, много хулиганил. После каждого родительского собрания получал дежурную взбучку. Такой характер! Нужно было выплеснуть энергию.

Так с горем пополам я доучился до четвертого класса. Была даже такая ситуация. Мать видит, что у меня с учебой беда и идет к классной руководительнице: «Может отдать его в специальную школу?» А та ей отвечает: «Да пускай доучится у нас до девятого класса, а потом пойдет в училище, получит профессию. Глядишь – человеком станет!» Так я благополучно перешел в пятый класс. Мать к тому времени вышла во второй раз замуж, жила с отчимом. Он мне, конечно, нервов попортил много, но при этом хоть как-то принимал участие в моем воспитании.

Начальная школа

В седьмом классе я понял, что мне почему-то просто необходимы новые знания, и, в связи с этим, начал активно заниматься образованием. Довольно неожиданно для себя я обнаружил, что стал получать от выполнения школьных заданий удовольствие. Много читал. С каждым годом стал учиться успешнее и успешнее! За год в седьмом классе я получил девять четверок (по пятибалльной системе), в восьмом – восемь, в девятом – шесть, в десятом – одну, а в одиннадцатом – ни одной. В аттестате у меня была единственная четверка – по биологии, за что был награжден серебряной медалью. Как мне кажется, настоящий фундамент знаний начинает формироваться с класса пятого. Мне повезло: я все-таки успел взять из школы самое важное: Я НАУЧИЛСЯ УЧИТЬСЯ!

Школьные годы

Корр.: Получается, Ваши успехи в учебе были возможны не благодаря какому-то влиянию извне, а стали итогом внутреннего развития?

А.А. Козлов: Да. Я не помню каких-то судьбоносных внешних влияний. У меня были хорошие педагоги, которые хотели, чтобы мы чему-то научились, но не могу сказать, чтобы кто-то во мне «включил кнопку», и я захотел все знать. Хотелось бы вспомнить учителя русского языка – Ольгу Николаевну Лукашенко, белорусского – Марию Степановну Гурееву, математики – Людмилу Васильевну Сомову, которая сейчас является директором школы, в которой я учился. Такое перечисление может показаться странным: гуманитарные предметы преобладают. Но ничего случайного в этом нет. Своего максимального успеха как участника предметных олимпиад мне удалось добиться не в математике, а на районной олимпиаде по русскому языку!

У меня в школе не просматривалось какого-то математического дара. Так вышло, что попасть на областной или республиканский этапы олимпиад по математике, Республиканский турнир юных математиков, Республиканскую конференцию школьников, причем, неоднократно, мне удалось уже только в качестве члена жюри. Я очень любил литературу. Прекрасно писал сочинения и стихи. В 1999 году мы должны были ставить в честь 200-летнего юбилея А.С. Пушкина спектакль. В старших классах я носил длинные волосы, и мне была уготована роль Александра Сергеевича. В конце концов, сыграть в спектакле по каким-то причинам нам не удалось, но мне пришлось выучить порядка пятидесяти стихотворений Пушкина. Многие из них помню до сих пор:

Друзья мои, прекрасен наш союз!

Он как душа неразделим и вечен —

Неколебим, свободен и беспечен

Срастался он под сенью дружных муз…

Александр Козлов – ученик 11 класса

С образованием в старших классах школы у меня было все в порядке, а воспитание, как и прежде, оставалось дворовым. Компанию мою сегодня без колебаний можно было бы назвать неблагополучной. Я человек компанейский – мы всегда собирались в нашей квартире и очень шумно отдыхали! Именно так после учебы в школе, выполнения уроков и самообразования в библиотеке проходили мои любимые вечера. Это были мои дворовые «университеты»…

Корр.: Пришло время поступать в университет. Легко ли Вам дался выбор будущей специальности?

А.А. Козлов: Все получилось достаточно спонтанно! Сначала думал, что буду экономистом. От экономического факультета меня отпугнул большой конкурс, и, честно говоря, мой недостаточный уровень знаний. Потом решил, что стану инженером. Преградой для получения мною инженерного образования стала начертательная геометрия. Рисовал очень плохо и черчение не любил! До седьмого класса рисование мне делала мама, а когда началось черчение, домашние задания для меня выполняла за шоколадки одноклассница. Какой бы из меня был инженер?!

Поскольку в математике что-то понимал, много самостоятельно занимался, то решил поступать на математику. Так как имел серебряную медаль, у меня были определенные бонусы при поступлении. Это придавало мне уверенности в собственных силах. Поэтому я поехал поступать в Белорусский государственный университет на факультет прикладной математики.

Это была первая поездка в столицу не только для меня, но и для мамы. Нашли БГУ. Стою в очереди, чтобы подать документы, гордо «свечу» своими «серебряными» бумажками. А народу – тьма! Гляжу, там золотая медаль… И там золотая… А там красный диплом… Я-то думал: «Ну что такое, два-три человека на место!» Оказалось, на шестьдесят, если не ошибаюсь, вакансий претендовало двести тридцать абитуриентов, из которых сто шестьдесят были медалистами! Далее, тридцать из этих шестидесяти мест уже заняли победители и призеры предметных республиканских олимпиад! Оставалось только тридцать вакантных мест…

Нужно отметить, что для медалистов там проводилось специальное тестирование, не имеющее ничего общего с нынешним ЦТ, централизованным тестированием. Это был только предварительный этап. Суть его заключалась в том, что абитуриенту нужно было за два часа решить задания, которые даются в БГУ на четырехчасовом письменном экзамене! Я, естественно, это тестирование провалил…

Вернулся домой и подал документы в Витебский государственный университет имени П.М. Машерова на математический факультет. Выбрал специальность «Математика и физика», предполагавшую получение квалификации «учитель математики и физики». Конкурс у нас был не самый маленький – полтора человека на место. Но к третьему экзамену мы уже, по существу, знали состав нашей группы. На тридцать мест претендовал только тридцать один человек. Тем лишним мог бы оказаться и я …

О моем поступлении стоит рассказать! Несмотря на неудачу в БГУ, математику знал неплохо. Сочинения писал на пятерки. Я же гуманитарий! Да и в физике кое-что понимал. Что в итоге? Математика – три балла! Причем, за день до этого мною было полностью пролистано российское пособие для абитуриентов и решена задача, которая мне попалась на экзамене. Не вспомнил… Русский язык – три балла! Думал, что с физикой не будет проблем. Весь школьный конспект знал наизусть! Мне было некому сказать, что в университете у них свои вопросы, и билеты, естественно, отличаются. В результате об электрических разрядах ничего толком сказать я не мог – в конспекте этого не было. Задачу решил неправильно. Третий вопрос – «Виды устойчивости». И этого мы в школе не проходили, но забегая вперед скажу, что данной темой уже в научном ее изложении мне приходится заниматься и сегодня! Что-то комиссии наговорил, конечно. Но меня спасло скорее не это.

С седьмого класса я посещал университетский кружок по радиоэлектронике, и оказалось, что один из членов экзаменационной комиссии – преподаватель, работавший в нем! Откровенно скажу, что туда мы ходили с ребятами, потому что после выполнения обязательных заданий по радиоэлектронике нам разрешали поиграть в компьютерные игры. Этот преподаватель меня помнил. Возможно, это счастливое обстоятельство и помогло мне получить заветную тройку и поступить в университет! А кому-то не повезло… И у меня таких счастливых случаев будет в жизни много.

Корр.: Вы поступили в ВГУ имени П.М. Машерова. Не было сожаления по поводу того, что не удалось поучиться в Белгосуниверситете?

1 курс специальности «Математика и физика»

А.А. Козлов: Тогда не жалел, честно скажу. Мне не пришлось обременять мать лишними расходами на мое проживание в столице. Жили мы достаточно скромно. Я остался дома, что также давало и немало других преимуществ. А учеба в Витебском университете мне нравилась! Меня окружали очень хорошие люди. Это касается и профессорско-преподавательского состава, и студентов. Утром были лекции, днем занимался в библиотеке и выполнял домашние задания, а вечером активно отдыхал с друзьями в нашей веселой компании. На многие вещи в математике у меня просто открылись глаза. На первом курсе я уже читал книжки для третьекурсников, поэтому часто подсказывал преподавателям материал при чтении нам лекций. Мне нравилось и до сих пор нравится постигать неизвестное! Первый семестр закончил на все пятерки. Таких нас из девяноста человек было человек пять-шесть. На «отлично» мне удалось закончить и первый курс. При этом за два семестра много студентов с нашего потока было отчислено, и я по собственной инициативе решил воспользоваться возможностью перейти на специальность «Математика и информатика».

Студенты специальности «Математика и информатика»

Кроме того, на первом курсе я начал петь в хоре математического факультета. Потом он преобразовался в вокальную группу. Мы выступали и в стенах университета, и в драмтеатре Якуба Коласа, и в Культурно-деловом центре ОАО «Ким», и на всевозможных студенческих площадках. В 2003 году мы вместе с другими участниками из ВГУ выиграли конкурс фестиваля «Студенческая весна». Не прекратил заниматься музыкой я и во время учебы в магистратуре. При этом, музыкального образования у меня нет. В классе девятом научился играть на гитаре, сидя на скамейке у подъезда в дворовой компании. Наверное, повлияли мамины гены. Она была солисткой большого хора (там было под сто человек!) завода «Витязь». То, что иногда и теперь время от времени поднимаюсь на сцену актового зала Полоцкого государственного университета – это все, скорее, оттуда.

Татьяна Фомична Козлова – солистка большого хора завода «Витязь»

Летняя педагогическая практика

Корр.: А как Вы пришли в науку?

А.А. Козлов: В процессе обучения мои занятия математикой стали выходить на новый уровень. В начале третьего курса подошел к нашей преподавательнице математического анализа Галине Васильевне Гринкевич и сказал, что хотел бы заниматься наукой. Она порекомендовала мне обратиться к профессору кафедры геометрии и математического анализа Олегу Васильевичу Храмцову. Так я стал заниматься с ним теорией управления. Именно тогда понял, насколько мало знаю математику. Много читал специальной литературы, но постигать ее суть понемногу начал только после знакомства с Олегом Васильевичем. Более глубокое представление о математике мною было сформировано, наверное, только на втором курсе аспирантуры. Ведь главное не запомнить формулу, а разобраться в том, что за ней стоит: какие геометрические или физические реалии она описывает!

Начиная с третьего курса, по средам ходил на семинары по качественной теории дифференциальных уравнений, который вели наши профессора Олег Васильевич Храмцов и Александр Львович Гладков. Александр Львович в дальнейшем стал первым проректором в университете, а потом уехал в БГУ, где и сегодня работает в качестве заведующего кафедрой математической кибернетики. На этом семинаре вместе с преподавателями кафедры геометрии и математического анализа могли присутствовать и студенты, которые интересовались наукой. Когда я уже учился на четвертом курсе, на одном из таких семинаров было запланировано выступление с докладом молодого доктора наук из Минска – Евгения Константиновича Макарова.

Республиканский студенческий форум

Семинар был посвящен теории управления асимптотическими инвариантами. Там был еще один студент физического факультета – Вова Иванов, который позднее тоже защитил кандидатскую диссертацию, правда, по физике, и сейчас работает в Финляндии. После семинара по рекомендации Олега Васильевича мы подошли к Евгению Константиновичу. Он задал нам несколько вопросов и по услышанным ответам выбрал в свои ученики меня.

Корр.: Что предполагало это научное руководство?

А.А. Козлов: В перспективе предполагалось, что Евгений Константинович может стать моим полноценным научным руководителем в аспирантуре. В марте 2003 года он дал мне «задачку» и сказал: «Решай!» И вот сегодня – февраль 2017 года, а я все еще работаю над ней, развиваю теорию управления асимптотическими инвариантами. Евгений Константинович задал вектор моего научного движения. Это, конечно, была задача «на вырост», на перспективу. Тем не менее, я, будучи студентом, начал ее решать. Поначалу ничего в ней не понимал. Сколько мы не бились с О.В. Храмцовым над решением этой задачи, продвижения вперед не было. Сейчас уже понимаю, что предложенная Е.К. Макаровым проблема соответствовала уровню докторской диссертации, которой сегодня по мере возможности я и занимаюсь…

Перед защитой диплома

Параллельно с этим на четвертом курсе нам стали преподавать политологию. Вел ее Эдвард Иосифович Рудковский, заведующий кафедрой философии. Он и спросил меня: «Хочешь написать научную работу?» Отвечаю: «Почему бы и нет!» Так я начал разрабатывать тему «Средства массовой информации и современный политический процесс». В итоге, за работу по данной тематике мною было получено звание лауреата Республиканского конкурса «Беларусь в современном мире». По математике, к слову, мне присуждали только первую и вторую категории Республиканского конкурса научных работ студентов.

На пятом курсе под руководством Эдварда Иосифовича стал писать научную работу на тему «Антиглобализм как новое протестное движение в современном мире». Это была совсем новая тогда «мейнстримовая» проблема – шел 2003 год, и меня она очень заинтересовала. За эту работу на Республиканском конкурсе научно-исследовательских работ студентов 2004 года мною получена первая категория, а на Открытом российском конкурсе научных работ студентов – серебряная медаль. Но все-таки эти работы по политологии были, как я их называю, аккумулятивными, реферативными. Я перелопатил огромный объем доступной литературы, просмотрел новости за последние десять лет, чтобы разобраться в том, что же такое антиглобализм. Как сейчас помню, 14 мая 2003 года в день моего рождения, Э.И. Рудковский предложил мне поучаствовать в серьезном научном мероприятии – Европейском симпозиуме «Религия и образование в Европе-2003»: «Поедешь в Рим?» – «Да!» – «Ну и хорошо!» Я, естественно, попал в секцию математиков, и мне посчастливилось послушать лекцию знаменитого математика Эндрю Уайлза, который в 1994 году доказал Великую теорему Ферма! Он получил за это Абелевскую премию – один из аналогов Нобелевской премии для математиков, которых Альфред Нобель, как известно, невзлюбил.

У римского фонтана Треви

На европейском симпозиуме «Религия и образование в Европе-2003»

В связи с успехом на Открытом российском конкурсе научных работ, я мог поступать в любую российскую аспирантуру на специальность «Политология» на льготных условиях. Но в 2004 году я окончил университет, а в 2005 – магистратуру по математике. Моя научная дорога была уже определена, и сворачивать с нее мне уже не хотелось.

Корр.: Вы продолжили обучение в Витебском государственном университете?

А.А. Козлов: Да, но поступление в магистратуру не обошлось без нервотрепки. Я защитил диплом по своей тематике, окончил университет с красным дипломом (на одни пятерки!), имея немало научных публикаций, и планировал продолжить обучение. Шел по распределению первым, и направили меня в Первомайский районный отдел образования. Там меня отказались отпускать для обучения в магистратуре – сказали, что, мол, не собираемся нужными нам специалистами разбрасываться! И таких, как я, с моего курса было человек пять. Мы тогда пошли выше – в Витебский областной отдел образования. Мы объяснили, что хотим поступать в магистратуру, а нам не дают открепление. Нас и там не услышали…

Эта долгая история завершилась для меня удачно, благодаря счастливому случаю. Оставался последний день для подачи заявления в магистратуру и столько же для подготовки к первому вступительному экзамену – матанализу. Стою в Первомайском райисполкоме, уже слезы на глаза наворачиваются и думаю: «Что делать?!» И тут читаю на стенде профсоюза работников образования Первомайского района Витебска о том, что он «способствует повышению образовательного уровня своих членов». Меня осенило: «Нужно идти к ним!»

Так я случайно попал к очень хорошему человеку – Станиславу Львовичу Коникову. Объяснил ему свою ситуацию, а он ответил: «А найди-ка мне интеграл!» Как позднее оказалось, он был учителем высшей категории, выпускником физико-математического факультета Витебского педагогического института им. С.М. Кирова 1960 года. Среди его учеников есть еще один витеблянин – Михаил Николаевич Волков. Это кавалер ордена Франциска Скорины, депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь. Михаил Николаевич – педагог, который подготовил, между прочим, 18 победителей мировых предметных олимпиад по математике! Нашел я интеграл, а Станислав Львович убедил председателя районо, что мне нужно дать открепление. Получается, что я многим ему обязан. К сожалению, в позапрошлом году Станислава Львовича не стало…

Обучение в Витебском государственном университете

Корр.: Что Вам дала магистратура?

А.А. Козлов: Этот год оказался очень полезен! Кроме продолжения работы над своей научной темой, я много занимался философией и усиленно изучал французский язык – готовился к сдаче кандидатских минимумов. К написанию реферата по философии подошел с душой. Это уже был не «аккумулятивный», а на самом деле творческий «проект» – «Проблема абсолютного знания в работах Декарта и Гуссерля».

Что касается магистерской диссертации по математике, я старался разобраться в проблеме, поставленной Е.К. Макаровым. Помню, написал ему: «Так как же решается эта задача?!» Евгений Константинович ответил мне: «Разве мы решаем задачки из учебника? Если бы я знал, Сан Саныч, как ее решить, то давно бы решил ее сам!» Так он нацелил меня на многолетний научный поиск.

Тем временем, нужно было готовиться к поступлению в аспирантуру в Институт математики НАН Беларуси. Тогда я был уверен, что для успеха в этом предприятии нужно иметь как у святого нимб над головой или хотя бы родственников-преподавателей вуза. А первая запись в моей трудовой книжке – «уборщик по территории», то есть «дворник»! Мама работала бригадиром строителей на Витебском мотороремонтном заводе и подрабатывала там же на полставки уборщиком по территории. Когда она заболела, ее полставки дворника пришлось взять мне.

Как и в случае с магистратурой, поступление в аспирантуру не обошлось без форс-мажора. Незадолго до подачи документов мне написал Евгений Константинович и сообщил, что мое место в аспирантуре под вопросом, и чтобы подстраховаться, мне нужно везти нотариально заверенные документы в Удмуртский государственный университет, где также занимаются поставленной мне задачей. Ни на дорогу, ни на то, чтобы заверить у российского нотариуса свои бумаги (один документ обошелся бы мне в сто долларов!), денег у меня не было. Места в аспирантуре ВГУ тоже не давали. Я был в отчаянии! Думал, поеду теперь в деревенскую школу работать, как говорится, «поднимать колхоз»… Но обошлось. В конце концов, уже в августе я был в Минске и оформлял документы для поступления на дневное отделение, как первоначально и планировалось.

Корр.: Как прошло Ваше поступление в аспирантуру, и над какой темой Вы работали?

А.А. Козлов: Поступало со мной в аспирантуру шесть человек. Трое – в дневную, трое – в заочную. Далось это не так просто, как может показаться. Многие из тем, выносимых на вступительный экзамен, у себя в университете не проходил. Моя математическая база была довольно слабой. Но свой билет ответил, как следует. Сдал вступительный экзамен на высший балл и стал аспирантом Института математики НАН Беларуси.

Нужно было устраиваться в Минске, а денег особых не было. Продал свой мобильник и приехал в столицу. Общежитие мне сначала не давали, но Евгений Константинович сказал, что у него есть пустующая однокомнатная квартира, где я могу на первых порах пожить. Помню, показали мне небольшой магазинчик неподалеку, где можно было бы купить покушать. Зашел туда и попросил две сосиски. Продавец спрашивает: «Котику?» – «Да…» Вот так начиналась моя аспирантская жизнь!

Пришел я в Институт математики. Сказали заниматься наукой. А как ею «заниматься»?! Предоставили мне большой кабинет размерами с тот, в котором размещается наша кафедра высшей математики. Сидел там сначала один, а потом в этом кабинете сервер поставили, который временами громко пищал «пиии-пиии-пиии» и не давал мне нормально работать. Первое время приезжал на железнодорожный вокзал, звонил с переговорного пункта домой – мобильного же не было – и реально в трубку плакался друзьям, маме. Просто не представлял, что от меня хотят, не понимал задачи, видел свой «никакой» научный и образовательный уровень.

Аспиранты Института математики, физики и информатики НАН Беларуси

Через два месяца мне дали место в аспирантском общежитии на улице Академической. Постепенно стала налаживаться работа над диссертацией. В конце первого года обучения подготовил статью в солидный научный журнал “Дифференциальные уравнения”. Его юридический адрес находится в МГУ на Воробьевых горах, а на самом же деле редакция располагается в нашем Институте математики. На втором курсе уже стал по-настоящему вникать в поставленную передо мной задачу. Тема моей диссертации звучала «Управление показателями Ляпунова дифференциальных систем с разрывными и быстро осциллирующими коэффициентами».

Корр.: Наверное, очень интересная тема! Но понять, о чем она – удел немногих. Расскажите, пожалуйста, о сути Вашего исследования простым языком?

А.А. Козлов: Как-то выдающийся физик, один из создателей квантовой электродинамики Ричард Фейнман сказал: «Если вы физик, изучаете квантовую механику и не можете объяснить пятилетнему ребенку, чем занимаетесь, то вы не физик, а шарлатан!»

Я попробую доказать, насколько это возможно, что я не шарлатан. Так вот, представим, что движутся две машины. Одна из них обладает собственным движением, а вторая, помимо этого, имеет еще руль, педали газа и тормоза. Первая машина просто едет, а второй – можно управлять. Мне нужно сделать так (подобрать такое управление для второй машины), чтобы при достаточно далеком времени (как говорят математики, при времени, стремящемся к бесконечности) движение моей первой и второй машин стало одинаковым. Можно сказать иначе: есть планета Земля и искусственный спутник (вторая машина с управлением), который нужно вывести на околоземную орбиту и заставить двигаться так (подобрать нужное управление), как мною изначально задумано (собственное движение первой машины). Вот этим я и занимаюсь!

Учиться в аспирантуре было непросто! В конце каждого года обучения всех аспирантов собирали, и комиссия во главе с академиком НАН Беларуси Иваном Васильевичем Гайшуном, которого, кстати, на днях наградили орденом Ф. Скорины, заслушивала наши отчеты о проделанной работе. Всем аспирантам задавали вопросы. Первокурсникам нужно было объяснить, какова постановка их задачи. В результате по итогам такого «собеседования» было отчислено три человека! Так, например, «отсеялись» один аспирант дневного и два заочного отделения, которые поступали вместе со мной.

А.А. Козлов – аспирант третьего года обучения

В конце концов, до третьего года обучения добрались только двое. Но для меня этот период оказался очень плодотворным! Как раз тогда получил свою первую Президентскую стипендию. В апреле 2008 года я отправился на научную конференцию в тот самый Удмуртский государственный университет, где мог бы учиться в аспирантуре и который впоследствии стал моей оппонирующей организацией. А уже в мае, в свой день рождения, выступал с почти двухчасовым докладом на Ижевском городском научном семинаре по дифференциальным уравнениям.

Это выступление потребовало большой подготовительной работы. Практически каждый день на протяжении двух месяцев мой научный руководитель устраивал мне «прогоны» выступления с докладом, поправляя и исправляя меня. Двое суток дороги в Ижевск мне приходилось слушать в наушниках свое записанное выступление. Мой доклад на том семинаре фактически стал для меня предзащитой. В июне я сдал экзамен по специальности, летние месяцы посвятил написанию диссертации, текст которой был предоставлен в Совет по защите 15 сентября. Ровно через месяц прошла предварительная защита, а 14 ноября 2008 года мною была успешно защищена кандидатская диссертацию на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук. Сил и нервов потратил много, располнел – весил больше ста килограммов – и… что-то с памятью моей стало! К слову, вес и память после защиты я восстанавливал еще года три!

Многие аспиранты сошли с дистанции и так и не защитились, занимаясь разными, отличными от написания диссертации, делами, в том числе выполняя хоздоговорные темы. Но мне материальные блага или столица были не нужны. Я приехал в Минск, чтобы достичь поставленной цели – защититься и вернуться, как обещал своему ныне покойному декану Николаю Егоровичу Большакову, на математический факультет ВГУ.

Корр.: Как же Вы тогда попали в Полоцкий государственный университет?

А.А. Козлов: После защиты диссертации я решил получать вторую специальность. Хотелось выбрать что-то актуальное, что, возможно, также пригодилось бы мне в дальнейшей жизни. Остановился на экономических специальностях. Показалось, что мои математические модели могут там пригодиться. Стал смотреть, где можно учиться на вечернем отделении, и оказалось, что в Институте повышения квалификации Полоцкого государственного университета есть интересная специальность – «Финансы». Это решение оказалось судьбоносным!

Учиться мне предстояло на вечернем отделении, а значит, нужно было где-то в Новополоцке жить и работать. Еще до защиты, в октябре 2008 года пришел я к Анне Владимировне Капусто, в то время заведовавшей кафедрой высшей математики, и сказал, мол, так и так, хотел бы на время учебы в ПГУ устроиться у вас преподавателем. И уже после защиты приехал в Новополоцк, встретился с Дмитрием Николаевичем Лазовским, получил койко-место в общежитии и с 1 декабря 2008 стал ассистентом кафедры. После подтверждения степени кандидата наук перешел на должность старшего преподавателя. Так и начал работать и учиться в Полоцком государственном университете.

Кафедра высшей математики

В марте 2010 года получил диплом ИПК. Примерно в то же время стал доцентом кафедры высшей математики. В мае же мне предложили на следующий год занять должность ответственного секретаря приемной комиссии ПГУ. Я согласился. В то время произошли изменения и в моей личной жизни: повстречал замечательную девушку-витеблянку, которая спустя полгода стала моей женой. Как сейчас помню, в конце декабря 2009 года вернулся с турнира юных математиков, где был членом жюри, и встретился с товарищами, которые «оплакивали» расставание нашего общего приятеля с девушкой. Так мы решили развести тоску-печаль посещением клуба. Это была судьба: там я познакомился со своей будущей женой. Мне было двадцать семь, а ей – двадцать четыре. А клуб, где мы познакомились, назывался «Для тех, кому за 30»!

А.А. Козлов с супругой Ольгой

Осенью 2010 года я возглавил приемную комиссию. Организовал выезды во все уголки Витебщины. Вместе с Дмитрием Васильевичем Щербиком и Еленой Вячеславовной Сумко мы побывали и в близлежащих районах Российской Федерации – Себеже, Невеле, Велиже. Вступительная кампания того года прошла отлично. Такого набора не было до этого ранее. Все-таки двойной выпуск школ! Если не ошибаюсь, подали заявления в университет 5 600, а поступило 4 500 человек!

Корр.: После работы в приемной комиссии Вы возглавили радиотехнический факультет, а сейчас руководите кафедрой. Административная работа – очень энергозатратна. Находите ли Вы пользу в ней лично для себя?

А.А. Козлов: На должностях ответственного секретаря, и.о. декана радиотехнического факультета, а потом и полноправного руководителя факультета (2011-2013 годы) я созревал как административный работник. Этот опыт очень помогает мне сегодня в руководстве кафедрой высшей математики, которое я принял из рук Анны Владимировны Капусто.

Через девять месяцев после того, как я стал деканом, у меня родилась дочка. Моя работа, конечно же, наложила свой отпечаток на участие в ее воспитательном процессе. Времени, чтобы много заниматься ребенком, катастрофически не хватало. Да и сейчас, когда уже на должности завкафедрой стало немного полегче, чувствую, что не могу уделять семье столько внимания, сколько мне бы этого хотелось.

Тем не менее, работа на этих должностях, несомненно, оказалась очень полезной. Я вырос как административный работник. Для человека, который связал свою жизнь с университетом, это немаловажно. Научился разговаривать с людьми и руководить ими. Во-вторых, на руководящих должностях я получил возможность глубоко разобраться в структуре вуза, познакомиться с его ведущими работниками, установить необходимые связи. Когда только стал деканом радиотехнического факультета, из знакомых мною людей, как преподавателей, так и студентов, на этом факультете были только Александр Петрович Голубев, с которым столкнулся еще тогда, когда устраивался на работу, и Сергей Ананьевич Вабищевич, на тот момент декан РТФ. Сегодня же у меня установились и поддерживаются очень хорошие и добрые отношения со всеми сотрудниками, в особенности, с заведующими кафедрами радиотехнического факультета: Сергеем Ананьевичем Вабищевичем, Владимиром Кирилловичем Железняком, Дмитрием Анатольевичем Антоновичем, деканом Юрием Геннадьевичем Грозбергом, и, несомненно, с Александром Петровичем Голубевым, который еще в пору моего деканства был моим заместителем. Работа в тандеме с ним была, как мне кажется, очень эффективной, проходила в дружественной и веселой обстановке. Я очень многому научился у своего коллеги, старшего товарища и, вообще, родного и близкого для меня человека! Отличные отношения у меня, надеюсь, и со всеми студентами РТФ.

А.А. Козлов со студентами-первокурсниками РТФ

Корр.: Совсем недавно довелось пообщаться с преподавателями Вашей кафедры по случаю 45-летнего юбилея КВН в Полоцком государственном университете. Получил очень сильный заряд энергии и оптимизма от общения с ними! Не сомневаюсь, что и Вам работать в таком коллективе легко и приятно.

А.А. Козлов: Да, конечно! На кафедре высшей математики сложился очень хороший коллектив. Несмотря на сложные 90-е годы, когда укрепление кадрового состава нашего подразделения по объективным причинам тормозилось, еще при Анне Владимировне на кафедре высшей математики сложился хороший баланс между опытными и молодыми преподавателями. У нас, на кафедре высшей математики, было и остается «опытное» звено – Николай Васильевич Цывис, Федор Филиппович Яско, Иван Борисович Сороговец, Валентина Степановна Вакульчик, Владимир Михайлович Кулага, Галина Федоровна Коршунова, Валентина Алексеевна Жак, «среднее» молодое звено - Светлана Юрьевна Башун, Ирина Павловна Кунцевич, Татьяна Ивановна Завистовска и, конечно же, еще молодые преподаватели – Оксана Валерьевна Скоромник, Татьяна Михайловна Урбанович, Анастасия Петровна Мателенок, Татьяна Алиевна Александрович и я. Пускай между тремя нашими поколениями и чувствуется определенный разрыв, но не могу не высказать слова глубокой признательности всем трем поколениям нашей кафедры!

Нельзя при этом не упомянуть и наших лаборантов – Светлану Николаевну Пугачеву и, конечно же, Марину Виллиевну Ермолаеву, всю свою трудовую жизнь отдавшую Полоцкому государственному университету. 

Благодаря всем этим людям, я вырос и как сформировавшийся преподаватель математических дисциплин, и как молодой ученый, который еще в 2011 году завоевал специальный приз «Крыніца ведаў» в номинации «Молодой ученый года» и, просто как человек. На нашей кафедре всегда была и есть просто замечательная душевная атмосфера!

«Крыніца ведаў-2011»

В Полоцком государственном университете мне пришлось впервые столкнуться с необходимостью подготовки учебно-методических комплексов. Наша кафедра была среди тех подразделений, которые шли, как говорится, «на гребне волны» – мы были пионерами в этом начинании. На тот период (2010 год) нам очень быстро удалось добиться стопроцентного обеспечения учебного процесса УМК.

На кафедре ведется подготовка молодых научных кадров – есть аспирантура по специальности «Математическая логика, алгебра и теория чисел». В прошлом году моя аспирантка окончила ее и получила диплом исследователя. У нее совсем недавно родился ребенок и, естественно, пока ей не до науки. Но у моей подопечной не угасает стремление завершить работу и защитить диссертацию. Совместно со мной она опубликовала статью в уже упомянутом мною международном журнале, входящем в БД Scopus, – «Дифференциальные уравнения», еще одна статья лежит в редакции журнала «Вестник Удмуртского университета». С мая 2016-го последний стал учитываться международным рейтингом Web of Science, а в августе прошлого года и рейтингом Scopus. Это очень серьезный уровень!

Корр.: Ваши статьи печатались в солидных зарубежных журналах. Что бы Вы посоветовали коллегам, прежде всего молодым ученым, желающим опубликоваться в издании с высоким импакт-фактором?

А.А. Козлов: На самом-то деле, у меня всего лишь четыре статьи опубликованы в действительно «крутых» журналах: все эти статьи учитываются в базе данных научного цитирования Scopus. Но, что касается советов или алгоритма действий, то тут я, действительно, могу дать несколько подсказок.

Во-первых, если вы – молодой ученый, то, прежде всего, у вас должен быть очень хороший научный руководитель, настоящий профессионал, знающий, что происходит на переднем крае мировой науки, имеющий возможность написать вместе с вами и качественно вычитать текст статьи. Первый шаг нужно делать с успешным, уже состоявшимся ученым!

Во-вторых, скажу банальность, чтобы попасть в солидный журнал, вам следует не реферат писать, а предложить что-то действительно новое, разработанное именно вами и никем иным в мире! Без очевидной новизны, перспективы развития исследования проблемы и практического результата ваша статья не вызовет никакого интереса. Текст должен быть лишен «местечковости», локальности: это должно быть не старое вино, налитое в новые «белорусские мехи», а новый уникальный интеллектуальный продукт! Недавно вместе с одним талантливым школьником мы подготовили статью и опубликовали ее в «Вестнике ПГУ». И даже в этом случае мы взяли то, что не делали до нас вообще. К слову, могу сказать, что эту статью приняли на Республиканскую конференцию школьников 2017 года, где рецензирование и отбор работ производят лучшие педагоги и ученые Беларуси с достаточно высокими научными требованиями: из присланных 170 работ по математике выбрали лишь 24.

В-третьих, если говорить, например, о математике, то для того, чтобы опубликоваться в солидном зарубежном издании, не нужно в совершенстве владеть английским. Я, например, не изучал его ни в школе, ни в университете. Достаточно читать специальную литературу на этом языке, владеть соответствующей лексикой. В Москве есть издательство «МАИК Наука/Интерпериодика», в котором переводят на хороший английский язык и публикуют лучшие русскоязычные журналы, в основном – журналы Российской академии наук, например, «Дифференциальные уравнения». В результате ты получаешь публикацию на двух языках и в двух журналах одновременно и не платишь, что немало важно, за перевод!

И последнее, в любом случае лучше посылать свои наиболее сильные статьи именно в солидные журналы! Если даже сходу ваша статья не будет принята к публикации, то в рецензии укажут на конкретные недостатки. У вас появится возможность познакомиться с мнением независимого эксперта самого высокого уровня, а затем довести статью до ума и отправить ее в другую редакцию. В конце концов, вы опубликуете свою работу, получите готовый раздел диссертации, если вы еще не защитились, и приобретете бесценный опыт! А еще, вы просто получите огромное интеллектуальное удовольствие от качественно проделанной работы.

Корр.: А что дает высокий рейтинг ученого?

А.А. Козлов: Сегодня для участия в различных проектах, конкурсах на получение грантов без него уже не обойтись! Например, для Белорусского республиканского фонда фундаментальных исследований, если вы только не подаете заявку как молодой ученый, нужно указывать, сколько у вас было опубликовано работ в журналах, включенных в базы данных научного цитирования Scopus или Web of Science за последние три года, и индекс Хирша по данным электронной библиотеки e-library. Получается, что твои финансовые перспективы во многом зависят от того, насколько активно ты публикуешься в сильных журналах и насколько высок твой индекс цитируемости.

Кроме того, об этом нужно сказать особо, действительно крутые журналы не деньги просят – 40 или 50 долларов – за право опубликоваться у них, а тебе платят авторский гонорар! В зависимости от импакт-фактора издания, это от 30 до 150 долларов за страницу! Так ученый может заработать собственным умом неплохие деньги.

А главное, этот рейтинг дает тебе вес в ученом мире! Если у тебя достаточное количество статей, тебя приглашают быть рецензентом научных работ, на конференции. Например, в декабре прошлого года как молодого ученого, кандидата наук, заведующего кафедрой, имеющего публикации хорошего уровня, меня пригласили в Новосибирск на крупную научную конференцию «Соболевские чтения». Вы представляете, какие это расходы, но организаторы взяли их на себя! Такие поездки, в свою очередь дают новые связи, новые идеи, новые проекты. Более того, от рейтинга каждого ученого по отдельности зависит рейтинг университета в целом, а значит, статус вуза, его престиж и успешность на рынке образовательных услуг.

Участники научной конференции «Соболевские чтения»

Cовсем недавно, в начале января, мною было получено письмо от редакции “Mathematical Reviews” – реферативного журнала, издаваемого с 1940 года Американским математическим обществом, в котором было высказано лестное предложение сотрудничать с ними в качестве рецензента. Пока раздумываю, стоит ли браться за это очень и очень непростое и ответственное дело.

Корр.: Вы осуществляете научное руководство на уровне аспирантуры и даже работаете со школьниками. Как Вы оцениваете состояние студенческой науки в университете?

А.А. Козлов: Студенческая наука – это очень важное направление в деятельности любого университета. Еще будучи студентом четвертого курса ВГУ, пришел к выводу, что пытливому студенту, который хочет заниматься наукой, как воздух нужна дисциплина «Основы научных исследований». В 2004 году у нас проводилась университетская профсоюзная конференция, на которой я выступил перед залом с предложением начать ее преподавание в ВГУ. На областной конференции, которая проходила на базе нашего вуза, мне довелось также выступать с докладом по этой же тематике. В ПГУ такая дисциплина давно входит в учебную программу по любой специальности. Это прекрасно!

Но есть проблема. Вот я говорю студентам: «Если вы хотите заниматься студенческой наукой, то вот вам задачка для школьника! Если думаете о продолжении изучения математики, вот вам задача посерьезнее». У меня есть талантливый магистрант Алексей Бурак, который выиграл и студенческий грант, и грант Белорусского фонда фундаментальных исследований. Он, думаю, чаще участвовал в научных, финансируемых госбюджетных проектах, чем большинство молодых преподавателей нашего университета! Это об Алексее стоило бы написать, а не обо мне! Он работает со мной с первого курса и сейчас уже отчетливо понимает, чем и для чего занимается. Чтобы ставить и решать серьезные задачи в математической науке (да и не только в математике!), нужен соответствующий уровень, а у нас математика заканчивается на втором курсе. Это, по большому счету, знания крутого ученика одиннадцатого класса московской специализированной школы. Для занятий нашей наукой требуются знания на уровне, как минимум, студента третьего курса факультета прикладной математики или механико-математического БГУ, где и объем преподавания математических дисциплин больше, и сами преподаватели сильнее. Если уж нам всерьез пытаться достичь успеха в студенческой науке, то научным руководителям нужно выкладываться по полной программе! Все-таки даже старшекурсникам достичь уровня настоящей науки крайне сложно. Даже тот же Алексей Бурак вышел на него, уже только будучи магистрантом.

Мне кажется, что как бы успешно не работали в университете магистратура и аспирантура, чтобы не деградировать, нам нужен приток свежей крови! Возьмем, например, ПГУ и МГУ им. М.В. Ломоносова. В чем они схожи и различны? Вплоть до последнего времени, где-то до 2008-2010 года, москвичи проводили такую политику: большинство лучших выпускников университета становились аспирантами и оставались работать в своей альма-матер. В чем была выгода? В условиях существования множества научных школ, бывшие студенты, а затем аспиранты уже знали базовый материал, могли его обобщить и развить. Это было залогом сохранения научных школ и даже появления новых. Но сейчас и в МГУ поняли, что в современных условиях нужно стремиться к большему, и пытаются активно привлекать лучшие научные кадры извне, не ограничиваясь даже пределами России.

Что мы видим в ПГУ сегодня? Если зацикливаться в своей кадровой политике на наших выпускниках, мы будет неумолимо «консервироваться» и вырождаться. Да, мы – не МГУ им. М.В. Ломоносова, и на нынешнем этапе развития у ПГУ нет таких ресурсов, как прежде, когда можно было приглашать в Новополоцк десятки ученых с громкими именами, таких, например, как Владимир Алексеевич Груздев или Владимир Кириллович Железняк. Поэтому, объявленный руководством университета курс на привлечение молодых специалистов, выпускников других университетов страны, считаю абсолютно правильным! Это может сильно поспособствовать обновлению научной жизни в университете.

Корр.: Александр Александрович, давайте оставим в стороне глобальные вопросы и поговорим о более приземленных вещах. Как Вы проводите свободное время или, если испытываете острый недостаток в нем, как бы Вы хотели им распорядиться?

А.А. Козлов: Люблю играть в компьютерные игры. Моя голубая мечта – взять приставку Play Station IV и от души наиграться в компьютерные игры! Мои любимые «студенческие игрушки» – Call of Duty и Heroes III. В последний раз мне довелось сыграть в Mortal Kombat 2013. А помню, играл еще в ее первую версию 1997 года! В детстве у меня был «компьютер» на 48 килобайт, потом компьютерные приставки Dandy и Sega.

Люблю посмотреть хорошее кино. В этом я, в принципе, «всеяден». Конечно же, просматриваю новинки, чтобы можно было на равных пообщаться со студентами на актуальные темы, а кроме того, используя киноматериал, попытаться донести до них какие-то важные для учебно-воспитательного процесса идеи. Кино может оказать огромную пользу в этом. Поэтому всегда советую студентам посмотреть «Общество мертвых поэтов» с Робином Уильямсом в главной роли, чтобы разобраться, в чем же смысл их студенческой жизни, да и жизни вообще.

Университетский фестиваль спорта и творчества «Зимние каникулы»

Корр.: Вы не раз упоминали о Вашем интересе к музыке. Каковы Ваши музыкальные пристрастия?

А.А. Козлов: Я и в этом довольно разносторонний человек. Со времен школьной молодости, когда я носил длинные волосы, любил очень «тяжелую» музыку – группы Pantera, Samael, Cannibal Corps, Коррозия Металла, стиль – Death, Black. Хороший список, правда? Потом я перешел на более спокойный рок, на питерские команды, например, «Чиж и К», а также «ДДТ», «Чайф», «Крематорий». В последние лет десять все больше слушаю «Любэ» и Трофима, Михаила Круга. Люблю исполнять их песни под гитару.

Корр.: А как вы проводите время с семьей, когда Вас «отрывают» от любимой работы?

А.А. Козлов: Как я уже говорил, у меня жена и четырехлетняя дочь Алиса. Когда у меня появляется свободное время, люблю рисовать с дочкой, петь песенки. Летом активно учили буквы. На вопрос, занимаюсь ли с ней математикой, отвечаю: «Интеграл пока не берет!»

Жена работает в СШ № 14 города Новополоцка – она педагог дополнительного образования. У Ольги – золотые руки! И самостоятельно, и со своими учениками она успешно принимает участие во всевозможных творческих конкурсах – получает дипломы, грамоты. Это творческий человек, талант которого проявляется во всем, за что бы она не взялась! Ольга не только замечательные творческие работы может изготовить, но и в парикмахерском деле сильна, и в маникюре, и в шитье. А в 2011 году она и сценарий для победного выступления радиотехнического факультета на фестивале первокурсников «Дебют» написала!

Корр.: Ранее Вы упоминали, что занимаетесь докторской диссертацией. Над чем Вы сейчас работаете?

А.А. Козлов: В 2003 году, как я уже говорил, Евгением Константиновичем Макаровым, будущим руководителем, передо мной была поставлена задача. Год назад он сказал, что пора писать докторскую диссертацию. Я спросил его совета по тематике. По его мнению, мне нужно продолжить заниматься проблемой, над которой я работал все эти годы: «Решишь эту проблему, и будет тебе диссертация!» Евгений Константинович требует, чтобы все – порядка десяти – или подавляющее большинство статей, были опубликованы в серьезных научных журналах. Главным ориентиром для нас в этом направлении является “Differential Equations”. Не так давно в том же Новосибирске я познакомился с одним академиком из Азербайджана, и он попросил меня написать статью для их журнала. Но пока груз текущих дел на кафедре не позволяет мне по-настоящему сконцентрироваться на выполнении этой очень сложой работы. Постоянно нужно писать отчеты, я веду одну госпрограмму и являюсь соисполнителем проекта по БРФФИ. Сейчас у меня лежат «в столе» пять статей, а довести их до ума нет времени.

Корр.: В конце прошлого года Вам как талантливому молодому ученому была назначена стипендия Президента Республики Беларусь на 2017 год. Насколько она важна для Вас и способна ли она стимулировать развитие белорусской науки?

А.А. Козлов: Для меня это уже вторая Президентская стипендия. И оба раза я получал ее за работу по одной и той же тематике. Более того, в списке президентских стипендиатов-аспирантов за этот год я обнаружил еще одного представителя Отдела дифференциальных уравнений Института математики. Мы с этим парнем работаем в смежных областях. В этом огромная заслуга всей научной школы, к которой мы принадлежим! Я считаю себя «внуком» академика Николая Алексеевича Изобова. Когда я пришел в Институт математики, он возглавлял наш отдел. Сейчас Николай Алексеевич – главный научный сотрудник, а заведующим отделом стал Евгений Константинович Макаров. Хочу отметить, интересное совпадение. Н.А. Изобов родом с Витебщины и даже из Лиозненского района, где появилась на свет моя мама. Более того, в деревне Николая Алексеевича – в Красынях, родился мой тесть!

Возвращаясь к Президентской стипендии, хочу сказать: хорошо, что такая стипендия есть! Это дополнительный стимул для молодых талантов заниматься наукой, которая, к сожалению, пока не приносит у нас в стране такого уровня материального удовлетворения, какого заслуживает. Научная сфера ощущает постоянный отток талантливой молодежи, которая зачастую выбирает не долгий многотрудный путь поиска истины, а сиюминутное укрепление личного благосостояния. Да, 350 деноминированных белорусских рублей, это размер Президентской стипендии для молодых ученых, могут показаться совсем небольшой суммой, но она не облагается налогами и в любом случае может стать хорошим подспорьем в формировании семейного бюджета. Кроме того, эта награда является поощрением и, надеюсь, справедливым вознаграждением за вложенные труд, здоровье и время. Стипендия – это еще и престиж как для тебя лично, так и для организации, где ты работаешь.

Корр.: Александр Александрович, что бы Вы пожелали нашему университету?

А.А. Козлов: Мое главное пожелание – быть и оставаться настоящим университетом классического типа! Я, считаю, что Полоцкая земля заслуживает этого! Во-первых, в стремлении достичь каких-то важных краткосрочных результатов, всем нам важно не забывать о стратегических целях университета. В этом деле, как и в фундаментальных научных исследованиях, получение быстрых дивидендов невозможно. Нужно думать, терпеть и упорно работать! Во-вторых, следует активно развивать научно-техническую базу для обеспечения научных исследований и образовательного процесса. Имея хорошо оборудованные лаборатории, университет будет привлекателен не только для лучших абитуриентов региона и страны, но и для состоявшихся, и для перспективных молодых ученых, которые увидят в ПГУ среду, благоприятную для реализации своего научно-педагогического потенциала. И самое важное, нужно укреплять профессорско-преподавательский состав университета, о чем я говорил выше. Будут тогда у Полоцкого государственного университета и новые научные школы, и новые научные направления, и славный 100-летний юбилей!

Беседовал Владимир Филипенко