Полоцкий государственный университет

Полоцкий
государственный
университет

На протяжении своей шестнадцатилетней истории спортивно-педагогический факультет Полоцкого государственного университета переживал переименование, переезды, изменения внутренней структуры и набора предлагаемых специальностей. Но все эти годы постоянными на СПФ оставались дружеская атмосфера и дух творческого поиска. Огромная заслуга в этой позитивной стабильности принадлежит новому герою нашего традиционного интервью – бессменному декану факультета, кандидату педагогических наук, доценту Валерию Николаевичу Лухверчику.

 Валерий Николаевич Лухверчик

Корр.: Валерий Николаевич, расскажите, пожалуйста, о Ваших родителях, семье.

В.Н. Лухверчик: Моя мама родилась на Минщине – в деревне Перевоз Березинского района, отец – из деревни Шестиснопы Червенского района. Встретились они в замечательном поселке Смиловичи, где мама училась в сельскохозяйственном техникуме. Разница в возрасте между ними достаточно велика – девять лет. Отец прошел войну: начинал в партизанском отряде, потом воевал в регулярной армии.

Родители

Семьи родителей были похожи. Воспитывали их рано овдовевшие мамы, мои бабушки. Но воспитывали очень хорошо! Оба маминых брата получили высшее образование. В то время это было большой редкостью! Дядя Василий имел даже два диплома, в том числе МГИМО, Московского государственного института международных отношений! Папина сестра после педагогического института проработала в сельской школе до семидесяти шести лет! Мама успела окончить два средних специальных учебных заведения – как агроном и бухгалтер – и проработала в соседнем колхозе практически всю свою трудовую жизнь. На высшее образование уже не хватило сил и возможностей – нужно было кормить и воспитывать троих детей. Отец после службы в армии окончил училище, три курса проучился в Белорусском политехническом институте. Преподавал в среднем специальном профессионально-техническом училище, работал механиком по электрооборудованию и заведующим гаражами.

Детство

У меня два брата. Средний пошел по стопам родителей. Сначала окончил техникум как агроном, затем получил высшее экономическое образование и двенадцать лет проработал председателем колхоза. Младший брат тоже в чем-то продолжил семейную традицию и получил высшее образование как учитель начальных классов.

С братьями Александром и Владимиром, 2-ая пол. 1970-х гг.

Корр.: Ваше детство прошло в Смиловичах?

В.Н. Лухверчик: Да. Смиловичи – местечко с богатыми еврейскими традициями. Вторая мировая не пощадила евреев, но и в послевоенные десятилетия родной поселок сохранил свой многонациональный характер. У нас жило немало евреев, татар, поляков. А еще, Смиловичи – это родина Хаима Сутина, самого коммерчески успешного белорусского художника. В 2013 году на аукционе Christie’s его картина «Маленький кондитер» была продана за 18 миллионов долларов! Даже в далекие советские времена местные жители помнили о Сутине, рассказывали, что он происходил из очень бедной многодетной семьи. Но о нем как о художнике мирового уровня никто особо и не знал. Картины Сутина, изображающие говяжьи туши, пользовались бешеным успехом у американских толстосумов. Его высоко ценили не только коллекционеры, но и коллеги. В оккупированном Париже в последний путь Сутина провожал один человек. Но какой! Пабло Пикассо! В последние годы у нас даже предпринимаются попытки создать музей художника.

А детство мое было обычным. Окончил школу в Смиловичах. Школа у нас была большая! На параллели было четыре класса, а в моем училось 42 человека! О Сутине в Смиловичах помнили, но в те годы у нас, как и во всей стране, были другие кумиры. Несмотря на близость столицы – до Минска только двадцать километров, в нашей местности действовало мощное партизанское движение. Естественно, что в школе эти традиции чтили. Воспитывались мы в традициях советского патриотизма: как и все, участвовали в военно-спортивной игре «Зарница» и различных военно-патриотических мероприятиях.

Школьные годы

Корр.: Где Вы планировали продолжить обучение по окончании средней школы?

В.Н. Лухверчик: Из моего класса только человек шесть получили высшее образование. Это были те ребята, которые готовились к поступлению практически на протяжении всего времени обучения: посещали дополнительные занятия, факультативы, углубленное изучение ряда предметов.

Я окончил школу с шестью четверками. Математику, химию, физику я знал на отлично, участвовал в олимпиадах. Но попытки привлечь меня к углубленному изучению этих предметов закончились безрезультатно. Я ощущал себя гуманитарием. Очень любил чтение. Как и сегодня, быстро поглощал книги. Меня особенно интересовала приключенческая литература. Увлекался резьбой по дереву, фотографией. Но большее удовольствие доставляла музыка: окончил музыкальную школу по классу баяна, пел в хоре, выступал, и достаточно удачно, сольно. Кроме того, участвовал в драматическом кружке. Проблема выбора дальнейшего образовательного пути передо мной не стояла. Своей главной целью я считал поступление на музыкально-педагогический факультет!

Корр.: Это был не совсем обычный выбор для того времени. Как Вы видели свое будущее?

В.Н. Лухверчик: Да, в те времена доля черной металлургии в валовом внутреннем продукте являлась определяющей характеристикой экономического развития страны, а инженерное образование котировалось очень высоко. Но параллельно с этим во всех структурах процветала культурная жизнь, музыкальное сопровождение, спортивно-массовая работа. За примерами и ходить далеко не надо! Старожилы нашего университета вспоминают о том, как все это было развито в среде преподавателей и сотрудников Новополоцкого политехнического института. Был, например, большой хор. Сам я этого уже, к сожалению, не застал.

Музыка (причем, живая музыка!) звучала в те годы везде. А меня она, как пение, так и исполнение, просто завораживали! Прекрасно помню момент первого нажатия кнопки баяна и первого осознанно услышанного звука. Сначала меня тянуло в музыку как исполнителя. Хотелось исполнять музыку так, чтобы где-то выступать. Пришло время, когда уже было разрешено создавать вокально-инструментальные ансамбли. Это было очень модно! Мечтал всему этому научиться. Мой младший брат, кстати, тоже получил музыкальное образование по классу струнных инструментов и потом долгое время играл в оркестре.

Корр.: В каком вузе Вы учились?

В.Н. Лухверчик: Я поступил на музыкально-педагогический факультет Минского государственного педагогического института имени Максима Горького. Это был 1974 год. С этим вузом связана и вся моя музыкальная подготовка, и дальнейшая учеба.

 

Учеба в Минском государственном педагогическом институте имени Максима Горького

Учились мы тогда более ответственно, чем нынешняя молодежь. Но и у меня была одна тройка и одна двойка. Мне это стало смешно, потому что нонсенс. Я всю жизнь был старостой – и в школе, и в институте. Не мог пропустить занятия, потому что нужно было каждый день брать журнал в деканате и постоянно отчитываться за посещаемость. А тут двойка! Но в целом, обучение давалось мне легко.

На музыкально-педагогическом факультете МГПУ имени Максима Горького

Постепенно появилось видение каких-то профессиональных перспектив. Параллельно с нами учились ребята, которые организовывали ансамбль «Верасы», стали в мире искусства достаточно известными людьми. Принимал участие в занятиях хоровой и оркестровой музыкой. Мне, например, сейчас тяжело перейти с академического вокала на обыкновенный. До того уровня я не дотянул, а назад вернуться к обычной манере уже не могу. Постепенно начинал понимать, что для успеха в этой профессии нужны не только какие-то внешние характеристики, но еще и талант, колоссальный труд! Нужно было приносить себя в жертву музыке и фактически больше ничем не заниматься. А я и в спорте себя пробовал. Получил первый разряд по лыжным гонкам, играл в волейбол. Но меня мои преподаватели сразу предупредили: «Если хочешь заниматься музыкой, береги руки!» Кроме того, из-за проблем со зрением мне нужно было играть в очках и от занятий волейболом тоже пришлось отказаться.

Участие в занятиях хоровой музыкой

В институте я уже понимал, что удержаться на уровне и выйти на профессиональную сцену мне будет очень сложно. Меня больше стала привлекать философия, психология, педагогика, в том числе и музыкальная педагогика. Были и первые пробы, еще неясные, писать что-то. Участвовал в научно-исследовательской работе. Меня интересовала проблема образных представлений детей в процессе восприятия музыки. Я доказывал, что для детей первоначально важно выстроить образ, вокруг которого и строится понимание музыки. Дважды принимал участие в конкурсах студенческих научных работ, получал категории. Полученные за это премии, конечно же, были несопоставимы с нынешними! Помню, она вдвое превышала размер стипендии, которую я получал. По этой же теме – «Проблема восприятия музыки детьми младшего школьного возраста» – я писал дипломную работу. Мне предложили по окончании института пойти в аспирантуру, но я отказался.

Участие в занятиях оркестровой музыкой

На выступлении

В те годы мне довелось много путешествовать. Был и в Прибалтике, и в Закарпатье, и в Молдавии, естественно, в Москве и Ленинграде. Даже за границей удалось побывать – в Польше, Чехословакии, ГДР. Не стоит забывать и о концертной деятельности! Мы объездили практически всю республику, выступали в ряде крупных городов Советского Союза.

Корр.: Почему Вы решили отказаться от возможности продолжить обучение в аспирантуре?

В.Н. Лухверчик: На то время в аспирантуру шли единицы, и поступившее мне предложение было очень лестным, а я просто устал! Я понимаю наших студентов, которые зачастую отказываются идти в магистратуру. После получения диплома кажется, что ты уже готов проявить себя в реальной работе… Начать зарабатывать, наконец!

Корр.: Так Вы оказались в Полоцке.

В.Н. Лухверчик: Да. Но моя судьба, наверное, могла сложиться бы иначе. Мне как выпускнику предложили пост директора радошковичской общеобразовательной школы с музыкальным уклоном. Кроме опыта старосты за плечами у меня была руководящая работа в сельхоз- и стройотрядах (мы каждый год ездили куда-то), к делу я всегда подходил со всей ответственностью. Так, наверное, на меня обратили внимание.

Я, было, согласился, и в процессе утверждения моей кандидатуры прошел весь каскад инстанций вплоть до министерства. Но встретил одного знающего человека, который сказал мне: «Куда ты лезешь без опыта?!» Приняв во внимание всю доступную мне информацию о возможном месте трудоустройства, я отказался, сказав, что еще не созрел для этой ответственной должности.

В конечном итоге пришел час распределения. К нам приехал директор Полоцкого педагогического училища Петр Куприянович Пацей, очень авторитетный человек, которого и в Минске очень хорошо знали. По-моему, он даже был комиссаром в бригаде П.М. Машерова, лично знал его.

В это время продолжало формироваться музыкально-педагогическое отделение Полоцкого педучилища, и Петр Куприянович подбирал себе кадры. Я на распределении шел первым, поэтому имел широкий выбор вариантов трудоустройства. В то время меня привлекали места, где бы можно было кроме всего прочего насладиться природой. Так у меня возник вариант с Лоевом – районным центром в Гомельской области. На предварительном распределении я изъявил желание распределиться именно туда. Но мой сосед по комнате по каким-то соображениям стал просить меня уступить ему это место.

Стал присматриваться к Полоцку. Знал о городе я тогда очень мало. Оказалось, что сюда летают самолеты, хорошее железнодорожное сообщение со столицей, есть большая хорошая река. Мне рассказали, что в Полоцке и близлежащем Новополоцке бурно развивается промышленность. Так я сделал выбор в пользу Полоцка, куда уже в предыдущие два года отправились и многие знакомые выпускники нашего музыкально-педагогического факультета.

Корр.: Как Вы устроились на новом месте?

В.Н. Лухверчик: Прекрасно помню свой первый день в Полоцке. Нашел съемную квартиру, в которой потом прожил следующие шесть лет. В полоцкое педучилище меня взяли преподавателем инструмента по классу баяна. Поскольку у меня было удостоверение руководителя народного хора, и на новом месте у меня продолжилась активная концертная жизнь. Я занимался не только хором, но и оркестром. В то время были очень популярны дни культуры – обмен коллективами из разных районов Витебщины. Часто бывали в Минске. Выступали на фестивалях за пределами республики – в Вильнюсе и Риге. Параллельно работал в нескольких местах. Был руководителем коллектива в Заозерье, в деревне Карпеки, на хлебозаводе. Набирался опыта, появлялась уверенность в собственных силах.

Продолжал заниматься самообразованием. В те годы, когда вокруг Полоцка были расположены крупные военные части, в Доме офицеров бурлила культурная жизнь. В город приезжали с публичными лекциями знаменитые советские педагоги – Виктор Шаталов, Шалва Амонашвили, Евгений Ильин и другие. Некоторые бывали тут дважды. Их встречи неизменно собирали огромную аудиторию. Причем, приходили не только местные педагоги, но и родители. Это было неудивительно! В то время учитель имел куда более высокий общественный статус, чем сегодня. Передовые педагогические идеи популяризировались с телеэкрана и в прессе. Мне было очень интересно открывать для себя новое в педагогике и в рамках своих дисциплин пытаться оценить на практике новые идеи и подходы.

В роли деда Мороза

Корр.: У Вас не было желания продолжить заниматься научно-исследовательской работой?

В.Н. Лухверчик: А как же! Сначала я попытался связать свою исследовательскую работу с музыкальным образованием. Была в Москве такая Ольга Александровна Апраксина, которая занималась изучением проблем музыкального образования в школе. Я вел с ней переписку, делал попытки что-то писать. Первые мои работы, помню, носили довольно описательный характер. Ольга Александровна помогала мне придавать им научно-аналитическое звучание.

Но я всегда интересовался историей, и в Полоцке это увлечение обрело благодатную почву. Да, в те годы состояние исторических памятников города просто удручало! В полуразваленном состоянии находился наш Полоцкий коллегиум. Мне показывали место, куда упала в годы войны авиабомба. В запустении пребывал Спасо-Евфросиниевский монастырь. Там мне не раз приходилось бывать по линии городской комсомольской организации. Помню, ходили туда дежурить на Пасху. Спасо-Преображенская церковь не могла вместить много народу, и мы следили там за порядком. Говорили: «Ты же неверующий! Зачем туда идешь! Вот здесь постой!» Как говорится, «фильтровали» с точки зрения безопасности. Наверное, это было правильно.

Ко мне постепенно пришло понимание того исторического богатства, которым обладает Полоцк. Способствовало этому и богатое прошлое Полоцкого педагогического училища, которое не прекращало свое существование со дня своего основания в 1872 году. Даже во время Великой Отечественной войны оно продолжало свою работу в эвакуации. Менялись его название и статус, но профиль оставался неизменным – подготовка педагогических кадров.

В училище оказался неплохой по тем временам музей. П.К. Пацей, хоть и математик, был очень заинтересован в его развитии. Я начал работать в архивах, где находил множество интересных документов. Например, во время первой Русской революции 1905-1907 годов за участие в демонстрации все учащиеся педагогической семинарии были отчислены, но уже на следующий день восстановлены. Акция устрашения продлилась лишь сутки! Я попытался обобщить все эти наработки. «Народная асвета» меня охотно публиковала – так набралось порядка шести-семи статей. Потом журнал сделал уклон на публикацию методических разработок и наше сотрудничество прекратилось.

Корр.: Так Вы, наверное, и пришли к необходимости учебы в аспирантуре?

В.Н. Лухверчик: Да. В попытках придать моей научно-исследовательской работе более целенаправленный характер, я задумался об аспирантуре. Изучая возможность поступления, понял, что попасть туда «самовыдвиженцем» – за мной ведь никто не стоял – будет очень непросто. Училищу научные кадры были попросту не нужны.

Я остановился на понимании того, что мне очень интересно изучать историю среднего специального педагогического образования в Беларуси. В то время были отдельные публикации на эту тему, но до выработки общей картины было еще очень далеко. Когда стал работать с архивными материалами Полоцкого педагогического училища, пришел к тому выводу, что серьезно заниматься этой темой можно только обучаясь в очной аспирантуре. Откладывать решение этого вопроса было уже нельзя: в то время поступление на стационар для лиц старше 35 лет могло проходить только по спецразрешению Министерства образования. Я собрал все свои публикации и наработки и поехал в Минский педагогический институт имени А.М. Горького.

Хорошо, что на любой кафедре всегда есть люди, которые готовы выслушать и рады помочь. Я познакомился с Кларой Всеволодовной Гавриловец, профессором, доктором педагогических наук. Тогда она исполняла обязанности заведующего кафедрой педагогики. Клара Всеволодовна меня внимательно выслушала, посмотрела на мой послужной список и тематику публикаций. Нужно было решить, кто бы мог стать моим руководителем. Сама Клара Всеволодовна занималась проблемами нравственного воспитания и работать со мной не могла. Но она посоветовала мне обратиться к доктору исторических наук Михаилу Осиповичу Бичу. Я поехал в Академию наук, мы с Михаилом Осиповичем с удовольствием пообщались. Он поначалу дал согласие стать моим научным руководителем, но потом понял, что может подвести меня: я хотел получить степень кандидата педагогических наук, а с ним мог стать только кандидатом исторических наук. В любом случае мне был бы нужен еще один руководитель – из «мира педагогики».

Потом я столкнулся с Евфросинией (в советское время ее называли Антониной) Георгиевной Андреевой, супругой известного историка Леонида Михайловича Лыча. Шел 1991 год. Тогда были очень популярны идеи белорусского национального возрождения, и она, чистокровная русская, выучила белорусский язык, писала на нем и вела занятия. Е.Г. Андреева хотела направить мой интерес на изучение педагогической деятельности Симеона Полоцкого, но меня эта тема не очень вдохновляла.

Корр.: На какой теме Вы в итоге остановились?

В.Н. Лухверчик: В конце концов, мы согласовали с Евфросинией Георгиевной тему моей диссертации – «Становление и развитие среднего педагогического образования в дореволюционной Беларуси (вторая половина XIX – начало ХХ в.)». Я изучил фонды белорусских архивов, тридцать три дня проработал в Вильнюсе. До Москвы, к сожалению, так и не добрался. Проблематика, которой я занимался, захватила меня. Узнал очень много любопытных фактов. Например, до Октябрьской революции в Российской империи существовало тридцать шесть типов начальной школы, в том числе двадцать восемь из них действовали на территории Беларуси!

К концу аспирантской практики диссертация была уже практически готова и, несмотря на некоторые бюрократические нестыковки, в течение последующих двух лет я защитился. Были ко мне вопросы, конечно! Моя работа основывалась на первоисточниках, то есть была написана на стыке педагогики и истории. Поэтому некоторые специалисты-педагоги глядя на моих пятьсот архивных ссылок недоуменно спрашивали: «А как мы проверим правильность написанного?!» Тогда на мою защиту встал доктор педагогических наук Константин Антонович Кулинкович, который занимался историей физического воспитания: «Вы что упрекаете человека за то, что он не на вашу писанину ссылается, а на архивные документы?!» Дело в том, что педагогика как наука в советское время часто занималась чем-то связанным с пионерским и комсомольским движением, а не такими древними историческими периодами, как ХIX – начало ХХ века, почти не интересовалась.

Корр.: Вы учились на стационаре и подлежали распределению. Куда Вас направили по окончании аспирантуры?

В.Н. Лухверчик: Это был отнюдь не праздный вопрос! Шел непростой 1994 год. Действительно: куда было идти? Директор педучилища Геннадий Петрович Найденок сказал, что специалисты такого уровня им не нужны. И правда, зачем им был нужен без пяти минут кандидат наук? Но я все-таки был распределен в училище и проработал там около двух месяцев.

В это же время на базе Полоцкой школы № 7 была открыта национальная гимназия с белорусским языком преподавания. Поскольку это была новая образовательная структура, вводилась должность заместителя директора по науке, и Тамара Петрована Гореликова, замечательный авторитетный человек в области образования и опытный руководитель, предложила эту должность мне. В связи с моим шатким положением в педучилище я согласился и добился своего перевода в гимназию Полоцким отделом образования. В гимназии нужно было не просто знать беларускую мову, но еще и преподавать на ней – это была действительно попытка создания национального учебного заведения.

Тамара Юлиановна Пряникова, Тамара Петровна Гореликова и Валерий Николаевич Лухверчик

Хотя я оканчивал «русскую школу», но никогда не стыдился белорусского языка и неплохо знал его. Помню еще в педучилище мне нужно было вести какой-то вечер по-белорусски. Мероприятие прошло замечательно. По его окончании к нам подошла корреспондентка из Минска и сказала фразу, которая убила меня наповал: «Адкуль вы ведаеце беларускую мову? Гэта ж мова эліты!» Я остолбенел и ответил: «Лічыце нас таксама элітай!»

Корр.: Когда Вы перешли в Полоцкий государственный университет?

В.Н. Лухверчик: Я выжидал, пока подойдет срок моей защиты, а потом пришел на собеседования к заведующему кафедрой философии Григорию Давыдовичу Грудницкому. Он к тому времени уже знал о моих наработках. Григорий Давыдович предложил перейти к нему на кафедру, которая тогда собирала преподавателей различных социально-гуманитарных дисциплин. Так, немного погодя, я перешел из гимназии, где проработал два года, в ПГУ.

Начал работу в Полоцком государственном университете с 1 сентября 1996 года. Как раз шло формирование историко-филологического факультета и его отдельного блока, связанного с педагогикой и психологией. Предполагалось, что в вузе начнется интенсивное развитие педагогических специальностей. Сначала была кафедра белорусского языка Виктора Дмитриевича Метлы, а мы составляли в ней секцию педагогики. В 1997 году защитилась Ангелина Викторовна Конышева и вокруг нее постепенно начала образовываться отдельная кафедра педагогики. Костяк коллектива у нас уже был.

Как раз примерно в это же время подошел срок и моей защиты. Все прошло без особых проблем. Леонид Михайлович Лыч предложил мне тематику докторской диссертации – об общественно-педагогическом движении. Я уже имел кое-какие наработки, но у меня была семья – появились новые заботы. Нужно было кормить семью – времена были не простые, сегодняшних возможностей сети Интернет мы еще использовать не могли, а разъезды требовали и средств, и времени, и сил.

Корр.: Какое впечатление на Вас производил наш университет?

В.Н. Лухверчик: Поначалу было довольно сложно составить цельное впечатление о ПГУ. Новостью для меня, пожалуй, было то, что я оказался в преимущественно мужском коллективе. После учебы в пединституте, работы в педучилище и гимназии это было очень необычно. Активно участвовал в жизни историко-филологического факультета, который в те годы продолжал активно формироваться. Я же пришел из гимназии, где существовала кабинетная система. Поэтому много работал над созданием похожей факультетской базы, над формированием книжного фонда по педагогике. Вливался в научную работу большого коллектива: приходилось не просто участвовать в конференциях – я уже имел большой опыт как аспирант, но и вести организационную работу в этом направлении. Поездки, общение, новые связи – все было очень интересно!

Корр.: Кого бы Вы хотели вспомнить как людей, которые сыграли значительную роль в формировании историко-филологического факультета?

В.Н. Лухверчик: Я появился здесь как преподаватель почти в сорок лет, был состоявшимся специалистом с достаточно большим педагогическим багажом. Поэтому не искал себе кумиров и трезво смотрел на окружавших меня коллег. На факультете работали очень разные и по характеру, и по темпераменту, и по подготовке преподаватели. Были и случайные люди, которые надолго у нас не задерживались. Иногда в такой среде появлялись различные трудности.

Как образец целеустремленности в работе меня всегда поражала и поражает до сих пор Мария Дмитриевна Путрова. Это невероятно глубокий человек, а тематика, над которой она работает, очень оригинальна и интересна. Когда вместо заявленных десяти минут она выступает все сорок пять, я продолжаю слушать ее с огромным удовольствием! И сам, по-моему, четыре раза принимал участие в конференциях по гендеру, которые Мария Дмитриевна регулярно проводит у нас в университете. Мне всегда было очень приятно общаться с Григорием Давыдовичем Грудницким – по его направленности работы, по глубине его мысли и охвату философских проблем, по цельности в отстаивании принципов, и, в частности, всего белорусского. Отдельно за человеческие качества хочется выделить Виктора Дмитриевича Метлу. Это умнейший человек, прекрасный организатор!

Корр.: Сегодня, наверное, немногие в университете помнят о еще одной странице Вашей трудовой биографии – работе на должности декана по работе с иностранными студентами. Это был интересный опыт?

В.Н. Лухверчик: Я, возможно, не застал время пика притока иностранных студентов в наш вуз, но в конце прошлого столетия в ПГУ обучалось порядка полсотни ребят из-за рубежа – из Сирии и Ливана, центральноафриканских государств. Деканат по работе с иностранными студентами состоял из декана, им тогда был Валерий Викторович Баранов, и методиста, Ольги Петровны Спасибенок. Это были тяжелые времена, когда постепенно терялись связи, накопленные в годы существования СССР. После распада Союза нужно было заново завязывать отношения уже в рамках суверенной Республики Беларусь. Этот процесс, естественно, тормозился различными дипломатическими и бюрократическими факторами. А ведь у нас в университете еще существовала очень хорошая школа языковой подготовки иностранных студентов. Подготовительное отделение имело прекрасное методическое обеспечение и, самое важное, квалифицированных педагогов, прошедших специальную подготовку в качестве преподавателей русского языка как иностранного.

В 1999 году, к сожалению, В.В. Баранов умирает, и вакантную должность декана, правда, не в качестве освобожденного от иных обязанностей, а по совместительству, предложили занять мне. Я решил рискнуть! Я имел педагогическое образование, довольно большой опыт работы. Было очень интересно попробовать себя на этом поприще.

Помню, мы испытывали трудности, которые сегодня, когда деканат по работе с иностранными студентами размещается в шикарных условиях, могут показаться не реальными. Некоторое время у нас фактически не было своего угла, помещения, где можно было бы собраться и что-то обсудить, не говоря уже о том, чтобы принять гостей. Сначала у нас были стол и стул в одном из кабинетов на строительном факультете, приютившем деканат. Пришел к Эрнсту Михайловичу Бабенко и говорю, мол, я простой человек, но за державу обидно… Как раз приехала делегация из Ливии, а принять людей негде. Ректор отреагировал на нашу просьбу положительно, и мы получили отдельное помещение.

Мы проводили мероприятия с иностранными студентами, устраивали встречи и праздники. Например, ребята знакомили своих коллег со своей национальной кухней и традиционным фольклором. Конечно, это был не тот масштаб мероприятий, какой сегодня мы можем наблюдать по случаю Дню Нейтралитета Туркменистана. Мы собирались в комнатах отдыха общежития, но тоже было очень интересно.

И Эрнст Михайлович, и Леонид Степанович Турищев, первый проректор, были заинтересованы в увеличении контингента иностранных студентов в Полоцком государственном университете. Мы ездили в другие вузы Беларуси, изучали их опыт, принимали участие в конференциях и семинарах, посвященных этой проблематике. Как и сейчас, много иностранцев тогда обучалось в медицинских вузах. Запомнилось, что во времена, когда у нас финансов было еще маловато, в столичном медицинском университете на заработанные средства активно велось строительство или ремонт с использованием самых современных материалов и технологий. Зарабатывали обучением иностранных студентов! В свое время мы за эту возможность не ухватились – уже появилась прекрасная возможность успешно решать финансовые вопросы вуза за счет платного обучения белорусских студентов. Возможно, сегодняшние трудности в привлечении иностранных граждан и пока еще достаточно скромное их количество в ПГУ – результат той нашей недальновидности. Проработал я на этой должности до 2001 года.

Корр.: Именно тогда активизируется работа по созданию спортивно-педагогического факультета?

В.Н. Лухверчик: Да! Но процесс этот начался несколько раньше. В 1997 году в университете зародилась идея открыть педагогическую специальность технической или технологической направленности, то есть «Трудовое обучение». Школы области, да и не только области, испытывали дефицит квалифицированных педагогических кадров такого профиля. Кроме того, в Новополоцке были сильные спортивные школы – воднолыжники, легкоатлеты и тяжелоатлеты, представители спортивных единоборств, хоккеисты. Возникла проблема организации дальнейшего образования выпускников спортивных школ. В получении высшего образования были заинтересованы и наши атлеты мирового класса.

Так на базе машиностроительного факультета появилась специальность «Трудовое обучение», в рамках которой была специализация «Физическое воспитание». ПГУ обладал для этого и подготовленными кадрами, и техническими возможностями. Как ни странно, первые наборы практически стопроцентно составляли хорошо подготовленные спортсмены – такие, например, как наша известная метательница молота Людмила Губкина.

Постепенно университет шел к созданию отдельного факультета спортивно-педагогической направленности. Окончательный толчок к реализации этой идеи дал приезд в ПГУ в сентябре 2001 года Александра Григорьевича Лукашенко. Незадолго до этого, 23 августа, меня пригласили к первому проректору Леониду Степановичу Турищеву. Я никоим образом не предполагал, о чем у нас пойдет разговор. Сначала мы обсудили несколько общих вопросов, а потом Леонид Степанович неожиданно сказал: «Мы решили, что в ходе визита Главы государства возникнет вопрос, почему специальность «Трудовое обучение» относится к машиностроительному факультету. Нужно создавать самостоятельный факультет. Как Вы смотрите на возможность возглавить новое подразделение?». Тогда еще студентов было не много, поэтому речь шла только о работе по совмещению.

Я, естественно, был в легком шоке и попросил время на размышление. Леонид Степанович сказал: «Да, конечно, подумайте… целых два часа!» Я выпил кофе, созвонился со своими, вернулся в ректорат и дал ответ: «Что ж, если надо, будем начинать!» Так начиналась история факультета трудового обучения и физического воспитания.

Корр.: От такого лестного предложения было трудно отказаться! Тем более это же было Ваше, педагогическое, направление.

В.Н. Лухверчик: Да, было и желание, и амбиции, и силы. Совсем скоро началась напряженная работа. Открыли специальность «Физическая культура и спорт». Были образованы кафедра трудового обучения (с 2006 года она стала называться кафедрой технологии и методики преподавания), которую возглавил Сергей Эдуардович Завистовский, и кафедра теории и методики физвоспитания, ее заведующим стал Виктор Михайлович Наскалов. Кроме выпускающей кафедры в состав факультета также вошла кафедра физвоспитания и спорта (заведующий – Николай Иванович Антипин).

В первый год существования факультета у нас уже было три курса специальности «Трудовое обучение». Первые наборы были не очень большими, поэтому общее количество студентов составляла только порядка ста человек. Для начала уже это было не плохо!

В должности декана факультета

В главном корпусе – буквально в самом сердце строительного факультета – было выделено небольшое помещение для меня и деканата. После отделения от МСФ нужно было решать вопросы, связанные с материальной базой, в частности, с лабораториями. Но куда сложнее было налаживать взаимодействие с другими кафедрами. Поначалу многие преподаватели читали нашим студентам дисциплины без учета специфики педагогических специальностей. Взять, например, инженерную графику. Ее преподавали как для инженеров, и результаты были, мягко говоря, не самыми лучшими. Приходилось убеждать коллег адаптировать учебный курс в соответствии с потребностями нашего факультета. Искать компромиссы с кафедрами и их преподавателями приходилось практически по всем дисциплинам.

Корр.: Тем временем, факультет рос, появлялись новые специальности.

В.Н. Лухверчик: Без этого было не обойтись! В 2002 году на специальности «Физическая культура и спорт» была открыта специализация «Менеджмент спорта и туризма», а через два года мы открыли заочное отделение по специальности «Физическая культура». Для спортсменов, которые находятся в постоянных разъездах, связанных с учебно-тренировочными сборами и участием в соревнованиях, этот вариант получения высшего образования был очень логичным. Кроме того, мы пытались остановить отъезд наших потенциальных студентов на учебу в вузы Смоленска и Брянска (в то время очень популярное направление!), предложив им выгодные условия на Родине. Когда появилась возможность открытия магистратуры по спортивному направлению, мы тоже оказались одними из первых. Раньше нас это успели сделать только в Белорусском государственном университете физической культуры.

В 2005 году на факультете была открыта новая специальность «Технология. Дополнительная специальность». Мы стали готовить учителей трудового обучения/физики и трудового обучения/информатики. В школах ощущалась потребность в учителях такого профиля, а у нас была возможность задействовать в процессе обучения высококлассные преподавательские кадры радиотехнического факультета. Такая дополнительная специальность могла быть особенно хороша как «запасной аэродром» для абитуриентов, которые не прошли по конкурсу на специальности, где нужно было сдавать математику и физику, и для тех, кто хотел рассчитывать на гарантированное трудоустройство по окончании университета. Но реальная привлекательность специальности «Технология. Дополнительная специальность» для молодежи оказалась не высокой, и от нее пришлось отказаться. Все-таки многих потенциальных абитуриентов отпугивали точные науки, особенно физика.

Корр.: А скоро на СПФ появилась и специальность «Туризм и гостеприимство».

В.Н. Лухверчик: Да, но сначала, в 2006 году факультет обрел свое нынешнее название – СПФ. Специальность «Туризм и гостеприимство» мы открыли в 2007-ом, успели потом сделать три выпуска. В первый год популярность была колоссальная – набрали три группы! Вузы республики практически не имели опыта организации подготовки специалистов такого профиля. Искали наиболее подходящие формы обучения, принимали участие в выставочной деятельности. Работали с организациями сферы обслуживания – специальность же называется «Туризм и гостеприимство». Пытались нашим студентам внушить необходимость целенаправленного изучения иностранного языка, без знания которого в этих областях сегодня просто не обойтись. И без этого хватало хорошо подготовленных в языковом плане ребят. В итоге, порядка десяти человек из первого выпуска получили красные дипломы. Некоторые бывшие студенты этой специальности работают в международных организациях, Национальном аэропорту, есть успешные профессионалы в гостиничном бизнесе, в том числе заграничном. Бывало и самому приятно, когда путешествуешь, заходишь куда-то, а там тебя обслуживают твои выпускники! С «туристами» было очень интересно! И студенты, и преподаватели всегда были очень активны, участвовали в различных факультетских мероприятиях. Но, как известно, уже насколько лет специальность «Туризм и гостеприимство» относится к историко-филологическому факультету.

Возросшее количество студентов позволило мне стать освобожденным деканом. До этого на протяжении шести лет я просто был доцентом кафедры с исполнением обязанностей руководителя факультета. В то время для создания отдельной деканской должности требовалось, чтобы студенческий контингент составлял не 200 человек, как сегодня, а 500, если не ошибаюсь. У руководства тогда возникла идея переселить нас на новое место. Мы покинули третий этаж Главного корпуса и перебрались сюда, в новый корпус. Причем, очень многое в плане благоустройства мы делали собственными руками. Это и щиты для наглядной информации, и многое другое. Сергей Валерьевич Молчанов, очень творческий человек, внес большой вклад в это дело.

Корр.: А как развивается «Трудовое обучение» – старейшая специальность факультета?

В.Н. Лухверчик: Да, это наша старейшая специальность, но факультетообразующим началом всегда была и остается сегодня «Физическая культура». При колоссальной потребности на рынке труда в выпускниках специальности «Трудовое обучение» вывести это направление на новый уровень нам, к сожалению, пока не удалось. Мы столкнулись с колоссальной контрпропагандой этой специальности в школах. Мне даже приходилось по этому поводу работать с районной администрацией. Мы и тогда занимались и сейчас очень много занимаемся профориентацией. Активно сотрудничаем со всеми районами нашего полоцкого региона. Мы постоянно туда ездим, а они – к нам. Наборы мы осуществляли, но, к сожалению, зачастую по остаточному принципу! И мотивацией набранные студенты особо не отличались, и сама их подготовка была недостаточной. До выпуска добирались далеко не все. Тем не менее, некоторые выпускники успешно работают учителями трудового обучения и добились успехов на этом поприще.

Когда я уже смогу сосредоточиться на преподавании, хочу дать одному из студентов такую научную работу: изучить вопрос, сколько за последние двадцать лет в нашей печати было опубликовано статей, посвященных анализу и популяризации деятельности отдельных личностей в области педагогики, были ли подобные публикации вообще. Помните, мы затрагивали тему педагогов-новаторов. В советские годы эта тема практически не сходила с телеэкранов и со страниц газет и журналов. Пускай учитель и не был обласкан государством в финансовом плане, но общество возводило его в ранг морального авторитета. Сегодня без этого сделать профессию педагога популярной не представляется возможным. И не так уж важно, говорим мы об учителе трудового обучения, физики и информатики или о специалисте какого-то другого профиля.

С 2001 года мы шесть раз меняли названия специальностей, связанных с трудовым обучением, и сегодня пришли к необходимости разделения «Трудового обучения» на «Технический труд» и «Обслуживающий труд». Совместно с Мозырским педуниверситетом мы добились права открывать двойные специальности, и теперь у нас осуществляется прием на «Технический труд и техническое творчество» и «Обслуживающий труд и изобразительное искусство». Первый вариант, естественно, больше подходит парням, а второй девушкам. Уже в прошлом году мы имели неплохой набор на эти специальности, а в нынешнем, думаю, вообще с абитуриентами не будет проблем! Вступительные испытания по математике, физике, химии, как это было раньше, убрали, и теперь абитуриентам нужно пройти следующие вступительные испытания: написать ЦТ по русскому/белорусскому языку и истории Беларуси, а также сдать экзамен в университете по творчеству – рисунку или черчению.

Корр.: В последнее время на страничках официального сайта ПГУ постоянно проходит информация о достижениях преподавателей и студентов-«трудовиков» Вашего факультета. Видно, насколько активно ведется работа в этом направлении.

В.Н. Лухверчик: Да, коллектив кафедры технологии и методики преподавания старается не стоять на месте, постоянно реализует какие-то новые замыслы и проекты. В первую очередь, он работает на идею сближения школы и университета. Главная цель – сделать более четким и ясным понимание потребностей и направленности школьного образования нашими преподавателями и студентами, а также повысить методический и научный уровень школьных педагогов. Конкретно воплощение все это должно найти в деятельности филиалов кафедры и общих лабораторий, в совместной подготовке студентов. Раньше энергия учителя трудового обучения сильно распылялась. Сегодня делается уклон уже не в сторону изготовления грабель и табуреток, общественно-полезной производственной деятельности, а в сторону эстетической направленности. У нас есть хорошие базовые школы с хорошим оборудованием, появились новые технологии и материалы, которые позволяют делать более качественные и интересные школьникам изделия.

В этом году в рамках Дня факультета мы впервые провели конкурс по рукоделию, в котором приняло участие три команды. В будущем году мы планируем привлечь к участию учащихся школ. У нас есть Анастасия Стельмаченок, студентка 3-го курса специальности «Обслуживающий труд и предпринимательство». Она может показать свои наработки по рукоделию в виде персональной выставки.

В прошлом году, как известно, наш выпускник Алексей Стремоус, воспитанник Андрея Юрьевича Худякова, стал призером национального чемпионата профмастерства “WorldSkills Belarus – 2016” по компетенции «Плотницкие работы». Алексей и его одногруппник Павел Рогов, успешно работавший с Александром Сергеевичем Кириенко, были отмечены премией специального фонда Президента Республики Беларусь по поддержке талантливой молодежи и студентов. Результаты нашей работы в этом направлении есть, и они неплохие!

Корр.: Семь лет назад на спортивно-педагогическом факультете появились студенты-психологи, а вскоре был произведен первый набор на дошкольное образование? Как развиваются эти специальности?

В.Н. Лухверчик: Изучив рынок и потребности нашего региона, мы пришли к выводу о необходимости подготовки специалистов в области дошкольного образования и психологии. С 2010 года началась подготовка студентов на специальности «Практическая психология. Иностранный язык», а в 2011-ом – «Дошкольное образование. Иностранный язык». Как ни странно, при всей своей привлекательности, иностранный язык не только не помог, а скорее, отпугнул многих потенциальных абитуриентов, и от этой составляющей специальности нам пришлось отказаться. Сегодня «Практическая психология» и «Дошкольное образование» работают, как говорится, «в чистом виде» и имеют неплохие перспективы развития.

Корр.: При факультете идет процесс формирования Психологического центра

В.Н. Лухверчик: По большому счету, сегодня мы находимся еще в начале пути! Идет апробирование некоторых ключевых моментов, но для того, чтобы развернуться по-настоящему нам нужно кадровое усиление. Кандидат психологических наук, доцент Ирина Николаевна Андреева – высококвалифицированный теоретик, успешный ученый! Но в психологии есть два уровня: теоретический и практический. Для того, чтобы придать работе Психологического центра необходимый импульс нам нужен такой же высококлассный сертифицированный специалист-практик, который бы занимался психологическим консультированием, психологической коррекцией, психологическим тренингом, профессиональным тестированием. Мы сейчас принимаем на работу Ирину Фруцкую, нашу выпускницу, которая прошла дополнительную подготовку по отдельным курсам в городе Минске. У нее есть интерес к этой деятельности, и, надеюсь, все у нее получится!

Кроме решения кадровых вопросов, требуются немалые организационные усилия, выходящие далеко за рамки собственно психологической сферы. Разовые мероприятия уже проводятся, но для успешной работы Центра и отдачи требуется и анализ потребностей рынка, и экономический расчет, и целенаправленная рекламная деятельность. Я знаю, что Психологический центр будет, он необходим и нам, и обществу. Нужно еще поработать над его практической реализацией.

Корр.: Еще один интересный проект, реализованный на спортивно-педагогическом факультете – Центр дошкольного детства и инновационного развития «УНИВЕРик». Кому принадлежит эта идея и насколько успешно идет ее реализация?

В.Н. Лухверчик: Идея зародилась где-то на уровне руководства университета. «УНИВЕРик» создает для нас очень широкое поле деятельности! Мы работаем на имидж ПГУ, создаем интересную перспективную площадку для наших специалистов в области дошкольного образования и психологии, готовим для университета будущих абитуриентов. Кроме того, в этом проекте есть и небольшая коммерческая составляющая.

В новом «Кодексе об образовании» появилось новое понятие «дополнительное образование». Раньше мы связывали это со спортивной, музыкальной или художественной школой, системой домов детского творчества или центров внешкольной работы. Казалось бы, в этой сфере очень легко и просто работать! Но это так только на первый взгляд. Нужно понимать, что дети будут посещать внешкольные занятия только тогда, когда их по-настоящему заинтересуют, когда они (и их родители тоже!) будут видеть реальный вклад преподавателя в свое развитие. Кроме любви к детям, без чего любая педагогическая деятельность будет бессмысленной, преподавателя нужно вооружить специальной методикой, выработать у него особое отношение! Нужно его научить, как формировать и поддерживать мотивацию детей к соответствующим внешкольным занятиям, обеспечивать результативность этой работы, в том числе создавая ситуацию ее успешности.

Работа в «УНИВЕРике» – особая! В нем не просто работать – многие не смогли. Меня очень радует то, что Центр, созданный на базе нашего факультета, стал на ноги и продолжает расширяться. В его работу, например, весьма успешно влились преподаватели радиотехнического факультета, преподаватели иностранного языка. Убежден, можно до бесконечности расширять спектр направлений работы этого Центра. Это может быть и кружок исторической миниатюры, где можно будет при участии наших историков собственными руками сделать солдатиков, и кружок автомоделирования, где преподаватели-машиностроители будут помогать детям в создании моделей машинок.

Что касается материально-технической базы, то условия, в которых работает «УНИВЕРик», просто идеальны! Кое-что закупили. Кое-что сделали своими руками. В первую очередь, я здесь имею в виду уникальные развивающие механизмы и детские игрушки. Наши «трудовики» хотя и не занимаются непосредственно с ребятами, но обеспечивают качественную работу педагогов. В этом и их большая заслуга!

Корр.: Наверное, совсем не просто руководить столь многопрофильным коллективом и управляться с настолько сложным хозяйством факультета?

В.Н. Лухверчик: Мне не раз задавали вопрос: «Что Вы считаете самым главным для руководителя?» Убежден, что ключевое качество руководителя – способность брать на себя ответственность! Если нужно, выполнить не самую «царскую» работу, а в непростой ситуации не отказаться от своих слов. Всему остальному можно научиться в практической деятельности или взяв на вооружение опыт коллег, особенно старших товарищей.

Участие в культурно-массовых мероприятиях

Большой и разноплановый коллектив преподавателей и студентов делает работу декана еще более творческой и интересной! С точки зрения организации культурно- и спортивно-массовой работы у нашего факультета есть масса преимуществ. Благодаря появлению «женских» специальностей – «Психологии» и «Дошкольного образования», перед факультетом открылись новые возможности. Мы и так никогда не были обделены талантами, но у нас всегда доминировала спортивная составляющая. Сегодня у нас нет никаких проблем с подготовкой вечеров и концертных программ. Появились профессионально подготовленные студенты, окончившие танцевальные и музыкальные школы. На концертах СПФ можно увидеть и гимнастические, и цирковые номера, послушать прекрасный вокал и художественное слово. У нас есть и поющие психологи, и танцующие спортсмены. Есть и «дошкольница», например, Вера Григорович, которая прекрасно танцует восточные танцы. Девушка только на 4-ом курсе наконец-то раскрыла нам свой талант!

На концерте СПФ

Корр.: Культурно-массовые и спортивно-массовые мероприятия, несомненно, позволяют студентам познакомиться, лучше узнать друг друга, сблизиться, а преподавателям – сплотиться в единый подчиненный общей цели коллектив.

В.Н. Лухверчик: На факультете используются и другие формы тимбилдинга. Например, за нами был закреплен детский дом, сейчас его уже, правда, нет, он расформирован. Ребята для деток делали вешалки, стульчики, санки. И мы к ним приходили в гости, и они у нас бывали, на сцене выступали, участвовали в каких-то мероприятиях.

Кроме того, на наши мероприятия мы традиционно приглашаем и родителей студентов и выпускников спортивно-педагогического факультета. Это тоже очень важно! В последние годы, когда в школах стали появляться педклассы и спортклассы планируем звать на наши мероприятия и школьников. Вот недавно спортсмены из СШ №10 города Полоцка были у нас на Люхово на турслете. Это также является существенным элементом нашей профориентационной работы.

Спортсмены из СШ №10 города Полоцка на турслете

Профориентационная работа

Корр.: Вы затронули еще одну интересную тему – тему выпускников спортивно-педагогического факультета. Расскажите, пожалуйста, о тех, кем вправе гордиться не только СПФ, но и весь университет.

В.Н. Лухверчик: Можно пропиарить не только наш факультет, но и наши дружественные подразделения. Например, на историко-филологическом факультете успешно работает Ольга Валентиновна Штеер, хотя мы на СПФ ее лучше знаем под фамилией Трич. В туристическо-экскурсионном центре ПГУ работает Екатерина Владимировна Шарко. Обе девушки окончили «Туризм и гостеприимство» с красным дипломом и, что очень приятно, работают по специальности.

Что касается других направлений, то успешно работают на ответственных должностях выпускники специальности «Трудовое обучение и физвоспитание»: Александр Романович Грундо, возглавлял отдел спорта и туризма в Чашниках, Виталий Михайлович Восколович – председатель Боровухского поселкового Совета депутатов, Андрей Вячеславович Ильин – заместитель начальника отдела образования, спорта и туризма Новополоцкого горисполкома.

Многие выпускники добились больших успехов в спорте. Анастасия Лешкова (сейчас – Архипова) – заслуженный мастер спорта по самбо и мастер спорта международного класса по дзюдо. Кто в стране не знает членов национальной сборной по хоккею братьев Андрея и Сергея Костицыных и Владимира Денисова! Множество медалей различного достоинства Беларуси принесли наши замечательные воднолыжники – Алексей Жерносек, Марина Боровская, Мария Веремчук, Грерман Беляков, Анна Генова, гребчиха Катя Шлюбская. Тяжелоатлетка Анна Батюшко – серебряный призер Олимпийских игр в Афинах!

По сути дела, на каждой нашей специальности, в каждом выпуске есть какие-то «звёзды» и «звездочки» – специалисты в своем деле, которыми мы можем гордиться. А ведь нам всего лишь шестнадцать лет!

В.Н. Лухверчик: «Без веры в собственные силы и оптимизма трудно быть успешным и счастливым»

Корр.: В прошлом году у спортивно-педагогического факультета появился еще один адрес – учебно-лабораторный корпус № 6 в поселке Междуречье. Как спортсменам СПФ живется на новом месте?

В.Н. Лухверчик: Для нас Междуречье, наверное, имеет какую-то перспективу. Но в силу сегодняшней экономической ситуации, реализация имеющегося там потенциала – скорее, дело будущего. Сильная спортивная база в ближайшее время там вряд ли появится. В Междуречье есть только один большой спортивный зал для игровых видов спорта, а зала для единоборств нет. А вот в Новополоцке, где мы арендуем ряд спортивных объектов, у нас есть почти идеальные условия. У ПГУ нет бассейна, что влечет за собой определенные неудобства при проведении вступительных испытаний по плаванию. В эту пору в Новополоцке отключают воду и бассейны попросту не работают… В Междуречье нет условий для легкой атлетики. Я не говорю об объекте уровня стадиона Атлант. Даже для кросса подготовленной трассы нет. Просто вдоль леса по тропинке бегать – это не дело. Организовать учебный или учебно-тренировочный процесс наших студентов-спортсменов мы там не можем. А вот условия в самом УЛК № 6, что уж тут говорить, просто замечательные!

В учебном корпусе в пос. Междуречье

Корр.: А каковы перспективы факультета с точки зрения реализации научного потенциала профессорско-преподавательского состава?

В.Н. Лухверчик: Решение вопросов создания и развития материально-технической базы на СПФ, как и во всем университете, решаются успешно. Где-то факультет может даже что-то создавать своими собственными руками. Но вот возобновление кадрового потенциала и создание научных школ – это куда более сложные проблемы! К сожалению, пока мы на этом направлении не добились желаемых результатов. Особенность нашего факультета – то, что мы прирастали не за счет притока специалистов извне. Главным образом, расчет делался на внутренние резервы университета – на людей, которые доучивались, переучивались. Практически все наши преподаватели окончили магистратуры или аспирантуры, но защищаемся очень медленно!

Конечно, у нас есть своя специфика. Прежде всего, в сфере спорта. Например, старший преподаватель кафедры физической культуры и спорта Валентина Николаевна Спащанская – мастер спорта СССР по спортивной гимнастике. В период нашего становления она собрала девочек-гимнасток и успешно развивала в вузе аэробику. На республиканском уровне ПГУ выглядел очень сильно! Владимир Михайлович Панкратьев, обладатель черного пояса, возглавляет очень известную школу дзюдо и самбо. Валентина Николаевна и Владимир Михайлович подготовили целый ряд сильных спортсменов, в том числе мастеров спорта. Так, уже упомянутая мной Анастасия Лешкова выиграла золотую медаль Универсиады-2009 по дзюдо и трижды становилась чемпионкой мира по самбо!

Тем не менее, как и все другие факультеты университета, мы выполняем Стратегический план развития ПГУ на 2016-2020 годы. Без этого и у нас, и у университета в целом нет будущего! Не так давно двое наших преподавателей подали документы на защиту диссертации – докторской, Ирина Николаевна Андреева, и кандидатской, Александр Сергеевич Кириенко. Осенью будем ждать успешных защит!

У нас сменилось руководство на кафедре физической культуры и спорта. При Елене Николаевне Борун расширилось участие в международных проектах, были заключены договора о сотрудничестве с зарубежными вузами-партнерами, активизировалась работа в сфере академической мобильности студентов и магистрантов. Это дает основания рассчитывать на то, что и на этой кафедре в недалеком будущем можно ждать прорыва с точки зрения защиты кандидатских диссертаций.

Александр Сергеевич Кириенко, Валерий Николаевич Лухверчик, Елена Николаевна Борун

Корр.: Насколько успешно развивается международное направление деятельности спортивно-педагогического факультета и его кафедр?

В.Н. Лухверчик: У нас на СПФ проходят обучение семь иностранных студентов. Это, конечно, совсем немного, но в Мозыре перед подобными факультетами вообще не ставится задача привлечения зарубежных граждан. Тем не менее, мы будем стараться развиваться и здесь.

Что касается участия факультета в программах академической мобильности, то мы готовы организовать обучение на английском языке по предметам в рамках специальностей «Практическая психология» и «Дошкольное образование». У нас есть преподаватели, на хорошем уровне владеющие английским и готовые развиваться в данном направлении. Надеемся на успешное сотрудничество с Сегедским университетом (Венгрия), представитель которого, Кристина Ковач, приезжала к нам в ПГУ совсем недавно. Наиболее активные преподаватели факультета уже участвуют в проектах, финансируемых Европейским Союзом. Например, Светлана Владимировна Остапчук, старший преподаватель кафедры технологии и методики преподавания, – ответственный исполнитель проекта программы «Горизонт 2020» «Наука. Технологии. Инновации. Математика. Инжиниринг для молодежи – STIMEY». По проекту в рамках программы ТЕМПУС будет работать кафедра физической культуры и спорта. Елена Николаевна Борун с коллегами также подала заявки на осуществление ряда интересных проектов. Очень перспективным для международного сотрудничества может оказаться дошкольное образование. У нас есть специалисты, которые хорошо могли бы вписаться в такие проекты. Мы хотели бы, чтобы как раз С.В. Остапчук возглавила работу на этом направлении. У нас есть и другие хорошие идеи! Так, недавно на конкурсе лучших студенческих групп университета наши ребята показали интересный проект по арт-терапии. Было бы прекрасно эту идею поднять на более высокий научно-исследовательский уровень. Будем работать!

Для активизации международного сотрудничества очень хорошо то, что в последние несколько лет в университете регулярно проходят какие-то семинары, курсы, организуются встречи, о каком-то интересном опыте можно почитать на сайте ПГУ. Взять, например, обсуждение стратегии голубого океана. Поначалу казалось, что это очередная говорильня. Но спустя совсем немного времени все поняли смысл и огромную пользу от этой затеи. Можно реально наблюдать активизацию обсуждения актуальнейших проблем развития университета, видеть, как наш коллективный разум рождает новые перспективные идеи. СПФ подал около тридцати предложений, которые могли бы принести какие-то дивиденды. Уверен, использование такой модели рано или поздно обязательно даст свои плоды, ведь новое поколение преподавателей, как мне кажется, в большей степени готово нестандартно мыслить, принимать неординарные решения.

Корр.: Вы уже упоминали о своих детских увлечениях, об интересе к рыбалке. Чем Вы любите заниматься в свободное время?

В.Н. Лухверчик: Я с детства увлекался фотографией, резьбой по дереву. В свое время научился плести корзины. Пытался собирать значки, но с более узкой тематикой не определился, а поэтому сотни две собрал, и интерес прошел. Занимался букинистикой. В моей библиотеке насчитывается порядка полутора тысяч томов – начиная от фантастики и заканчивая солидными изданиями по философии. Есть и книги конца XIX – начала XX века, немало педагогической литературы.

С течением времени мои интересы менялись. Постоянными оставались два увлечения: чтение и рыбалка. Я практически освоил чтение по диагонали. Если мне не нужно вчитываться в текст, чтобы получать удовольствие от красоты слога или глубины мысли, то я очень быстро «проглатываю» книги. Этому я научился еще во время работы над кандидатской диссертацией в архиве, когда приходилось пропускать через себя огромные объемы информации. Сейчас чаще читаю более простую, легкую литературу, интересную, прежде всего, с сюжетной точки зрения – детективы, например.

Вторая моя страсть – это рыбалка. Уже даже не вспомню, кто мне привил к ней интерес. На моей малой родине нет больших водоемов. Неподалеку протекает речушка Волма, похожая на нашу Ушачку. Но рыбы там было достаточно много. Я лично наблюдал просто удивительные вещи! При мне на простую удочку поймали карпа на 26 килограммов! Рыбак на челне сражался с ним два часа! Рыба-великан, в глотку которой свободно входила рука ребенка, попалась на кусочек картошки. Лично я чаще имел дело с карасем и окунем.

Корр.: После приезда на Полотчину, перед Вами открылись новые рыбацкие возможности!

В.Н. Лухверчик: Да, у нас там не хватало настоящей водной стихии. На Полотчине, как и вообще на Витебщине, рек и озер хватает в избытке! Я всегда стремился к разнообразию, стараясь не повторяться, а открывать для себя новые и новые водные объекты и рыбные места. К настоящему времени я успел побывать практически на всех основных реках и озерах Полоцкого и трех-четырех близлежащих районов. За те 39 лет, которые я прожил в Полоцке, на Двине, как ни странно, я рыбачил раз пять, в последний раз – лет двадцать назад. После того, как я увидел, какие отходы сбрасываются в реку, перебороть предубеждение относительно рыбной ловли в ней, я уже не могу.

Не люблю сидеть на одном месте. Я сторонник очень активной, так называемой кивковой, рыбалки. Было время увлечения спиннингом. Зимой ловлю только на блесну. Я никогда не гнался за результатом. Выловить трофей особо крупных размеров или принести домой неподъемный улов никогда не были для меня самоцелью. Мне попадались щуки до пяти килограммов, трехкилограммовые лещи, караси и лини на два килограмма. С гастрономической точки зрения такая рыба выглядит гораздо привлекательнее, чем огромные, но старые экземпляры. Сегодня я связываю рыбалку, прежде всего, с отдыхом и определенной физической нагрузкой.

Люблю путешествовать. Еще в студенческие годы, как я уже говорил ранее, посчастливилось побывать в десятке зарубежных стран. Сегодня переносить долгие поездки стало тяжеловато, но полностью отказывать себе в удовольствии насладиться живописной природой, чистым воздухом и солнцем не стоит.

Корр.: У нас на Полотчине тоже немало замечательных мест!

В.Н. Лухверчик: Да, я люблю нашу природу! Нравится походить одному по лесу – наслаждаться его тишиной, собирать грибы и ягоды. Это опять же совмещение приятного с полезным. Наша работа, в основном, сидячая, – просто грех не воспользоваться такими возможностями!

Корр.: Валерий Николаевич, расскажите, пожалуйста, о своей семье.

В.Н. Лухверчик: Я женат с 1984 года. Моя супруга по образованию методист, работник культуры и просвещения. Большую часть жизни она находится в системе дополнительного образования, ее профиль – рукоделие. Достигла уровня завуча, сейчас снова перешла на преподавательскую деятельность. Это настоящий профессионал, имеет высшую педагогическую категорию. Она не просто все умеет делать своими руками, но и прекрасно знает, как этому научить детей. У нее есть очень интересные методические разработки в виде авторских программ, статей. Как видите, в этом у нас с ней есть много общего. Это, наверное, еще больше сближает нас и укрепляет семью.

С женой Верой Павловной и дочкой Алёной, конец 1980-х гг.

У нас есть взрослая дочь. Она училась в Полоцкой национальной гимназии, как тогда еще называлась сегодняшняя гимназия № 1 города Полоцка, с красным дипломом окончила историко-филологический факультет ПГУ, по образованию – учитель немецкого и английского языков. Еще школьницей дочка побывала по обмену в Германии. Так она загорелась идеей изучения немецкого языка и в результате поступила на ИФФ. По окончании университета работала на Белорусском радио – вела немецкоязычные программы о музыке, переводчиком в Торгово-промышленной палате Республики Беларусь. Потом ее заинтересовала экономика – окончила Белорусский государственный экономический университет. Сейчас она с мужем и четырехлетним сыном живет в Канаде. Продолжает обучение в одном из университетов Торонто и уже достаточно давно и успешно работает в области бухгалтерского учета и аудита. Она – хороший и востребованный специалист!

Пример моей дочери в чередной раз подчеркивает тот факт, что Полоцкий государственный университет дает очень хорошее образование! Но получить его может только тот, кто этого действительно хочет. Отправляться куда-то за тридевять земель – в столицу, дальнее или ближнее зарубежье – и думать, что знания придут к тебе сами каким-то чудесным образом, просто наивно. А ведь именно так зачастую думают и молодые люди, и даже их родители.

Корр.: Чтобы Вы пожелали своему родному факультету, его преподавателям и студентам?

В.Н. Лухверчик: Хочу, чтобы факультет развивался! Со мной, без меня ли – это не важно… Нам по масштабам набора никогда не удастся тягаться с инженерно-строительным факультетом, который для своего развития получает значительную государственную поддержку. Но, в любом случае, хотелось бы пожелать СПФ стабильных наборов.

Рождественский вечер

Желаю, чтобы к нам приходило больше подготовленных, мотивированных и целеустремленных студентов. Надеюсь, что будет постоянно повышаться методический уровень преподавателей факультета. В частности, всем нам нужно научиться дозировать свои знания и не обрушивать на студентов бесконечный поток ненужной информации и малопонятных терминов. Очень важна и научная составляющая. Преподаватель должен постоянно работать над собой. Как можно что-то требовать от студента, не отдаваясь своему собственному делу?! Нужно двигать вперед науку и тянуть за собой молодежь, нашу смену.

Студентам хочу пожелать с пользой провести время в ПГУ. Причем, в университете стоит не только учиться и заниматься наукой, но и жить – развиваться в личностном плане, раскрывать свой творческий потенциал, приобщаться к высокой культуре, да и просто познавать радость человеческого общения!

В последнее время мы что-то стали жить сегодняшним днем. Выступая на Дне факультета, я пожелал присутствующим, чтобы они верили не только в завтра, но и в послезавтра! Не впадая в откровенные заоблачные фантазии, все-таки нужно мечтать, планировать будущее и упорно работать на перспективу. Без всего этого, без веры в собственные силы и здорового оптимизма трудно быть успешным и счастливым и прямо сейчас, и завтра, и в каком-то отдаленном будущем. В преддверии 50-летия ПГУ я адресую эти пожелания и всему коллективу нашего университета. И как сказали классики: если мы хотим быть счастливыми, то таковыми и надо быть!

Выступление на Дне факультета 2017

Беседовал Владимир Филипенко