С началом нового тысячелетия ЮНЕСКО провозгласило XXI век - веком полиглотов, на весь мир прозвучал девиз "Изучаем языки на протяжении всей жизни".

2001 год был объявлен Всемирным Годом Языков, в связи с чем и возник новый праздник. 26 сентября отмечается Европейский день языков, как способ поддержки языкового разнообразия, двуязычия каждого европейца и развития преподавания языков в мире.

Действительно, сейчас становится все больше и больше людей, которые свободно разговаривают, как минимум, на одном иностранном языке. Взять хотя бы студентов историко-филологического факультета Полоцкого государственного университета. Сегодня здесь изучают три иностранных языка: английский, французский и немецкий. Хотя начиналось все с кафедры технического перевода со штатом 5 человек, которая была создана в 1993 году на базе Новополоцкого политехнического института. Планировалось выпускать специалистов с высшим образованием в области технического перевода. Однако, учитывая тот факт, что Полоцкий регион испытывал острую нехватку в учителях иностранных языков, было принято решение перепрофилировать направление подготовки, и в 1995 году кафедра технического перевода была реорганизована. На ее базе были созданы кафедры английского, немецкого и французского языков. На факультете работают квалифицированные специалисты, талантливые педагоги и ученые.

Доктор филологических наук, профессор Александр Александрович Гугнин возглавляет коллектив кафедры мировой литературы и культурологи. Александр Александрович согласился дать ответы на вопросы, которые периодически то появляются, то исчезают со страниц литературных изданий.

День Европейских языков - Александр Александрович Гугнин

Для современного человека сегодня, по вашему мнению, что более важно – знать английский или не забыть «матчыну мову»?

- Родной язык нужно знать прежде всего. Никогда в жизни у меня не было такого вопроса, хотя, я много учился за границей, и порой мне казалось, что немецкий я знаю лучше, чем родной русский. Задумайтесь, что такое иностранный язык, зачем он нужен, если я плохо знаю родной. Знать иностранный нужно лишь для того, чтобы переводить прекрасные стихи, прозу на русский, родной язык, сохранив все тонкости, оттенки и нюансы. Нельзя перевести хорошо Гетте или Шиллера, плохо владея родным языком. Кроме того, наше мышление формируется на родном языке и это очень важно. А знание иностранного языка дает возможность обогатить, правильно, обогатить свой, родной для каждого из нас язык.

Александр Александрович, почему некоторым людям так трудно дается родной язык, а другие с легкостью воспринимают сразу несколько иностранных? Является ли это результатом напряженного труда или достаточно генетической предрасположенности? Как это происходит в вашем случае?

- В моем случае языки, моя учеба и деятельность – это судьба. В школе я учил английский, а немецкий выучил в больнице, спасался от скуки. А когда вернулся в школу, то оказалось, что у меня лучшие знания по этому предмету. Безусловно, есть предрасположенности, и есть способности. Для меня это был колоссальный труд. Чтобы уверенно чувствовать себя в немецком мне пришлось много трудиться.

Мой педагог по французскому всегда говорила, что язык – это 95% труда и всего лишь 5% таланта. По вашему мнению, каково процентное соотношение трудов и талантов?

- Я согласен с Эдисоном, а он был в вопросах гениальности и талантливости более радикален: «Гений – это 1% вдохновения и 99 % потения».

Однажды мой педагог на зачете задал мне вопрос:

- Вы считаете, что у вас есть способности» - спросил он.
- Да - ответил я. Может знаний и мало, но способности есть.
- Хорошо - сказал профессор. А что тогда такое талант?
- Талант – это страсть в определенном направлении. – Так ответил я.

По этому предмету я получил зачет. Одно дело просто трудиться, потеть, а другое дело потеть и трудиться из-за страсти! Главное страстно хотеть – тогда и труд в радость!

Сохранение и развитие языков, включая малые, объявляется официальной языковой политики Евросоюза. Среди способов достижения этого обычно называются изучение более чем одного иностранного языка и продолжение изучения языков в зрелом возрасте. По вашему мнению, какие меры необходимо принять для сохранения и развития языков?

- Это очень сложный вопрос, я им занимался научно с точки зрения малых народов, сербов-лужечан, живущих в Германии. Когда-то их было сотни тысяч, осталось меньше 40 тысяч говорящих на родном языке. Загадка в стойкости народа, который за тысячи лет запретов не оставил свой язык, хотя и жил в двуязычном государстве. Вопрос, как выживать, как сохранить свой язык – это трудная проблема. Этот вопрос имеет и политическую и экономическую стороны. К сожалению, это вопрос трудно разрешимый. Государство сейчас заинтересованно в унификации. И это понятно, кто захочет иметь пять государственных языков, только Швейцария себе это позволила. В Беларуси два государственных языка, в Германии – один, хотя проживает несколько национальных меньшинств. Даже таблички с надписями улиц, на них какие затраты… Экономический аспект очевиден, но главный в этом вопросе – аспект политический. От кого в государстве ждут проявления несогласия, чаще от других, проживающих, в нем народов. Почему в Прибалтике русскоязычное население отстранили от всего, так тяжело было получить гражданство? Это мешало унификации. Украина – еще один пример. Вопрос сохранения языка упирается в политические проблемы, в вопросы построения демократического государства. Прибалтийские государства считают себя более демократичными, чем Беларусь. В языковых вопросах оказалось, наоборот, в нашем государстве супердемократия. Ни на Украине, ни в Германии и тем более в Прибалтике такого лояльного отношения к другому языку и народу нет.

Корреспондент сайта Татьяна Клопова