В начале июня 2015г. Полоцкий государственный университет с открытыми лекциями посетил доктор экономических наук, профессор Кубанского государственного университета (г. Краснодар, Россия), действительный член Всемирной академии историков бухгалтерского учета (США), член Европейской и Американской ассоциаций бухгалтеров, член-корреспондент Международной академии высшей школы, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации Михаил Исаакович Кутер.

Известный российский ученый, уже не в первый раз посещавший наш университет, провел открытые лекции по дисциплине «Теоретические основы бухгалтерского учета и анализа» для студентов и магистрантов финансово-экономического факультета, а также обсудил с коллегами из ПГУ вопросы дальнейшего сотрудничества.

Михаил Исаакович любезно согласился рассказать о себе, своей научной и педагогической деятельности, а также поделился впечатлениями от пребывания в Полоцком государственном университете.

Профессор Михаил Исаакович Кутер

Корр.: Михаил Исаакович, расскажите, пожалуйста, о себе.

М.И. Кутер: Я закончил Московский экономико-статистический институт в 1968 году и двадцать один год проработал в статистическом управлении Краснодарского края. Прошел путь от рядовой должности до заместителя начальника управления. Без отрыва от производства защитил кандидатскую диссертацию и подготовил докторскую. В те времена докторские диссертации чаще защищали производственники, поскольку они располагали информационной базой, соответствующим материалом.

Уже 26 лет я преподаю в Кубанском государственном университете. Часто читаю лекции по приглашению других университетов. Вот на прошлой неделе я читал лекции в Плехановском университете (Российском экономическом университете имени Г.В. Плеханова). На этой неделе я читаю у вас. Наше руководство это приветствует. Сейчас это считается мобильностью профессора. Для любого университета это престижно, когда его профессор делится своими знаниями со студентами, преподавателями других вузов. Для меня это привычное, обычное состояние.

Корр.: А как в Вашей профессиональной биографии появился ПГУ?

М.И. Кутер: Это получилось случайно. Я даже не могу вспомнить – я часто мотаюсь по свету – когда Светлана Григорьевна Вегера в первый раз пригласила меня в Полоцкий государственный университет. Она, по-моему, может уговорить любого! Поэтому на любой зов, когда Ваш университет меня приглашает, я приезжаю: читаю лекции студентам, с большим удовольствием принимаю участие во всех мероприятиях Вашего университета.

Корр.: Михаил Исаакович, Вы – частый гость ПГУ и, наверняка, имеете возможность замечать происходящие в нашем университете перемены. Каковы Ваши впечатления от этих изменений?

М.И. Кутер: Во-первых, я дружу с первым проректором. Светлана Григорьевна буквально росла на моих глазах. Я вижу ее патриотизм, ее фанатизм, ее окружение. Мне очень симпатичен Ваш ректор. Редко увидишь ректора, который приходит на бухгалтерские мероприятия. Мне приходилось часто беседовать с Дмитрием Николаевичем. Видно, что человек находится на своем месте, любит свое дело.

В университет я приезжаю раз в год, как минимум, а когда у меня здесь и конференция, и лекции, то и раз в полгода. И я вижу, как университет меняется только в лучшую сторону. Аудитории стали светлыми, четкими. Видно, что здесь делается ремонт. Видно, куда уходят деньги, на что они тратятся!

Открытые лекции М.И. Кутера

Некоторым, может, и не нравится что все двери стеклянные, а мне нравится прозрачность.

Корр.: Михаил Исаакович, а какие изменения произошли в последние годы в Вашей профессии?

М.И. Кутер: В 90-ые годы, когда мы переучивали большое количество людей, были большие выпуски бухгалтерских кадров. Это были большей частью заочники. И это были люди на втором образовании. У меня на лекциях сидели директора предприятий, и главные врачи, и архитекторы. Кто только не учился! И они потом пошли опять на свои рабочие места и просто оценили, что, не зная бухгалтерии, нельзя управлять предприятием, что их могут обворовать, их могут «обдурить». Они пришли просто увеличить свои знания. Это действительно так!

Я помню, мои книги издавались тиражом 50-70 тысяч экземпляров. Такие были тиражи! Я сам не верил. Тиражи не успевали допечатывать. Поэтому, когда люди понимают, что такое бухучет, это прекрасно. Но, им надо это преподать. Лектор должен любить свое дело! Профессор должен быть профессионалом, в первую очередь, чтобы студенты, окончив обучение, хотели и дальше учить эту науку. Любили ее и хотели в ней работать!

Корр.: Расскажите, пожалуйста, откуда у Вас возник интерес к истории бухгалтерии?

М.И. Кутер: Я студентам рассказываю такую историю. Это произошло совершенно случайно. У нас на кафедре, когда я учился в московском институте, обсуждали книгу, которая вышла тиражом всего в тысячу экземпляров. Это был перевод работы одного бельгийского ученого. Потом он стал американцем после Второй мировой войны. Его звали Раймонд де Рувер («Как возникла двойная бухгалтерия» (1958 г.)). Это было все, что имелось в России по истории бухгалтерии. Все, что издали в стране после 1927 года! Это была переводная книга. Кто эту книгу читал, тот считал себя очень грамотным специалистом.

Я, еще мальчик, работал на кафедре бухгалтерского учета по научно-исследовательской теме и оказался на обсуждении этой книги. Ну, и я нагло сказал, что де Рувер – это брехун, сфальсифицировал баланс и сделал его современным. Тогда мой учитель Аркадий Валерианович Власов – он сам никогда не бывал в Италии – сказал: «Миша поедет в Италию, сфотографирует средневековые источники, и мы де Руверу напишем письмо». Вот такая была шутка. Ну, я и говорю: «Аркадий Валерианович, я исполнительный человек. Я обязательно это когда-нибудь сделаю!».

Так жизнь сложилась, что спустя сорок лет после этого события я в архиве нашел эту книгу и доказал ошибку де Рувера. Показал, что он действительно сфальсифицировал данные источника. Так получилось, что к тому времени уже не было в живых ни де Рувера, ни Власова...

Корр.: Видно, что эта проблема Вас не отпускала долгие годы.

М.И. Кутер: Интерес к истории бухгалтерии появился не случайно. В этой области мы на сто лет отставали. Из-за железного занавеса мы в Советском Союзе не имели доступа к архивам. А на Западе, тем временем, шел бум исследований. Его в начале 20 века начал великий итальянский ученый Фабио Беста. Этот бум продолжался довольно долго и прекратился лет сорок назад. Мы же не знали не только этих исследований, но и результатов их не знали.

Так сложилась жизнь, что я подружился с итальянским ученым профессором Джузеппе Галасси из Университета Пармы. Когда он пригласил меня в Италию, он открыл мне двери в итальянские архивы. Сначала я ездил один. Потом я привлек членов своей семьи. У меня дочь и сын – кандидаты наук в этой области. Сын тяготеет еще и к другим направлениям, а дочь – непосредственный продолжатель моих дел, наследница.

Я – «самый богатый» ученый в мире! Первая часть моего богатства – великолепный архив. На сегодняшний день у меня уже 40 тысяч фотокопий книг, счетов, начиная с 1299 года! Там есть и самые древние книги с признанной двойной бухгалтерией.

Вторая часть моего богатства – это то, что благодаря моей дружбе с западными коллегами, с теми же американцами, с итальянскими учеными, с шотландцем Аланом Сангстером – он мне очень помогает, с турками у меня собраны практически все исследования по истории бухгалтерии. Честно признаюсь, я не все прочитал, потому что это большой труд. Нужно их переводить. Но я привлекаю студентов. Они с удовольствием помогают. Правда, после их перевода мне приходится очень много над ними работать.

Корр.: Такое богатство делает Вас обладателем уникальной научной информацией!

М.И. Кутер: Я с удовольствием приезжаю, когда меня куда-то приглашают читать лекции. Не из-за гонорара, хотя это тоже одна из статей моих доходов. Но все, что я зарабатываю я трачу на науку. Вот, например, чтобы издать Луку Пачоли (Пачоли Л. «Трактат о счетах и записях» / Под ред. проф. М.И. Кутера. – М.: Финансы и статистика. Краснодар: Просвещение-Юг, 2009), я продал машину. Мы потратили на издание полтора миллиона российских рублей. На издание только! Думали, что мы вернем эти деньги. По цене, сколько она стоила, мы могли вернуть. Но получилось так, что мы продали на полмиллиона, а на миллион мы подарили. Дарили университетам, когда просили. В России были презентации, например, в Кремлевском Дворце съездов, в Санкт-Петербургском университете, Московском университете, Кубанском университете. На Западе было несколько презентаций: в Пармском университете, на мировых и европейских конгрессах. Так книга и разошлась!

Студенты Полоцкого государственного университета

Но, как говорил Карл Маркс в третьем томе «Капитала», деньги не решают все. Здесь, я считаю, то же самое получилось. Во-первых, мы получили признание. С русскими стали считаться. Ведь, первоначально, когда я появился на этой арене, на меня смотрели и думали, зачем русские этим занимаются, когда этим занимались великие ученые сорок лет назад. Вся разница состоит в том, что далеко на все ученые знали староитальянский язык, далеко не все переводили. В основном, они листали книги. Но когда ты листаешь, не все можно увидеть.

У нас тоже возникли проблемы со староитальянским языком. Но мы пошли другим путем. (Я по первому образованию – инженер по обработке информации. Я всегда был на распутье – выбирал между обработкой информации и бухгалтерским учетом. В финале бухгалтерский учет победил). Но здесь пригодились знания программиста, постановщика задач. Когда мы экономические задачи ставим, то мы сначала берем алгоритм, изучаем, строим блок-схему, а потом по блок-схеме строим программу и по программе многократно обрабатываем различные данные. Мы пошли от обратного. Трудно было, когда мы еще изучали те времена, когда не было счета прибылей и убытков и не было баланса. Они появились постепенно: сначала финансовый результат чисто на счетах накопления определялся – выписывали результаты, а потом появился счет прибылей и убытков, а потом всех интересовала бухгалтерская финансовая отчетность, поскольку там был показатель прибыли.

Вот когда появился этот этап, то и наши исследования стали вообще легкими, как нам кажется. Мы берем за вершины либо счет убытков или показатели баланса. И потом опускаемся вниз до каждой детали операции. У нас построены модели учетных комплексов. Потом мы проставляем даты совершения операций, и анализируем, как этот комплекс работал. Мы можем его воспроизвести в электронной машине как на модели. Мы можем полностью воспроизвести средневековый комплекс! В этом большое преимущество таких исследований.

Более того, у нас есть данные по многим регионам, по разным периодам времени. Мы можем сравнивать, как развивалась бухгалтерия не только в ведомственном характере, в рамках хозяйства одного купца. Вот, например, я изучал деятельность купца Датини. Это была империя! Мы исследовали его филиалы в Пизе, Барселоне, Генуе, Авиньоне, в других местах. Поэтому мы можем смотреть, как она развивалась по годам – с 1363 по 1411 годы, т.е. в годы его активной деятельности. В 1410 году он умер, но книги были закрыты в 1411 году. Эти исследования позволяют смотреть, как развивалась бухгалтерия и по времени, и по регионам. Это очень большое и интересное дело!

Корр.: Михаил Исаакович, поделитесь, пожалуйста, Вашими планами на будущее.

М.И. Кутер: Мне уже семьдесят лет! Назовем вещи своими именами. Я свою миссию вижу в просветительстве. Моя задача написать книгу – новую книгу: «Трактат Пачоли: двести лет до него» и как можно больше рассказать то, что я знаю. Потому что мне обидно за те сто лет, которые мы отставали. Я горжусь тем, что мы, как минимум, влились в эту общую мировую среду в этой области, а где-то в каких-то вопросах наши исследования находятся впереди.

Я публикуюсь в западных журналах, каждый год я имею минимум две презентации на конгрессе американской академии и на европейском конгрессе и множество публикаций в России. То, что мы сегодня находим – это или то, что не знали вообще, или то, что забыли, а, может, не до конца исследовали. Я не боюсь слова «забыли», потому что мы на сто лет отставали. Мы узнаем, возможно, то, что до нас кто-то знал, но мы же этого не знали, для нас почти все это открытие. Я хочу, чтобы мы это знали. Просто я люблю свой народ, просто люблю людей, люблю студентов!

Корр.: Большое спасибо, Михаил Исаакович! Крепкого Вам здоровья и новых научных достижений! Приезжайте к нам еще!