Полоцкий государственный университет

Полоцкий
государственный
университет

26 марта 2016г. свой 50-летний юбилей отметил кандидат физико-математических наук, доцент кафедры физики Полоцкого государственного университета С.А. Вабищевич. В 2001-2003 и в 2005 году Сергей Ананьевич занимал должность ответственного секретаря приемной комиссии ПГУ, а в 2006-2011 годах был деканом радиотехнического факультета. Трудовые и научные достижения замечательного педагога и талантливого ученого неоднократно отмечались на самом высоком уровне: в 2001 году он был удостоен стипендии Президента Республики Беларусь, а в 2010 году – награжден грамотой Министерства образования Республики Беларусь.

Ректорат, профессорско-преподавательский состав, сотрудники и студенты ПГУ от всей души поздравляют Сергея Ананьевича и желают ему крепкого здоровья, счастья, неиссякаемого оптимизма, покорения новых научных вершин и талантливых учеников!

Мы воспользовались этим замечательным поводом, чтобы поближе познакомиться с уважаемым юбиляром.

Сергей Ананьевич Вабищевич

Корр.: Сергей Ананьевич, расскажите, пожалуйста, откуда Вы родом, о том, где прошло Ваше детство.

С.А. Вабищевич: Я родился в деревне Плотница Столинского района Брестской области. Это между Пинском и Давид-Городком. Через год после моего рождения родители переехали в Пинск, так что мои детство и юность прошли там. В 1983 году я окончил пинскую школу №7 и решил поступать в высшее учебное заведение. И здесь встал вопрос выбора.

Раньше у абитуриентов не было такой информации, как сейчас. Ни буклетов, ни Интернета. Сейчас мы живем в совсем другую эпоху – узнать что-то о вузах и предлагаемых ими специальностях можно просто не выходя из дома! Если бы в наши годы существовали такие возможности! А тогда почти вся актуальная для абитуриента информация передавались из уст в уста. Что-то давали поездки на дни открытых дверей.

Корр.: Что же определило Ваш выбор?

С.А. Вабищевич: С самого детства все дела, которыми я занимался, требовали какой-то инженерной мысли. Раньше хорошие игрушки нельзя было купить. Приходилось делать их самим. Мастерили какие-то автоматы, пистолеты. Все лето я проводил у бабушки и дедушки в деревне. Выполнял любую деревенскую работу. Помню, мой родной дядя делал деду трактор, а я наблюдал за его работой, помогал ему, как мог. Так что, все, что касалось каких-то конструкций, материалов, сварки, было мне хорошо знакомо.

В то время многие молодые люди увлекались радиотехникой: например, делали усилители и цветомузыку для магнитофонов. Но я понял, что меня привлекает не столько это, а физические процессы. Не стоит забывать, что тогда физика, квантовая механика, лазеры, полупроводники еще были окружены ореолом научной романтики, зародившейся в 50-60-е годы прошлого века, и манили к себе молодежь.

В школьные годы я принимал участие в олимпиадах. Даже достижения были: занимал второе, третье места. Но не по физике, а по химии. И, может быть, химия была мне даже ближе. Но дело в том, что в столь юном возрасте очень сильное влияние на человека оказывают учителя, родители, знакомые, друзья. Так вышло и у меня. Окончательный выбор в пользу физики я сделал по совету отца моей одноклассницы, который иногда присутствовал при наших бурных дискуссиях о будущем и преимуществах одной профессии перед другими.

Мне показались убедительными аргументы, что физики, работая на стыке наук, понимают многое. Все же вышло из физики. Молекулярная физика – это химия, электричество, магнетизм – это радиотехника и так далее. Физики все могут понимать и в этом наше преимущество. Но в этом и наш недостаток. Нам приходится сильно распыляться на большие области и пространства. Тогда показалось, что мне по душе именно занятие физикой и я, к счастью, не ошибся!

Корр.: Знаю по опыту друзей и знакомых, что учиться на мехмате и прикладной математике в БГУ было очень тяжело. Говорили, что туда легко как поступить, так и «вылететь». А как было на физфаке?

С.А. Вабищевич: Действительно, сравнивая, например, с юрфаком или даже с истфаком, поступить к нам было не так сложно. На историю в те годы некоторым удавалось пройти только с третьего-пятого захода! А на физический факультет было всего-навсего (вдумайтесь, «всего-навсего»!) три-четыре человека на место. Я поступил на производственный поток физического факультета БГУ, который готовит квалифицированный кадры, прежде всего для научных исследований и педагогов для высшей школы. Да, учеба на физфаке не стала легкой прогулкой! Но было огромное желание и интерес все понять и постигнуть. Мы добывали и хранили свои знания. Интернета, компьютеров и мобильных телефонов не было. Все, что ты узнавал, старался осознать, запомнить, сохранить и применить. Может быть, поэтому мы всегда видели взаимосвязь между преподаваемыми нам дисциплинами, наматывали знания как клубок от первого до пятого курса. Современным студентам в этом смысле и сложнее, и легче: всегда есть соблазн нажать на кнопку, что-то узнать и почти сразу забыть. Кнопка-то ведь всегда под рукой! Только самые стойкие современные студенты стремятся и способны накапливать знания в себе. Думаю, что у них впереди интересное успешное будущее и за ними, как бы пафосно это не звучало, будущее всей нашей страны!

Корр.: Вам быстро удалось приспособиться к университетским требованиям?

С.А. Вабищевич: Да. Но не прошло и года, как вышел приказ министра обороны СССР Устинова Д.Ф. о призыве на воинскую службу всех без исключения, в том числе и студентов высших учебных заведений. Это был новый пик обострения «холодной войны» – 1984 год.

Служба в армии

Служил я в Рязани в железнодорожных войсках. Был водителем в автороте. Права профессионала категории «С» я получил еще в школе, закончив класс по автоделу. Мне это дало возможность в армии водить различные автомобили. На службе приобрел большой водительский опыт, освоил ряд других специальностей. На «гражданке» все это мне пригодилось.

Водитель в автороте

Главное в моей учебе происходило уже по возвращении из армии. На втором курсе проходило распределение по специализациям в самом широком диапазоне: от ядерной физики до биофизики. Выбор был не простым. Но я уже тогда понимал, что не так важно то, где ты будешь работать, а то, будешь ты заниматься любимым делом или нет. Можно всю жизнь проработать в какой-то сфере, получать хорошие деньги и быть недовольным: ведь ты так и не нашел свое подлинное призвание. Мне очень нравилась физика полупроводников. Это и предопределило мой выбор. Я пошел на кафедру, на которой изучали процессы дефектообразования в полупроводниках, в том числе и радиационные.

Корр.: В 80-е годы, наверняка, это было очень развитое и перспективное направление?

С.А. Вабищевич: Конечно! Например, на космических аппаратах использовалось полупроводниковое оборудование, основной проблемой которого была деградация приборов под воздействием радиации, и многие лаборатории работали над изучением этих процессов. В Беларуси было немало профильных заводов: «Камертон» в Пинске, «Цветотрон» в Бресте, «Интеграл» в Минске, «Измеритель» в Новополоцке и другие. В основном они работали для военной промышленности, которая требовала надежных микросхем и аппаратуры. Предприятия, действительно, выпускали качественную продукцию. Отсюда был и стабильный интерес к профессии, и высокие зарплаты, и хорошая перспектива вплоть до середины 90-х годов. В 1987 году я даже видел наш первый белорусский ноутбук! Тогда он, правда, назывался просто персональной ЭВМ. Он представлял собой небольшой ящик размером с лист формата А4, имел клавиатуру, на которой набирали программу, интерфейс, ЖК-экран. Сейчас же многое придется начинать заново…

На кафедру физики полупроводников я пришел за год до распределения по специальностям, потому что в то время на физфаке существовала практика по привлечению к инициативной работе по научно-исследовательским темам студентов младших курсов. А мне так хотелось уже начать делать что-то настоящее, нужное науке! Встреча с моим будущим руководителем, Дмитрием Ивановичем Бринкевичем, была, в общем-то, случайной, интуитивной, поскольку преподавателей на 1-2 курсе мы еще знали не всех. И, как показала жизнь, я не ошибся в своем выборе!

Я благодарен за вклад в мое становление научной школе кафедры физики полупроводников и наноэлектроники БГУ, к которой я принадлежу, и лично моим Учителям и коллегам по научно-исследовательской деятельности: Дмитрию Ивановичу Бринкевичу, Владимиру Васильевичу Петрову, Владиславу Савельевичу Просоловичу, Владимиру Борисовичу Оджаеву, Юрию Николаевичу Янковскому.

Корр.: Университетская жизнь – это не только учеба и студенческая наука. Как Вы проводили свободное от занятий время?

С.А. Вабищевич: Я увлекался спортом. Неплохо плавал – имел первый разряд. В университете занимался многоборьем ГТО («Готов к труду и обороне СССР»). В эту программу физкультурной подготовки входили: бег на 100 м, метание гранаты, стрельба, плавание на 200 м и легкоатлетический кросс на 3000 м. Я и здесь добился первого разряда и дважды становился чемпионом БГУ.

Увлечение спортом

В те годы огромной популярностью среди студентов пользовалось стройотрядовское движение. В свой первый стройотряд я поехал под Клецк. Есть такой городок недалеко от Несвижа. Мы там строили клуб и навесы для колхозного автопарка. Мой отец, мастер на все руки, научил меня основам профессии каменщика. В университете я закрепил эти навыки, получив специальность во время двухмесячных курсов: с нами занимались инструктора, мы сдавали зачеты. Получалось неплохо! Было весело и интересно! Но, главное, приятно вспоминать то, что мы оставили после себя на Минщине такой памятный след. Всегда тянуло посмотреть, а что же там сейчас есть. Не так давно зашел на Google Maps, посмотрел сверху. Наши объекты и сейчас стоят и работают! Вокруг клуба уже разбит парк.

Участие в стройотрядовском движении

Второй раз в стройотряд я попал после третьего курса. Мы работали в Восточной Сибири. Город Усть-Илимск на реке Ангаре в Иркутской области. Долго летели туда через Томск, Иркутск, Братск, а потом с несколькими пересадками добирались до места на поезде. Днем там было очень жарко, а ночью прохладно. Жуки-короеды были размером с ладонь. Когда идет вырубка леса, слетаются миллионы! Очень сильно кусались. Зато там были такие рыбные места! Я как рыбак просто не мог такого пропустить. Один раз наловили с друзьями целое ведро окуней! В этом стройотряде мы строили железную дорогу, готовили для нее инфраструктуру. Я тогда смеялся, что прослужив два года в железнодорожных войсках, не имел к железной дороге никакого отношения, а как студенту даже довелось поработать шпалоподбойником. Это такое вибрирующее устройство, при помощи которого под шпалы загоняют щебень. Такая штука весила 19 килограммов. Но мне очень понравилось. И денег удалось заработать!

Корр.: Сергей Ананьевич, как Вы попали в Новополоцк и какими были первые впечатления от знакомства с НПИ?

С.А. Вабищевич: Сначала я планировал заниматься научно-исследовательской деятельностью. Но судьба распорядилась так, что пришлось задуматься над тем, чтобы преподавать. Я еще на третьем курсе женился, потом родился сын. Когда встал вопрос о распределении, а тогда, в 1990 году, заводы переживали кризис, я выбрал Новополоцкий политехнический институт. Здесь как раз требовались преподаватели физики. Так, вместе с супругой, тоже выпускницей физфака БГУ, мы были распределены в Новополоцк. Нас пригласила Нонна Владимировна Ощепкова, которая тогда возглавляла кафедру физики.

О Нонне Владимировне можно рассказывать долго! Это прекрасный человек и талантливый педагог, который приобщил меня к научной работе со студентами. Она – великий человек! Кстати, именно с нее началась научно-исследовательская деятельность, НИРС в нашем вузе. Первые научные конференции студентов – это ее инициатива. Я у нее многому научился!

Каким было первое впечатление от НПИ? В БГУ, когда сталкиваешься с преподавателями, ощущаешь в их отношении пиетет и восхищение. Они выглядят такими недоступными! Двери в их кабинеты кажутся такими высокими! Когда мы, молодая семья физиков, приехали в Новополоцкий политехнический институт, то он сразу расположил нас, вчерашних студентов, к себе каким-то домашним уютом, а трудившиеся в нем люди – своим отношением к нам. Это ощущение сохраняется у меня до сих пор.

Очень скоро я убедился в том, что здесь по-другому строятся и отношения между преподавателями и студентами. В ПГУ преподаватели, по-хорошему говоря, нянчатся со студентами, в большей мере видят в них равного собеседника. В БГУ воспитание шло, скорее, через процесс преподавания: ты видел перед собой великого человека и пытался до него дорасти. А здесь великий человек не похож на неприступного небожителя!

Я вовсе не ошибся, говоря о великих людях в Полоцком государственном университете. На самом деле, когда я сравниваю преподавателей, ученых в БГУ и ПГУ, отчетливо вижу, что у нас на самом деле много великих людей. Это профессионалы с большой буквы, сильные творческие личности!

Научная и преподавательская деятельность

Эти достоинства нашего университета и сделали меня его патриотом, хотя сам я из Пинска, оканчивал БГУ. Неслучайно, именно сюда поступили мои дети. Сын, Сергей, учился на специальности «Проектирование, сооружение и эксплуатация газонефтепроводов и газонефтехранилищ». Сейчас работает в Гомеле. Он инженер-проектировщик в БелНИПИнефть производственного объединения «Белоруснефть». Постепенно растет в профессии. Совсем недавно защитил в ПГУ магистерскую диссертацию. Дочь, Аня, учится на специальности «Электроснабжение». Одним словом, мне очень понравилось здесь, и не жалею, что связал с Полоцким университетом свою жизнь!

Корр.: Насколько легко Вам дался переход от студенческой скамьи к преподавательской работе?

С.А. Вабищевич: Быть преподавателем – большой труд и ответственность! Естественно, приходилось много работать, но мне очень помогли мои старшие коллеги! Очень быстро набирался педагогического опыта. Сразу же после приезда в Новополоцк меня бросили на «амбразуру»: как раз в 1990 году по инициативе ректора Эрнста Михайловича Бабенко на базе школы № 2 были созданы профильные классы с углубленным изучением физики, математики и химии. Школьники приходили к нам на занятия. Позже эксперимент продолжился уже в школе № 10. Именно на этой основе в 1993 году и был создан Новополоцкий лицей. В этих профильных классах был задействован весь университет! Я преподавал в лицее физику до 2002 года. Рад, что довелось поработать с замечательными, талантливыми ребятами!

Корр.: Да, в то время была создана взаимовыгодная система сотрудничества между ПГУ и лицеем: прекрасно подготовленные лицеисты массово пополняли ряды студентов в нашем университете.

С.А. Вабищевич: Да, конечно! Помните, были так называемые «кандидаты в студенты»? Мне кажется, тот успешный опыт заслуживает внимания. Хорошим примером такого сотрудничества мог бы стать БГУ и его Лицей. Все равно, так или иначе, лучшие учителя и школьники города обращаются за помощью к университетским преподавателям. Мы проводим для педагогов мастер-классы, консультируем талантливых старшеклассников. У нас есть хорошая, толковая молодежь!

В ПГУ делается немало для привлечения абитуриентов. Знаю об этом не понаслышке – с 2001 по 2003 и в 2005 году сам был ответственным секретарем приемной комиссии университета. В первую очередь в плане социально-бытового обустройства студентов и их взаимосвязи с преподавателями в отношении учебы.

У большинства преподавателей ПГУ есть возможность и потребность, желание часто встречаться со студентами, что-то обсуждать, чему способствует, в том числе, и методика преподавания и оценки знаний на основе рейтинговой системы. Мы каждое занятие что-то проводим, чтобы студенты могли показать какой-то результат своей учебной работы. Это дисциплинирует и настраивает на систематическую работу. Наши студенты очень довольны инфраструктурой, комфортом, который предоставляется им в ПГУ! Но я считаю, что их нельзя расслаблять, а поддерживать высокие требования. Когда высшее образование становится всеобщим, то ценность его падает. Конечно, возможно, и надо учить всех. Вопрос в том, чтобы студенты соучаствовали в этом процессе.

Корр.: Преподавание в университете Вы успешно сочетаете с научной работой. В Новополоцке Вы продолжили заниматься полупроводниками?

С.А. Вабищевич: Да. Моя кандидатская диссертация была посвящена процессам дефектообразования в кремнии и фосфиде галлия. Защитился в 1997 году. На протяжении всего времени занимаюсь исследованиями в области материаловедения полупроводников, полимеров и структур на их основе. Особое внимание при этом уделяется влиянию дефектно-примесного состава, внешних воздействий на прочностные свойства материалов. Работа интересная, серьезная, экспериментальная.

Корр.: Сергей Ананьевич, Вы – успешный, плодовитый ученый. Вы не планируете замахнуться на докторскую степень?

С.А. Вабищевич: Если у меня будет такая возможность в будущем, то да. В настоящее же время в научной работе у меня такой принцип: все, что исследовано, должно быть опубликовано; должен поделиться своими наработками с другими учеными. Стараюсь не «работать в стол». Вот провел исследования, измерения, и я тут же сажусь и пишу. Иначе, пока будешь раздумывать, черновые материалы полежат мертвым грузом, а потом устареют, и ты спросишь себя: «А зачем я сидел ночами и днями работал?» Для чего? Я считаю кощунством и расточительностью, что-то «поисследовать» и отложить в стол до лучших времен. Ну и смысл тогда жить? Я вижу смысл жизни в том, чтобы жить здесь и сейчас в полную силу!

Научно-исследовательская работа

С точки зрения науки у меня так. Может быть, я не прав. Возможно, надо накапливать научный материал, бросить все и начинать заниматься диссертацией. Но докторская – очень энергозатратный процесс и для души, и для тела. А с другой стороны, у тебя печатаются статьи в солидных журналах, индекс цитируемости высокий. Раз берут, читают, анализируют и цитируют, значит, ты чего-то стоишь! Наука вообще вещь общественная. Может быть, именно в твоих экспериментальных результатах кроется подтверждение каких-то общих теорий, без которых невозможно дальнейшее движение вперед целой отрасли фундаментальной науки. Я считаю, что такой вклад в общее дело не менее важен, чем наличие твоей личной диссертации.

Корр.: Радиотехнический факультет был создан незадолго до Вашего появления в НПИ. Получается, Вы стояли у его истоков, а позже на протяжении пяти лет возглавляли его. Каким Вы видите перспективы развития РТФ?

С.А. Вабищевич: Сейчас университет переживает различные трансформации. Я понимаю, с чем это связано: в настоящее время нужно экономить, оптимизировать средства. Но я надеюсь, что это не затронет жизненно важные процессы: не пропадут специалисты, сохранятся направления и школы. И когда придет время, мы опять спокойно, подобно кувшинке, развернемся: засветило солнце – она распустилась, солнце пропало – она оптимизировалась. Нужно брать пример с природы! Эта цикличность была, есть и будет. Бывали времена и похуже, а лучшие обязательно наступят!

РТФ давно доказал свое право на существование. Мы забываем, что из него вырос другой факультет – факультет информационных технологий. Кафедра вычислительных систем и сетей, кафедра технологий программирования – наши кафедры.

Важным показателем, на мой взгляд, является то, что наш факультет всегда распределял всех своих выпускников! Это говорит о том, что выпускающие кафедры, их заведующие и преподаватели – Ю.Г. Грозберг, А.П. Голубев, А.С. Вершинин, В.К. Железняк, к огромному сожалению уже покойный С.В. Мальцев, и многие другие – отлично выполняли и выполняют свою работу. Отлично! У нас наукоемкий факультет. Нас нельзя сравнивать с теми, кто может давать результат сразу. Наших специалистов надо тщательно и скрупулезно готовить, но и заменить их на рынке труда другими сложно, а значит, они всегда будут востребованы. Особенно если мы не просто дадим им знания по различным предметам, но и научим их учиться всю оставшуюся жизнь. Что поделаешь – такая профессия у радиотехника: знания надо постоянно обновлять!

А что касается перспектив развития РТФ, то все будет зависеть от его поддержки и подпитки – кадровой, материальной. У меня нет ни малейшего сомнения в том, что при должной заботе наш факультет ждет прекрасное будущее!

Конечно, перспективные направления у нас определяет государство. Именно оно расставляет приоритеты. Но надо и самим проявлять инициативу. Можно, например, обратить пристальное внимание на энергетику, в том числе на нетрадиционные возобновляемые источники энергии, особенно солнечную энергетику, ветроэнергетику. Солнечные батареи пока дороги, но это надо развивать. В США, например, еще в 2007 году насчитывалось свыше миллиона крыш, оборудованных солнечными батареями. Больших успехов в этой области достигнуты и в Европе, например, в Германии, Великобритании, Швеции, Финляндии. А это, замечу, страны, которые по количеству солнечных дней уступают Беларуси! Развитие нетрадиционных направлений в области энергетики позволит придать университету облик современного европейского инновационного вуза.

Корр.: Развитие инновационных научных направлений в немалой степени зависит от притока свежей крови. На каком уровне сегодня находится студенческая наука на факультете?

С.А. Вабищевич: Интерес к научной работе у студентов есть! Хотя по-настоящему занимается наукой только около 10%, но это действительно талантливые ребята. Ради них уже можно работать!

Считаю, студенты нашего факультета успешно занимаются прикладной наукой. Знаю, что на факультете активно работают со студентами такие преподаватели, как В.Ф. Янушкевич, Д.А. Довгяло, А.Л. Адамович. Под их руководством ежегодно студенты РТФ получают дипломы республиканских конкурсов студенческих работ.

У меня, например, с 2002 на республиканском конкурсе студенческих научных работ девять человек получили первую категорию, двое – вторую, а один – третью. Сейчас очень ужесточились требования! В нынешнем году Владислав Криштопа получил только диплом третьей степени. Он изготовил трекер – поворотное устройство, отслеживающее положение солнца и обеспечивающее максимальный КПД солнечной батареи в данных условиях. Владислав сделал полностью автономное устройство, рабочий образец, который программировался, управлялся.

Корр.: А в чем состоит, на Ваш взгляд, роль современного преподавателя?

С.А. Вабищевич: Мы, преподаватели, должны воспитывать смену и частичку себя передать другому. Вот это и есть продукт. Да, это не самая благодарная работа. Это в чем-то эфемерная деятельность. Ее результат нельзя пощупать. Даже туман можно поймать, конденсировать воду.

С.А. Вабищевич со студентами

А знания? Как оценить вклад каждого из нас в образование студента? Думаю, что наше предназначение на первом этапе – передать свои знания и научить их применять. Так мы развиваем людей и в дальнейшем лучшие из них научатся сами получать знания, анализировать их и применять в своей жизни. Это и есть результат нашей работы: формирование профессионала с активной жизненной позицией. Чем больше таких людей от нас уйдет в жизнь, тем в большей мере мы выполнили свое предназначение. Я жду, когда появится новый талантливый студент. Не просто жду. Я почву вскапываю! Бегаю возле них, постоянно к чему-то призываю, постоянно что-то показываю, заинтересовываю, привлекаю к научной работе. Делать это в наших условиях совсем не просто, потому что прикладное значение фундаментальных физических исследований не всегда раскрывается сразу. Но моя жизненная цель – быть полезным людям!

С.А. Вабищевич: Быть преподавателем – большой труд и ответственность

Вы знаете, за что Жорес Алферов получил Нобелевскую премию? За полупроводниковые гетероструктуры. Это как послойный пирог из полупроводников. Прежде чем его разработки получили широкое внедрение, заслуги – достойно оценены, прошло несколько десятилетий! А скажите, пожалуйста, какая отдача в фундаментальных научных исследованиях может быть за два-три года?!

Но у нас, преподавателей, вопрос стоит по-другому. Мы готовим инженеров. И они дадут отдачу почти сразу же после выпуска – в течение трех-пяти лет. Свою задачу я выполняю. Толковые выпускники распределяются полностью, остаются на своих работах, не уходят в другую сферу, способны, зная физику, осваивать совершенно новые технологии и быстро приспосабливаться в профессиональном плане к частым изменениям на рынке труда. Но мы только часть, только небольшой винтик этого процесса. Разрушение самой мелкой детали может вызвать поломку всего механизма.

Корр.: Жизнь преподавателя и ученого – это не только лекции и эксперименты. Чем Вы интересуетесь, чем любите заниматься в свободное время?

С.А. Вабищевич: Все мои родственники остались на малой родине – на Пинщине. Все что у меня есть здесь – это, прежде всего, семья. Моя супруга, Наталья Вячеславовна Вабищевич, – моя коллега по кафедре. Она закончила кафедру физики твердого тела БГУ, что позволяет нам вести научно-исследовательскую работу по одному направлению. Мы с ней вместе уже 28 лет. Вырастили двоих детей. Внуку четыре года. Я стараюсь больше внимания уделять семье, поддерживать детей.

Сергей Ананьевич вместе с дочерью

А хобби у меня, наверное, как и у всех. Немножко спорт. Сейчас отвожу ему меньше времени, но люблю и продолжаю играть в футбол. У нас в университете была своя дружная футбольная компания: П.В. Коваленко, Н.Н. Попок, А.П. Кремнев, В.П. Авдейко, В.Ф. Янушкевич, С.Н. Любецкий, А.Н. Пугачев, А.Н. Балгурин, В.Н. Линник. Мы, конечно, меньше стали заниматься футболом. Все-таки не юноши уже! А были времена, когда на дни факультетов нас пытались обыграть – чаще безуспешно – студенческие команды!

Немножко спорт

Игра в футбол

Но активный отдых по-прежнему занимает в моей жизни важное место. Когда-то я был совершенно равнодушен к сельхозработам. А сейчас дача, и все, что связано с дачным участком – мое главное хобби. Люблю ходить в лес за грибами. Велосипед люблю. Обожаю рыбалку! У меня дача на озере Навлица – хорошее рыбное место. Люблю путешествовать на автомобиле. А остальное... Как у любого обычного человека.

На рыбалке

Корр.: Сергей Ананьевич, что бы Вы пожелали университету, что бы хотели увидеть в нем в ближайшем будущем?

С.А. Вабищевич: Мне нравится, что наш университет развивается, растет, постоянно пополняется зданиями, сооружениями. Это очень хорошо! Я считаю, что именно благодаря этому, в том числе, ПГУ не потерял своей привлекательности для абитуриентов в эпоху пресловутой демографической ямы. Первое впечатление оно ведь самое важное. А когда абитуриенты и их родители видят, каким современным выглядит наш вуз, то у них не возникает сомнений, что и знания они здесь получат достойные. В дальнейшем, став студентами, они лишь убеждаются в этом. Того, кто хочет учиться, в ПГУ сделают настоящим профессионалом! Для этого у нас есть все и в материальном смысле, и в смысле квалификации преподавателей.

Я не такой большой специалист в Болонском процессе, но мне кажется, участие в нем Беларуси может позволить нам избавиться от чрезмерной централизации управления учебным процессом. Раз Болонская декларация приветствует разнообразие, почему бы нам при содействии Министерства образования опять не принять какую-то стратегию по привлечению талантливой молодежи по упрощенной схеме в духе успешного опыта работы с Новополоцким лицеем. Университет и государство заинтересованы в том, чтобы человек получил качественное образование. За меньшие деньги, за меньшее время и в наиболее удобном для него месте.

Студентам нашего вуза я хотел бы пожелать провести годы учебы в ПГУ с максимальной пользой. Поверьте, столько возможностей, сколько вы имеете здесь в отношении и учебы, и научной деятельности, и быта, и досуга, вам далеко не везде смогли бы предложить. Так пользуйтесь этим с умом! Проявляйте больше неформальной инициативы, как в учебе, так и в жизни! Студенческое время самое захватывающее, самое деятельное, но такое короткое! Не позвольте ему пролететь впустую!

Как преподавателю мне очень нравится, что у нас внедряются разные современные формы преподавания: рейтинговая система, информационные средства и методики. Например, наличие в ПГУ широкой мультимедийной базы, на мой взгляд, избавляет преподавателя от рутинной работы и оставляет ему больше времени и возможностей для творческого общения со студентами. Коллеги из других вузов, побывавшие в ПГУ, испытывают по этому поводу чувство «белой» зависти к нашим условиям труда. Думаю, это правильный выбор со стороны руководства нашего вуза, и здесь своих позиций и впредь сдавать не стоит. Единственное пожелание, которое можно высказать – не забывать о будущем, прирастать той же лабораторной базой, стараться идти в ногу с современными производственными технологиями.

Как преподаватель одной из фундаментальных наук я бы хотел, чтобы со стороны коллег с выпускающих кафедр, студентов, магистрантов, аспирантов, к нам проявлялся больший интерес не только на этапе изучения физики. Наши знания могут быть полезны при создании физических моделей разнообразных технологических процессов. Давайте больше общаться, решать совместно возникающие проблемы при выполнении дипломов, магистерских и кандидатских диссертаций! Я уверен польза будет обоюдной!

Корреспондент сайта Владимир Филипенко