29 июня 2016 года свой 60-летний юбилей отмечает заведующий кафедрой технологии и методики преподавания спортивно-педагогического факультета Полоцкого государственного университета, кандидат технических наук, доцент Сергей Эдуардович Завистовский.

Более 40 лет жизни Сергея Эдуардовича связаны с родным университетом. Все эти годы мудрый педагог и неутомимый организатор, талантливый ученый и изобрататель был и остаётся сегодня примером серьёзного и добросовестного отношения к своему делу, высокой работоспособности, целеустремлённости, требовательности к себе и другим, постоянного стремления к новому.

Сергей Эдуардович Завистовский

От имени всех студентов, преподавателей и сотрудников Полоцкого государственного университета сердечно поздравляем Сергея Эдуардовича с праздником и желаем ему крепкого здоровья и дальнейших успехов на научном и педагогическом поприще!

Корр.: Для того, чтобы лучше понять человека, нужно узнать о его детстве. Сергей Эдуардович, где прошли Ваши детские годы? Какую роль в развитии сыграли Ваши родители? Как на Вас повлияла школа?

С.Э. Завистовский: Родился я в 1956 году в Полоцке. Отец мой был военнослужащим, поэтому семья часто переезжала. Когда отец учился в Академии, жили в Харькове, потом перебрались в Сморгонь. Но лучшая часть моих школьных лет прошла в Поставах. Естественно, этот город всегда вспоминается с особой теплотой. Сначала, с 5-го по 8-ой класс, я учился в средней школе № 4, расположенной в военном городке, а с 9-го класса – в СШ № 1. В двух старших классах мы так сдружились, что с тех пор регулярно собираемся на встречи выпускников. А ведь жизнь нас хорошенько разбросала по свету! Кого-то занесло в Красноярск и Тулу, кого-то – в Смоленск, Москву и Брянск. Кто-то живет в Гродно и Минске. В 2013 году мы дружно отметили 40-летие окончания школы, а через два года отпразднуем очередную круглую дату. Кроме того, ежегодно 3 августа мы собираемся, чтобы просто побывать в родных школьных стенах, заходим на кладбище к нашим бывшим учителям…

Отец занимал достаточно серьезную и ответственную должность. Очень многое из того, что сегодня делаю я или мой брат, было заложено именно им. И это касается не только дисциплины, но и отношения к работе, к учебе, к спорту. В 7-ом классе я окончил музыкальную школу по классу фортепиано. Появилось много свободного времени, поэтому пошел заниматься самбо и даже кое-чего в нем добился. Это увлечение потом не оставил и во время учебы в институте.

Поступил я в тогда еще в Новополоцкий филиал Белорусского технологического института в 1973 году. А уже с 1 января 1974 года вуз был преобразован в Новополоцкий политехнический институт.

Корр.: А почему Вы решили остаться в Новополоцке и выбрали машиностроительный факультет?

С.Э. Завистовский: Я пошел по стопам старшего брата – Владимира Эдуардовича Завистовского, ныне заведующего кафедрой механики нашего университета. К этому времени он уже успел окончить три курса машиностроительного факультета. Я успешно сдал экзамены – одна «четверка» и три «пятерки». Проблем с поступлением не было никаких. В нашей школе давали хорошие знания.

В то время у нас на факультете были большие наборы. Шесть групп на потоке – 150 человек! Сейчас машиностроителей – значительно меньше. А какие были интересные производственные практики! После 3-го курса в мае-июле у нас была 2-месячная технологическая практика. Поскольку места были не равнозначные, кто куда поедет, мы определяли путем жребия. Я был старостой группы и вытянул для нас Ригу. Работали на Рижском электромашиностроительном заводе, а жили в кемпингах на Рижском взморье. Это были незабываемые дни! Месяц поработали на рабочих местах, даже деньги какие-то получили. А потом собирали материалы для своих курсовых проектов и заодно продолжали отдыхать на море. Вторая группа тоже была в Риге, но проходила практику на дизелестроительном заводе и жила в городе. Ребята приезжали к нам в гости. Остальные студенты поехали во Владимир, в Тольятти на ВАЗ, в Калинин на вагоностроительный завод. Кстати, на последнем я проходил преддипломную практику. Было очень интересно!

Корр.: Студенческие годы, наверняка, были богаты и на впечатления, напрямую не связанные с овладением инженерной специальностью?

С.Э. Завистовский: Во время учебы в НПИ очень запомнилось участие в студенческих отрядах. В 1975 и 1976 годах я был в стройотряде «Эврика», который, кстати, существует и сегодня. Тогда им руководил легендарный Валерий Алексеевич Ануркин. Мне кажется, он, тогда уже был заместителем начальника управления по капитальному строительству ОАО Головная компания «ЛУКОЙЛ».

Это было чудесное время! В 1975 году в стройотряд набирали бойцов со всех технических факультетов. А в следующем году сделали ставку только на строителей. Меня эти ограничения не затронули. К этому времени я уже имел квалификацию машиниста растворобетонного узла, у меня было свое подразделение из трех человек. Кроме того, тогда поехала вся наша секция борьбы и университетский вокально-инструментальный ансамбль, который только вернулся с каких-то зарубежных гастролей. Помню, в первый же вечер после приезда на работу в Рудню, что на Смоленщине, для местной публики и стройотрядовцев из других российских и белорусских вузов мы организовали отличный концерт.

По результатам работы стройотрядов, а тогда как раз какой-то юбилей стройотрядовского движения отмечался, наш командир, Ануркин, получил медаль «За трудовую доблесть». 1 сентября на посвящении в студенты проводился парад стройотрядов: шли от института на стадион, там было целое мероприятие! Каждый год мы получали какие-то переходящие знамена. Было очень интересно!

Занимались спортом. В частности при нас засветилась звезда Вячеслава Степановича Парамыгина, который тогда заведовал кафедрой физвоспитания. Всех студентов он пропустил через биатлон: через лыжные гонки и стрельбу. Собрал группу, из которой потом выбрал несколько человек, стал с ними заниматься. В итоге его дочь, Светлана Парамыгина, принесла Беларуси серебряную медаль зимних олимпийских игр 1994 года, три золота чемпионата мира.

В те годы физкультура и спорт были действительно массовыми! Многие студенты занимались легкой атлетикой, борьбой. Помню, на первом курсе к нам приходили преподаватели. Кто-то стал заниматься волейболом, кто-то стрельбой, кто-то на борьбу пошел. С нами занимался прекрасный тренер – мастер спорта Павел Яковлевич Ковалевский. Тренировались в зале 28-го училища. Все вечера у нас были заняты – времени скучать не было!

Но и об учебе не забывали. В 1978 году я окончил институт «с отличием». Мне очень повезло с наставником – Александром Марковичем Альховским. Он приехал к нам из Ленинграда. Здесь занимался вопросами специального резания металлов. Наши занятия с ним дошли то того, что на 4-ом курсе я стал первым студентом-очником НПИ, который получил авторское свидетельство. Когда уже оканчивал институт, моя дипломная работа основывалась на этом изобретении. В последующем оно использовалось на Калининском вагоностроительном заводе. В вагонных тележках, которые в то время там производились, была очень «проблемная» деталь. А мое изобретение как раз позволяло повысить эффективность процесса металлообработки, процесс резания крупногабаритных цилиндрических деталей.

Корр.: Получается, Вы рано начали заниматься наукой. Каким образом была организована студенческая наука в те годы? Возможно, кое-что из того опыта можно было бы использовать и сегодня?

С.Э. Завистовский: Я даже был председателем Студенческого научного общества машиностроительного факультета. В том недалёком прошлом научная деятельность в университете была организована достаточно хорошо. И, кроме того, что говорить, страна была другая! Потребности были иными! Поэтому возможности, которые имели тогда организаторы науки, были куда лучше, чем сейчас. В Советском Союзе, любые инициативы, которые исходили снизу, приветствовались, как говорится, только предлагай!

Незадолго до окончания НПИ, на заседании Государственной экзаменационной комиссии ее председатель – доктор технических наук, профессор Нил Николаевич Дорожкин – увидел, наверное, что-то во мне и предложил поступать к нему в аспирантуру. Буквально через полгода он стал членом-корреспондентом Академии наук. Я очень благодарен судьбе за то, что она связала меня с лабораторией проблем надежности и с Нилом Николаевичем. Это был абсолютно неординарный человек!

Через три года я закончил с представлением диссертации аспирантуру. Защита проходила на докторском совете физико-технического института. Из пятнадцати человек четырнадцать были докторами наук. Там были представлены все научные технические школы, которые были у нас в Беларуси, присутствовали все наши зубры – Петр Иванович Ящерицын, Станислав Александрович Астапчик.

Корр.: Чему была посвящена Ваша диссертация?

С.Э. Завистовский: Моя диссертационная работа была посвящена упрочнению деталей химического оборудования могилевского производственного объединения «Химволокно». Более конкретно, она касалась упрочнения затворов запорных вентилей, т.е. восстановления работоспособности изношенных поверхностей методами нанесения покрытий из металлических порошков. Тогда это было очень современно, а сейчас эта дорогостоящая технология отошла на второй план.

Корр.: А в чем была тогда перспективность развития этого направления? Я сам родом из Молодечно и помню, как у нас в городе в 80-х годах прошлого века появился завод порошковой металлургии. С ним связывали большое будущее, а сейчас я даже не знаю, существует ли он вообще.

С.Э. Завистовский: Да-да! Это при нас было. Наша лаборатория в Академии наук совместно с Институтом порошковой металлургии готовила техническое задание на разработку проекта нового завода. У нас работал один доктор наук, потом защитилось еще двое. А еще было и двадцать пять кандидатов наук! Наш руководитель стал Лауреатом премии Совета Министров БССР. Кроме того, этим вопросом в свое время очень плодотворно занимался Федор Иванович Пантелеенко, долгие годы успешно работавший у нас в университете, а вплоть до недавнего времени – первый проректор Белорусского национального технического университета.

На Молодечненском заводе порошковой металлургии делали очень интересные вещи. Мы давали свои предложения по выпуску определенной гаммы материалов, которые в последующем использовались. Завод в то время работал на весь Советский Союз. Это было очень серьезное предприятие!

Корр.: А в чем причина того, что развитие завода и всего направления затормозилось? Это связано с тем, что белорусское машиностроение переживает не самые лучшие времена или у этой проблемы более глубокие корни?

С.Э. Завистовский: Наши технологии связаны с необходимостью наличия серьезной сырьевой базы. Раньше в качестве таковой выступала Украина. Это Торез – Завод наплавочных сплавов, это Кировоград, Донецк. Причем, эти заводы работали на весь Советский Союз. Они выпускали очень хорошие материалы на основе никеля, хрома. Проблемы нашей порошковой металлургии связаны только лишь с этим. Недаром докторская работа Федора Ивановича была посвящена разработке специального наплавочного материала без большого количества легирующих добавок. Например, если в Торезе его выпускали на основе хрома и никеля, то Федор Иванович и его коллеги похожие материалы делали из железа. Было разработано техническое условие и как раз на молодечненском заводе выпускались эти материалы.

Корр.: Вы еще продолжаете заниматься этой тематикой?

С.Э. Завистовский: Жизнь показала, что это направление пользуется спросом, но оно достаточно дорогое, а в некоторых случаях есть альтернативные технологии, связанные с изготовлением новых деталей без ремонтных производств. Поэтому сейчас конъюнктура рынка такова, что отсутствие оборотных средств не позволяет использовать эти технологии.

Хотя где-то на рубеже столетий мы с моим братом Владимиром Эдуардовичем работали очень эффективно. У нас только на двоих было хозяйственных договоров где-то на 150 тысяч рублей. Это при том, что на весь университет в то время приходилось порядка одного миллиона рублей. У нас была лаборатория, свой маленький конструкторский коллектив. Мы делали интересные вещи для нашего региона, в частности, для Глубокого, Постав, Витебска, а кроме того, для Гродно и даже Великого Новгорода.

Корр.: Получается, сейчас это направление практически пришлось свернуть?

С.Э. Завистовский: Да, нам пришлось сменить тематику. В частности, после этого мы очень активно занимались нанесением не металлических, а синтетических покрытий – из полиамидов, из лавсанов. Это были покрытия, которые имитировали дорогостоящие ткани, которые использовались, например, для обивки помещений. Производили различные подкладки, ложементы. Получались очень красивые вещи! Кроме того, пытались таким способом наносить на металл полиэтилены для защиты от коррозии. Но отсутствие финансирования не способствовало дальнейшему развитию этого направления.

Корр.: Изменилась ли ситуация в последние годы? Видите ли Вы свет в конце тоннеля?

С.Э. Завистовский: Одна из наших последних работ была выполнена совместно с Полоцким авторемонтным заводом, а сейчас и завода уже такого нет! Раньше на предприятии выполняли очень много шлифовальных операций. Они покупали абразивные материалы российского производства. Мы им предложили изготовить собственный абразивный материал с ориентированной геометрией расположения зерен. На основе этого было выполнено задание госбюджетной программы, подготовлена диссертационная работа. Уже буквально не сегодня, так завтра, мой аспирант Александр Сергеевич Кириенко выходит на защиту. В ближайшие дни у него назначена встреча с ученым секретарем совета по защите диссертаций.

Так вот, в рамках этих исследований мы добились хороших результатов! В частности, работы, связанные с абразивными материалами, получили положительные отзывы на конференциях. А, кроме того, в 2008 и 2010 году они получили серебряную и золотую медали на Санкт-Петербургской выставке-ярмарке. С этой же разработкой мы вышли на конкурс молодых ученых Беларуси. Кириенко получил диплом второй степени и стал лауреатом специального фонда Президента Республики Беларусь по поддержке талантливой молодежи. Положительных отзывов по этой разработке у него столько, что осталось только защитить диссертацию. Дело остается за малым!

Корр.: Возможно, с появлением 3D-лаборатории в университете у этого направления появятся новые возможности?

С.Э. Завистовский: Все зависит не от университета. Это очень мощная организация, которая может решать и успешно решает очень многие задачи, которые перед ней ставит жизнь и промышленность. К сожалению, производство не ставит перед нами актуальные задачи! Оно сейчас в таком состоянии, которое не предполагает эффективного инновационного развития. Главное – остаться на плаву! Наверное, когда-то все это изменится и отношение к научным исследованиям станет иным. А еще сказывается и наш местечковый менталитет: иногда местные предприятия обращаются за помощью в выполнении работ, с которыми могут справиться сотрудники нашего университета, в витебские, минские, гомельские вузы.

Корр.: Местные предприятия обращаются не к нашим специалистам, а в какие-то более отдаленные заведения, полагая, что там им гарантируется более высокий уровень разработок?

С.Э. Завистовский: Да. В частности, у нас не получилось наладить плодотворное сотрудничество с заводом «Стекловолокно», хотя мы могли бы добиться многого.

Корр.: А все ли завязывается только на возможности белорусской промышленности? Нет ли у Ваших разработок перспектив выхода на внешние, возможно, более денежные рынки?

С.Э. Завистовский: У нас прорабатывались такие варианты. Ближайший зарубежный рынок – это Россия. Но тут тоже есть свои нюансы. Мы работали с российскими разработчиками абразивных материалов и производителями. Они в курсе наших работ. Но у них уже есть отработанная сеть, а поэтому они не очень заинтересованы в каких-то изменениях. Хотя, думаю, при большей настойчивости и здесь можно добиться каких-то конкретных результатов.

Корр.: Есть же, наверное, какие-то программы Союзного Государства, которые должны способствовать развитию научных и производственных связей?

С.Э. Завистовский: Не мне судить об этом, конечно, но любые государственные программы принимает в конечном итоге экспертный совет, который оценивает рациональность финансирования на текущий год. Но, в любом случае, повторюсь, несмотря на проблемы, нужно пытаться с этой работой выходить на внешний рынок.

Корр.: Все упирается в финансирование?

С.Э. Завистовский: Главная проблема в том, что раньше мы могли себе позволить заниматься научными исследованиями в некотором смысле как хобби. Сделали, к примеру, установку. Если она не работает, то мы ее дорабатываем, доводим до ума. В настоящее время, к сожалению, система такова, что мы должны выходить на университетские структуры, разрабатывать и передавать чертежи на изготовление. А где гарантия того, что наша разработка будет использоваться дальше? На мой взгляд, система должна быть более гибкой. Исследователь должен иметь возможность мобильно и малозатратно вносить изменения в конструкцию, оптимизировать ее. К сожалению, такого пока у нас нет!

Проблема даже не в чрезмерной бюрократизации процесса. Нам предлагается совершенно иной методологический подход к научным исследованиям. Более заорганизованный, что ли. Требуется подготовить комплект документов, все оформить, пройти нормоконтроль. Все это очень серьезные вещи!

Да и структура университета своеобразна. Вот решили на каком-то этапе, что все станочное оборудование нужно передать на одну кафедру. А раньше оно было у трех-четырех подразделений: на кафедре технологии машиностроения, на кафедре станков, на кафедре конструкционных материалов, на кафедре механики было кое-что. Сейчас все передали на одну кафедру и в результате оперативности в выполнении новых разработках не стало.

Я не хотел бы никого осуждать. Наверное, правильно, когда в вузе такого рода оборудование сосредоточено на одной площадке. Но с точки зрения научных исследований это не рационально.

Корр.: Что касается научной смены, Вы упоминали Александра Сергеевича Кириенко, который является продолжателем той работы, которая Вами ранее велась. А есть ли вообще у нынешней молодежи интерес к науке?

С.Э. Завистовский: Грамотных и заинтересованных молодых людей много! Нужно просто найти механизм, чтобы разбудить в них такую потребность. Я сейчас не буду говорить о том, что это заслуга лишь нашей кафедры, но, тем не менее, у нас практически ежегодно появляется студент, который становится лауреатом специального фонда Президента. В университете и на других факультетах есть такие ребята, но мы, несмотря на разговоры о непрестижности образования на нашей специальности, показываем хорошие результаты. В прошлом году успеха добился Павел Рогов, а в этом – Алексей Стремоус. Павел работал с Александром Сергеевичем, а Алексей – с нашим новым сотрудником, бывшим директором верхнедвинской школы Андреем Юрьевичем Худяковым.

Работа Алексея связана непосредственно с профилем кафедры – методикой преподавания технического труда. По этой дисциплине мы выставляли команду на областной этап ІІ Республиканского конкурса профессионального мастерства “WorldSkills Belarus - 2016”. Выступили не очень удачно. А вот на финальном этапе в Минске Алексей получил Диплом II степени, серебряную медаль и вошел в сборную команду Беларуси! Кроме того, по предложению организаторов конкурса “WorldSkills Belarus” мы подготовили документы на представление Алексея Стремоуса в банк данных специального фонда Президента. Сейчас Алексея ждет участие в тренировочной встрече со сборной России, а затем, если все будет нормально, в 2017 году он отправится в Абу-Даби (Объединенные Арабские Эмираты) на Чемпионат мира по профессионально-технической подготовке WorldSkills. Есть очень много хороших ребят! Нужно просто за нашей рутиной видеть личность студента, заложенные в нем таланты и склонности, и содействовать их развитию.

Самое интересное, что World Skills – по большинству направлений это конкурс среди средних специальных учебных заведений. Но мы выставили нашего студента, показав, что и высшее образование готовит специалистов не хуже! Если такими качествами обладает человек с высшим образованием, то это гарантия того, что он в последующем научит и других.

Раньше, когда мы оканчивали институт, нам присваивалась квалификация «мастер», это фактически был 6-ой разряд. Выходя из института, мы должны были выполнять работу, которая позволяла бы обращаться с подчиненными на высоком профессиональном уровне и указывать рабочим 2, 3, 4 и 5-го разрядов на их ошибки. Если же человек не владеет мастерством, то он ничего и никому не сможет показать.

Так вот, Алексей Стремоус – это специалист, который может работать и головой, и руками, у которого есть вкус. Приведу пример. На конкурсе «WorldSkills Belarus – 2016» необходимо было выполнить очень сложную пространственную конструкцию. Победитель конкурса в номинации изготовил порядка десяти вариантов, прежде чем вышел на конечный результат. Алексей сумел выполнить задание уже со второго раза! Победитель конкурса имел специальное оборудование, которое позволило повысить качество всех швов конструкции. А нашему участнику большинство работ приходилось выполнять вручную, ведь каждый привозил свое оборудование и работал со своими инструментами. Возможно, имей Алексей в своем распоряжении более качественное техническое оснащение, был бы показан еще более высокий результат.

Корр.: Насколько можно судить, со специалистами на кафедре все хорошо. А вот довольны ли Вы ее технической базой?

С.Э. Завистовский: С формальной точки зрения кафедра укомплектована оборудованием, но оно большей частью, к сожалению, не соответствует современным требованиям. Было бы желательно, особенно в свете необходимости увеличения экспорта услуг – привлечения сюда иностранных студентов, выходить на стандартные, типовые нормокомплекты оборудования. Без этого гарантировать нужное качество подготовки специалистов очень трудно. К сожалению, сейчас мы работаем, как тот русский Левша. Имея не очень хорошее оборудование, мы пытаемся делать хорошие вещи. И у нас это иногда получается! В рамках курсовых, лабораторных работ мы изготавливаем различные модели, которые впоследствии передаем в Центр дошкольного детства «УНИВЕРик», который организован при нашей кафедре. Мы делаем деревянные игрушки, развивающие игры. Изготавливаем некоторые вещи, непосредственно связанные с использованием каких-то инновационных технологий.

Центр дошкольного детства «УНИВЕРик»

Корр.: Получается, что в распоряжении кафедры есть не только какие-то лаборатории и мастерские, но своеобразный полигон, на котором «обкатываются» ваши изделия и идеи – «УНИВЕРик»?

С.Э. Завистовский: Совершенно верно! Эта идея возникла, конечно, у нашего ректора. Дмитрий Николаевич долгое время склонял нас к этому. Но мы как люди прагматичные, понимая, что это достаточно серьезное дело, по возможности оттягивали его внедрение. Но, в конце концов, нас заставила сама жизнь! Дело в том, что на факультете открылась специальность «Дошкольное образование». Возникла необходимость организовать что-то вроде лабораторной базы. Вот мы и решили чисто образовательный проект совместить с деятельностью, которая позволила бы приносить еще и какое-то материальное удовлетворение. В результате возникла вот такая концепция. Пока, к сожалению, она еще далека до совершенства. Есть много разных нюансов. Это, например, и условия оплаты работы наших и приглашенных специалистов.

Работы студентов специальности «Дошкольное образование»

В свое время к нам на работу пришла Светлана Ивановна Дроздова, которая до недавнего времени занимала должность начальника городского отдела образования Новополоцкого горисполкома. Она очень многим нам помогла. Это, прежде всего, касается комплектования штата «УНИВЕРика» квалифицированными сотрудниками. Помимо сотрудников нашей кафедры мы привлекаем к работе лучших педагогов города. Сейчас у нас более ста воспитанников от 1,5 до 6 лет. Это, прежде всего, подготовка к школе: математика, язык, логопедия. А есть еще и группа младших школьников. Мы предлагаем и развивающие занятия: фитнес, шахматы, робототехника и основы программирования, иностранный язык, театральное и изобразительное искусство. Со следующего года планируем начать подготовку первоклассников к углубленному изучению общеобразовательных дисциплин. Это и математика, и языки, и химия, и физика на уровне решения олимпиадных задач для соответствующей возрастной группы.

Воспитанники центра «УНИВЕРик»

Корр.: Очевидно, для этого необходимо тесное сотрудничество с городскими властями – отделом образования Новополоцка. Не все школьные учителя будут рады уходу лучших в «УНИВЕРик». Не секрет, многие из них занимаются репетиторством.

С.Э. Завистовский: А это очень хорошо! Мы работаем с отделами образования на паритетных началах. Начнем с того, что наши учебные программы мы согласовываем с отделом образования. Вся обучающая деятельность, которая осуществляется в нашем Центре, согласована в виде соответствующих методических разработок. Это не самодеятельность!

С точки зрения того, что репетиторство настраивает человека на решение каких-то задач, – это хорошо. Но мы занимаемся не репетиторством, а развитием интеллектуальных способностей. Это совершенно другое! Мы настроены не на достижение каких-то краткосрочных результатов, а работаем на долгосрочную перспективу. С точки зрения образовательного процесса, это гораздо ценнее, чем репетиторство!

Кроме того, мы бы хотели, и ректор на этом настаивает, чтобы «УНИВЕРик» глубже вливался в структуру ПГУ, способствуя формированию университетского мировоззрения даже у этих младших школьников. Это способность и желание учиться, желание получать новые знания.

Корр.: Кроме того, Центр активно ведет профориентационную работу и продвигает университет. В идеале может получиться так, что дети, пройдя через структуры «УНИВЕРика», потом могут влиться в ряды студентов ПГУ.

С.Э. Завистовский: Мы очень хотим, чтобы так и было. Естественно, «УНИВЕРик» оказывает и рекламное влияние, но человек выбирает место учебы сам. Опыт нашего университета показывает, что мы – доноры! Это касается и научных кадров для вузов, и магистрантов, и аспирантов. Абитуриенты – не исключение. К сожалению, не всегда те, которых мы готовим для себя, остаются у нас. С одной стороны, это закономерный процесс, и нужно быть к этому готовыми. С другой стороны, хотелось бы, чтобы у нас были лучшие, и мы прилагаем все усилия, чтобы так и было. Но тут уж как получится.

Корр.: На страницах университетского сайта я с удивлением обнаружил, что Ваш брат, Владимир Эдуардович является болельщиком «Манчестер Юнайтед». А как вы относитесь к «телеспорту»? Как вообще Вы любите проводить свободное время?

С.Э. Завистовский: У моего брата на спортивные мероприятия, особенно в том, что касается футбола, абсолютная память! Он не только заядлый болельщик, но и сам полупрофессионально играл. У него и по ручному мячу, и по бегу, и по футболу спортивные разряды есть. Я же занимался «ковровыми» видами спорта.

С удовольствием посещал футбольные матчи, когда учился в аспирантуре в Минске. После того, как увидел футбол вживую, а то время было периодом расцвета минского «Динамо», смотреть соревнования по телевизору как-то не хочется. Получается, я не заядлый спортивный болельщик. Хотя, конечно, за олимпиадами и другими крупными спортивными событиями слежу!

В свободное время люблю читать. Предпочтение отдаю исторической литературе, книгам, в которых меньше выдуманного. Пополнять память интересной информацией очень полезно. Люблю технику, конструирование. Все-таки я – инженер-механик. Люблю дачу: и отдых, и работу на свежем воздухе. Главное, чтобы ничего не шло во вред. За «бездачный» период, который у нас длится с сентября и до весны, начинают обостряться болезни. Мало двигаешься, получаешь недостаточную физическую нагрузку, полнеешь, чувствуешь себя не очень хорошо. Но потом за лето все это сбрасываешь, и жизнь становится просто прекрасной!

Естественно огромное удовольствие доставляет общение с детьми. У меня две дочки. Одна уже окончила БНТУ по специальности «Программное обеспечение информационных технологий» и работает по специальности, а другая учится там же на втором курсе.

Корр.: Наверное, последнее, о чем нам осталось поговорить, – об университете, о происходящем в нем, о перспективах его развития.

С.Э. Завистовский: Как любой человек, я в жизни совершил много всяких ошибок. Но в одном я не ошибся. Я горжусь тем, что связал свою жизнь с Полоцким государственным университетом! В 1973 году я поступил сюда и с учетом вынужденной пятилетней отлучки в минскую аспирантуру провел в ПГУ всю свою взрослую жизнь. Поэтому знаю университет достаточно хорошо – и его историю, и его «изнанку». Все наше нынешнее руководство – это коллеги, люди, с которыми на разных должностях доводилось тесно сотрудничать. Когда по инициативе Эрнста Михайловича Бабенко был осуществлен переход от обычного вуза к университету, это был очень серьезный шаг вперед.

Крыніца ведаў 2015

Тот стратегический план, который недавно принят у нас в университете, как раз и может позволить достичь большей планомерности в развитии, а, значит, и обеспечить повышение качества обучения студентов и уровня научно-исследовательской работы. Зная наш белорусский менталитет, зная наших преподавателей, которые скрепя сердце и несмотря ни на что все равно трудятся, я уверен, что намеченное этой стратегией мы выполним. Все будет нормально! Нужно только чтобы каждый на своем рабочем месте прилагал максимальные усилия к тому, чтобы приближать то светлое будущее, о котором все мы думаем.

Владимир Филипенко