Полоцкий государственный университет

Полоцкий
государственный
университет

За прошедшими рождественскими праздниками, возможно, не все преподаватели, сотрудники и студенты Полоцкого государственного университета разглядели еще два знаковых дня рождения. Во-первых, в начале календарного года у нас появилась новая административно-структурная единица – кафедра славянской филологии. Во-вторых, свой небольшой юбилей в эти же дни отметила и ее первая заведующая – кандидат филологических наук, доцент Светлана Михайловна Лясович.

Оригинальную версию интервью на белорусском языке читайте здесь >>

intervjyu s lyasovich 28

Мы посчитали невозможным проигнорировать такое удивительное совпадение. В нашем традиционном большом интервью – многоцветный мир научного и художественного творчества Светланы Михайловны, любопытные странички истории кафедры мировой литературы и иностранных языков, сегодняшний день и перспективы развития кафедры славянской филологии.

Корр.: Светлана Михайловна, откуда Вы родом? Кто Ваши родители?

С.М. Лясович: Родилась в Новополоцке в семье инженеров. Родители получили образование по специальности «Технология машиностроения» в нашем тогда еще Новополоцком политехническом институте и потом работали на «Измерителе».

 intervjyu s lyasovich 27

intervjyu s lyasovich 25

В моей семье много читали. В советское время были популярны объединения книголюбов, где по подписке заказывали книги. Я помню, как почти после каждой зарплаты отец приносил домой новые книжки. Кроме того, моя любовь к путешествиям – продолжение детских впечатлений от походов в лес с папой по выходным. В школе училась хорошо, но окончила ее без медалей. Родители у меня были правильные и не заставляли делать то, к чему не лежала душа (химию или физику). А вокруг было много интересных занятий, которые для краткости можно назвать «художественной самодеятельностью». Играла на гитаре и пела (изредка даже свое творчество). Участвовала в театре мод, существовавшем тогда в моей СШ № 12 и больше напоминавшем не дефиле, а пластические постановки.

intervjyu s lyasovich 11

intervjyu s lyasovich 23

intervjyu s lyasovich 26

Корр.: Вы не пошли по стопам родителей, но почему была избрана именно специальность «Белорусский язык и литература, мировая и отечественная культура»?

С.М. Лясович: Учителем я хотела быть со школьных лет. Моя бабушка, папина мама, Вера Александровна, часто горячо рассказывала о своей мечте стать учителем. Осуществить ее не позволила война. Говорила: «Учись, детка, может у тебя получится...» Бабушка была для меня авторитетом и примером во всём. Я у нее училась, как самоотверженно работать, если уж за что-то берешься. Может потому ее ориентиры незаметно стали моими.

Увлечение всем белорусским – результат работы любимой учительницы белорусского языка Лидии Константиновны Ярохнович. Этот светлый человек для меня является образцом педагога с большой буквы. Нужно сказать, что я росла в русскоязычной семье. Отец, Михаил Евгеньевич, белорус, родом из Верхнедвинска, и бабушка моя разговаривала на трасянке. А вот по линии матери, Ларисы Владимировны, белорусов нет. Она русская, родилась на родине Льва Толстого в Ясной Поляне под Тулой. Поэтому, говоря по-научному, у меня билингвальное языковое сознание. Мамин отец был военным. Семья часто переезжала с места на место. Даже в Германии некоторое время жили. Но моя бабушка очень хотела родить на своей малой родине и специально вернулась для этого в Ясную Поляну. Но в конце концов они осели в Новополоцке. Тут мама окончила среднюю школу № 6 (это нынешняя гимназия). Выходит, как и моего отца, ее можно считать местной.

Я очень любила и хорошо знала историю, а потому одним из вариантов при выборе будущего пути в жизни была специальность «История». Поступила бы себе на историю в ПГУ, училась бы на одном курсе с Виктором Якубовым, моим одноклассником в начальной школе, тем самым, который сейчас работает преподавателем кафедры социально-гуманитарных дисциплин, и осталась бы в Новополоцке. Но эта возможность ушла на второй план после моей поездки на республиканскую олимпиаду по белорусскому языку. Там словно попала в родную стихию! Я поняла, что это мое! А в ПГУ до начала 2000-х получить желаемую специальность было еще нельзя. Первых студентов в группу АБ («Английский язык. Белорусский язык и литература») набрали только в 2002 году, когда я сама пришла сюда работать.

intervjyu s lyasovich 1

Мои родители-технари всегда скептически относились к моему увлечению филологией и в шутку называли меня «жертвой национального возрождения 90-х». Но я им очень благодарна за то, что они поддержали мое желание учиться на специальности, которая увлекла меня, ехать в другой город, что требовало от семьи определенных расходов.

А вот на подготовительные курсы я ходила заниматься в ПГУ. Помню, историю Беларуси нам читал университетский преподаватель Владимир Федорович Ильюхин. Сейчас и не вспомню, посещала ли я такие курсы по белорусскому языку. А вот о лекциях по истории у меня остались самые хорошие воспоминания.

Корр.: Чем запомнились и что дали Вам студенческие годы?

С.М. Лясович: Время учебы в Витебском государственном университете имени П.М. Машерова – настоящий праздник каждый день! Поступила на специальность «Белорусский язык и литература, мировая и отечественная культура». Первый курс – это бесконечная эйфория от того, что ты читаешь и изучаешь только то, что тебе интересно (по сравнению со школой). У нас было много литератур – античная, русская, белорусская, народов СССР, зарубежная. Помню себя постоянно с книгой и карандашом в руке – в столовой, автобусе, трамвае. В любую свободную минуту – чтение как перманентный процесс. И это было в удовольствие!

Что касается культурологической составляющей моей специальности, то нашей группе очень повезло с куратором – Людмилой Владимировной Вакар. Она преподавала нам искусствоведение и историю белорусской культуры и приглашала на все культурные мероприятия Витебска, привлекая к изучению культуры изнутри, рядом с объектом, а не по учебникам. Каждый поход на любую выставку сопровождался историческим экскурсом, сравнениями, параллелями. Другими словами, это были внеаудиторные живые лекции по искусству. В университете у меня были прекрасные педагоги, которых я не однажды с благодарностью вспоминала, начав работать. С тем багажом знаний, который они мне подарили, было легко ориентироваться в новых условиях.

Корр.: Как Вы пришли в студенческую науку?

С.М. Лясович: Человеком, который повлиял на мое становление как исследователя, стал Юрий Михайлович Бабич – к.ф.н., доцент кафедры белорусского языкознания ВГУ имени П.М. Машерова. Он читал у нас курсы по современному белорусскому языку и культуре речи, был очень строгим (его все боялись!), но неординарным преподавателем. И когда пришла пора выбирать, у кого писать курсовую, я без колебаний знала, с кем будет интересно. Поскольку училась на двойной, филолого-культурологической, специальности, то мы изучали различные произведения искусства, анализировали их. Цвет, так или иначе, всегда фигурировал. Юрий Михайлович как раз занимается исследованиями колористики. Он первым в Беларуси начал ее основательно изучать, защитил диссертацию и издал монографию по этой тематике. Курсовые работы его подопечных были преимущественно именно по колористике.

intervjyu s lyasovich 13

Студенты часто плохо представляют, что такое наука и исследование. И в этом плане знаковой для меня стала поездка на 4 курсе на студенческую конференцию в Гродно. Так получилось, что из Витебска с нашего факультета поехали несколько историков и я. Кроме самой конференции, которая очень отличалась от обычной внутриуниверситетской, сильные впечатления оставило посещение городских достопримечательностей. Ребята-историки открыли для меня волшебство древнего Гродно! Мы, наверное, обошли все памятники архитектуры и все музеи. При этом мои спутники, а среди них были, между прочим, нынешние кандидаты исторических наук Евгений Александрович Гребень и Анатолий Николаевич Дулов, рассказали много интересного и о прошлом города, и о белорусской истории в целом.

intervjyu s lyasovich 20

Именно тогда я поняла, что исследователь начинается с одержимости, большой любви к исследуемому объекту. После поездки у меня сложился стереотип, который усложняет жизнь моим сегодняшним студентам-историкам. Историк – это хранитель всего культурного прошлого, он собирает в своем сознании и транслирует эти важные знания другим. Когда вижу слабую подготовку, так и хочется сказать: «Кто, если не вы?..»

Корр.: Как профессиональная судьба привела Вас в ПГУ?

С.М. Лясович: Куда-то уезжать из родных мест не хотелось. И, честно говоря, и не получалось путешествовать с маленькой дочкой. Поэтому по окончании университета я была распределена в СШ № 14 г. Новополоцка. По сей день с большой нежностью вспоминаю моих маленьких пятиклашек, которые, придя из начальной школы, смотрели на все с любопытством и беспардонной непосредственностью. Но в школе я проработала только несколько месяцев, до поступления в дневную аспирантуру.

Вместе с тем отчаянный оптимизм толкнул летом просто прийти к заведующему кафедрой мировой литературы и культурологии Полоцкого государственного университета Александру Александровичу Гугнину. Принесла свою дипломную работу и говорю: «Планирую жить в Полоцке и пока распределена работать в школе. Но если Вы меня возьмете на кафедру…» Профессор на меня внимательно посмотрел, спросил, что меня привлекает в моей теме, призвал заниматься наукой и пригласил осенью поучаствовать в студенческой конференции. Так и поступила!

intervjyu s lyasovich 12

Александр Александрович любит рассказывать историю о своей реакции на мой неожиданный визит. Я ушла, а он начал звонить в Витебск, чтобы от коллег узнать, кто я такая. Связался с Валентиной Авраамовной Масловой. Но она же у нас, у «белорусов», ничего не преподавала и меня не знала. Пришла на кафедру белорусского языкознания: «Что за Лясович у вас такая?» Меня там начали хвалить. Валентина Авраамовна позвонила Сан Санычу и дала мне положительную рекомендацию: «Хорошая девочка! Берите!»

Очень благодарна Александру Александровичу за то, что он не выставил сразу за дверь какую-то незнакомку с улицы, а внимательно ее выслушал, посоветовал заниматься наукой. С сентября мне уже предложили вести курс «История белорусского языкознания» у первых студентов специальности «Английский язык. Белорусский язык и литература». Девчонки и ребята из АБ впоследствии стали моей любимой заботой. С каждым годом, с каждым новым набором, мы росли вместе!

intervjyu s lyasovich 2

Корр.: Легко было влиться в новый коллектив?

С.М. Лясович: Легко. И я человек коммуникабельный, и на кафедре люди оказались открытыми и благожелательными. Особое впечатление на меня произвели Наталья Богдановна Лысова, к которой всегда можно было обратиться как к энциклопедии, получив параллельно глубокий критический анализ явления, и Виктор Дмитриевич Метла, имевший на любой случай жизни словесную формулу из белорусского народного творчества. Мне посчастливилось работать в хорошей, уютной атмосфере коллектива кафедры. Поэтому выделение кафедры славянской филологии в отдельное подразделение, случившееся в начале 2019 года, вызывает и грусть по поводу утраты единства когорты людей, которые были с первых моих дней работы рядом – вместе переезжали и обживали древние здания Полоцкого коллегиума, принимали новые кадры из числа своих учащихся. Но, я думаю, это теперь хороший повод укреплять связи между нашими кафедрами и работать в тандеме. Бесспорно, мне повезло с руководителями: Александр Александрович всегда был для меня примером титанического трудолюбия, мудрости и настойчивости, а у Татьяны Михайловны Гордеенок нужно бесконечно учиться дальновидности и стратегическому мышлению, креативному подходу к работе. Я с благодарностью слушаю ее советы, ведь до ее опыта мне еще расти и расти.

intervjyu s lyasovich 19

Корр.: Расскажите, пожалуйста, о Вашем диссертационном исследовании. Чем Вас привлек Владимир Короткевич, и что Вы открыли для себя нового в нашем классике?

С.М. Лясович: После окончания университета вопрос темы диссертации был открытым и непростым. Не всегда то, что нравится изучать, является диссертабельным. Но, даже не договариваясь, я и научный руководитель Ю.М. Бабич сошлись на том, что это будет Владимир Короткевич. Этот писатель всегда вызывал симпатию своей искренностью в любви ко всему белорусскому, основанной не на пафосе возгласов, а на глубоком знании истории, этнографии, культуры белорусов, привлекал своим умением все это выразить и вызвать созвучное чувство, своей романтичностью и принципиальностью. Чем больше я знакомилась с творчеством Короткевича, тем больше у меня появлялось ощущение того, что все решения в жизни (даже самые сложные и драматичные) принимать легко, если ты сам себе ответишь на вопрос «ради чего?» Мне это часто помогает.

Тема моей диссертации – «Система цветообозначений в языке произведений Владимира Короткевича: структурно-семантический, функциональный и когнитивный аспекты». Изучение колористики началось после 4 курса, когда, как не странно, я находилась в академическом отпуске по причине рождения дочки Полины. Цвет – категория, которая соединяет в себе много информации о мире, и расшифровывать эти знаки, прошедшие через творческое сознание и отразившиеся в художественном тексте, всегда очень интересно.

Базой исследования было избрано полное собрание произведений писателя. В нем было зафиксировано 8260 словоупотреблений цветообозначений, среди которых 733 цветонаименования (это кроме случаев передачи цвета описательным путем и путем сравнения). Представляете, сколько названий цветов использует писатель! Какой у него цветной мир! Немного статистики. Четыре цветокода (совокупность всех цветоэлементов, объединенных цветовой доминантой), которые выделяются частотностью употребления своих цветовых единиц, – «белый» (1591), «красный» (1220), «желтый» (1198), «синий» (1085). «Белый» и «красный» неслучайно в числе первых, поскольку это основные цвета белорусской народной традиции. Характерно, что и классик белорусской литературы Якуб Колос также отдавал предпочтение упомянутым цветам. Самые частотные колоронимы в произведениях В. Короткевича – «белый» (887), «черный» (836), «синий» (502), далее – «красный», «зеленый», «серый», «голубой», «золотой», «седой», «желтый». С точки зрения разнообразия цветонаименований доминирует код «желтый» – 165 наименований, затем идут «белый», «красный», «синий».

У Короткевича множество своеобразных цветонаименований! Некоторые из них Вы не найдете ни в одном словаре. Например, «цвета заварки чая», «цвет сказки», «цветом… вот зимой такой круг вокруг полной луны», «солома такая бывает», «цветом как медведь н...» (вот что он там имел в виду?!) Его цветонаименования обычно являются композитами: первая часть – название цвета, а вторая – какое-либо вещество (оловянный, свинцовый и т.д.). Или два цвета. Например: сиволапый, иссиня-чёрный, белоголовый. Цветокомпозиты составляют более половины всех названий цветов. Тексты Короткевича имеют очень богатую колористику.

В изучении цветов присутствует не только художественный аспект. Это погружение в культуру во всем ее разнообразии. В давние времена состоятельной женщине можно было пошить платье из ткани не любого цвета. Существовали статусные цвета, а были и такие, которые оставались для бедных. Изучив эволюцию взглядов на цвет, было любопытно прослеживать, как это реализуется в литературе. Это уже получалось как-то непроизвольно. Хотелось разобраться, как тот или иной автор использует цветовую символику, что стоит за каждым из цветов.

Корр.: Вы до сих пор продолжаете исследовать цветонаименования в литературе?

С.М. Лясович: Не скажу, что цвета мне со временем надоели, но, когда я уже защитила диссертацию, пришло какое-то ощущение усталости. Поэтому неслучайно, что у меня появился другой объект интереса. Свою кандидатскую диссертацию я хотела начинать с когнитивной лингвистики и концептов. Первоначально тема звучала как «Концептосфера цвета в творчестве Владимира Короткевича». Но на моей первичной внутриуниверситетской экспертизе упомянутая ранее Валентина Авраамовна Маслова, наш замечательный специалист в области этнолингвокультурологии, сказала: «С этими концептами ты никогда не защитишься, потому что в нашем ВАКе сидят очень консервативные люди». Таким образом, в конце третьего года обучения пришлось менять тему. Тем не менее, я все время возвращаюсь к этим понятиям, поскольку они объединяют язык и культуру народа, которые, бесспорно, неразрывно связаны между собой. Хочу издать наконец монографию по материалам моих исследований Владимира Кароткевича именно с акцентом на когнитивный аспект.

Уже после защиты я вернулась к концептам и начала изучать наиболее универсальные из них – время, пространство и т.д. – на материале Короткевича. Это очень интересно! Владимир Семенович, мало того, что как личность очень притягивает к себе, так он еще – примечательная фигура своей эпохи и историк. Характерно, что когда Короткевич говорит о тяжелом времени, он любит повторять в разных текстах сравнение «как триста лет назад». Рассмотреть его творчество через призму концептов будет, на мой взгляд, очень познавательно.

Корр.: Насколько это направление исследования разработано в белорусской науке?

С.М. Лясович: Стоит отметить, что на белорусскоязычных текстах концепты неплохо разработаны на уровне анализа этнографического материала. В первую очередь, естественно, хочется упомянуть исследования и монографию Владимира Александровича Лобача  «Міф. Прастора. Чалавек: традыцыйны культурны ландшафт беларусаў у семіятычнай перспектыве» – читать и перечитывать! Сейчас же сотрудники Национальной академии наук Беларуси собирают корпус текстов белорусского языка. Чем богаче он окажется, тем более интересные результаты можно будет получить. У нас это направление еще относительно молодо, но имеющуюся базу уже можно использовать в исследовательской деятельности. Российские коллеги эту работу практически выполнили, ведь корпусная лингвистика в стране-соседке развивается уже довольно давно. Российский исследователь Юрий Сергеевич Степанов выделил для русского языка круг концептов, которые он считает ключевыми. В белорусском языке ряд концептов определила витебская исследовательница Екатерина Сергеевна Пивовар. Но материалом, над которым она работала, были исключительно произведения школьной программы.

Просто взять и «позаимствовать» российские наработки нельзя. Концепт – это сочетание языка и культуры. За языковыми знаками стоит много другого. Если словарь дает лексическое значение слова, то он не способен передать все возможные смыслы, накопленные народом. Конечно, есть такие универсальные концепты, как время и пространство. Но в белорусских и русских то же самое пространство будет представлено совсем другими реалиями. Так у нас, безусловно, одним из знаковых концептов будет болото. Это прекрасно прослеживается и с точки зрения числа наименований-синонимов понятия, и с точки зрения того, насколько часто мы обращаемся к этому топосу. Например, Короткевич сравнивает кровь с клюквой, болотными ягодами. Такое сравнение, на мой взгляд, будет чисто белорусским. Маловероятно, чтобы мы нашли что-то похожее у русских. И вот на этом поле когнитивной лингвистики у нас еще непочатый край работы! Возможно, именно в этом русле и буду работать над своей докторской диссертацией.

Корр.: Вы мечтали стать учителем. Вы довольны своей преподавательской работой в университете?

С.М. Лясович: С момента прихода в университет я получала огромное удовольствие, работая с моими любимыми «абэшками» – студентами специальности «Английский язык. Белорусский язык и литература». Большое число дисциплин, которые довелось преподавать («Современный белорусский язык» (все разделы), «История белорусского языка», «История белорусского языкознания», «История культуры Беларуси», «История культуры», «Культурология», «Эстетика», «Методика белорусской литературы», «Методика белорусского языка», «Белорусская ономастика», «Лингвокультурология», наконец, «Русский язык как иностранный»), стало хорошим основанием для работы над собой. Мне повезло на любознательных студентов, с которыми мы делали первые шаги в науку, и которые стали нашими преподавателями (Зоя Ивановна Третьяк, Вера Адамовна Гембицкая-Бортник, Любовь Владимировна Хващевская, Екатерина Николаевна Гражевская, Светлана Михайловна Будник). Это был еще один источник моего вдохновения. К сожалению, сегодня набор на специальность, которой была бы представлена белорусская филология, приостановлен. Я надеюсь, что время, когда государству понадобятся белорусские филологи еще придет...

После поездки на стажировку в Даугавпилсский университет в декабре 2016 года началось плодотворное сотрудничество с латышскими коллегами. Его главным итогом стали Майские и Летние школы для студентов-филологов. Позже, в 2017 году, был создан Центр белорусского языка и культуры – формат, в котором мы можем продолжать развитие белорусистики в стенах Полоцкого государственного университета.

intervjyu s lyasovich 10

Корр.: Совсем недавно Вы возглавили новую кафедру. Какие задачи стоят перед Вашим подразделением?

С.М. Лясович: Коллектив кафедры славянской филологии состоит из 17 опытных преподавателей, большинство из которых занимаются русистикой или белорусистикой. Цель кафедры – развивать эти две линии в Полоцком государственном университете. Никогда не имела амбиций по части должностей, но такой поворот судьбы рассматриваю как возможность сконцентрировать и направить мою энергию на дальнейшее развитие упомянутых направлений.

Два года назад была открыта специальность «Иностранные языки (Русский язык. Английский язык)», где русский язык преподается как иностранный для граждан-инофонов. Пока это студенты из Туркменистана. Именно перспективой развития этой специальности (и русского языка как иностранного вообще) и вызвано создание кафедры славянской филологии. В последние годы наши преподаватели принимали участие в соответствующих стажировках и курсах повышения квалификации, что позволяет быть высококвалифицированными специалистами, знакомыми с современными методиками и технологиями обучения. Я бы сказала, что направление повышения квалификации по русскому языку как иностранному возглавляет Наталья Васильевна Нестер, которая уже осваивает не первую программу курсов по методике, предлагаемых РИВШ. Кроме того, результатом ее успешных переговоров с Московским государственным университетом имени М.В. Ломоносова станут весенние курсы для наших преподавателей по овладению методикой сертификационного тестирования по русскому языку.

intervjyu s lyasovich 6

intervjyu s lyasovich 7

Следует добавить, что по окончании специальности «Иностранные языки (Русский язык. Английский язык)» можно будет поступать в магистратуру на специальность «Теория и методика преподавания иностранных языков». Возможно, эта магистерская программа станет нашим общим проектом с Даугавпилсом и, таким образом, ее выпускники будут получать двойной диплом.

Хочу немного вернуться к нашему разговору о цветах и белорусах. Когда я впервые отправилась в Даугавпилс на конференцию, то делала доклад по своей теме – Короткевич, колористика и т.д. Упомянула, естественно, и голубой цвет. После моего выступления Анна Ивановна Станкевич, заведующая кафедрой русистики и славистики ДУ, спросила: «Знаете, как в Даугавпилсе понять, где живут белорусы?» – «Нет! А как?» – «Сходите в частный сектор. Обратите внимание на дома, окрашенные в голубой цвет, или дома с голубыми ставнями. Там живут белорусы!» Мы, действительно, любим этот цвет, хотя, если не брать городскую геральдику, его в белорусской символике и нет.

В ближайших планах организация в университете клубов по совершенствованию владения русским языком для иностранных студентов. Эту идею позаимствовали у наших коллег из Центра изучения иностранных языков. Ее реализация позволит студентам практиковаться в русской речи и во внеучебное время. Преподавателями кафедры уже разрабатывается система тестирования на уровень владения русским языком в соответствии с европейской системой стандартизации. Создана программа для повышения педагогической квалификации по методике русского языка как иностранного. Студенты-иностранцы педагогического профиля (филологи, историки, дошкольное обучение) смогут преподавать после этих курсов еще и русский язык.

Кроме того, в текущем году мы ждем в Летнюю школу русского языка китайских студентов. И мне приятно отметить, что за две недели существования кафедры, когда наметились перспективы и проблемы, которые нам нужно решать, переезд и размещение на новой площадке, я ощутила, что у меня есть команда, с которой можно плодотворно работать. Я уверена, у нас все получится! Я – оптимист, и мой оптимизм обоснован.

Корр.: А как Вы оцениваете состояние и перспективы развития белорусского языка в ПГУ?

С.М. Лясович: Белорусский язык в ПГУ и вообще в Республике Беларусь – это больной для меня вопрос. Мы имеем хорошие традиции, и у нас есть база для возобновления набора на белорусскую специальность. Но эти специалисты не востребованы, поскольку белорусский язык мало звучит сегодня в нашем обществе. У Беларуси два государственных языка, но национальный язык у нас один. На мой взгляд, уважение к национальной культуре, владение национальным языком украшает любого современного руководителя, который представляет государство на том или ином уровне.

Во время работы в Летних школах и преподавания курса «История и культура Полоцкого региона» для иностранных студентов нам с Натальей Геннадьевной Апанасович приятно было отметить интерес иностранцев к белорусскому языку и культуре. Наталья Геннадьевна – еще один очень важный для меня человек. Она каждый день (!) самосовершенствуется и не перестает учиться (я не успеваю реагировать на все ее ссылки с новыми ресурсами, которые мы можем эффективно задействовать в обучении!). Наталья Геннадьевна всегда была настоящим единомышленником и творчески поддерживала все идеи, связанные с развитием белорусистики, а теперь уже и русистики. Один из учащихся из Москвы после прошлогодней Летней школы сейчас переписывается с ней и шлет поздравления исключительно по-белорусски. Если человек занимает активную жизненную позицию, то из любой ситуации старается извлечь пользу и достичь результата для расширения своего кругозора, оказавшись в другой стране изучает ее язык и культуру.

У меня есть стремление, которое, я надеюсь, в этом году мы реализуем на площадке Центра белорусского языка и культуры, – занятия белорусским языком с элементами знакомства с традиционной белорусской культурой для детишек. Безусловно, будем продолжать Летние школы белорусистики. Также разработан курс на базе нашего Института повышения квалификации «Делопроизводство по-белорусски».

Корр.: Как Вы проводите свободное время?

С.М. Лясович: По отношению ко мне выражение «свободное время» звучит немного издевательски. У меня есть ряд увлечений, оставляющих мне совсем немного времени на сон. Однажды я открыла для себя студию классического балета, после чего два раза в неделю уже много лет – это неотъемлемая часть моей жизни. Лариса Егоровна Соловьева, которая преподает в этой студии в полоцком ГДК, раньше сама танцевала. Она – выпускница знаменитого Вагановского училища. Ей уже за 60, но как она танцует, как выглядит! Есть две группы: дневная и наша вечерняя («дневные» называют нас «Большой театр»). Днем Лариса Егоровна преподает «старушкам». Кто это? Пенсионеры до 75 лет! Вы не представляете, как они двигаются! Каждый декабрь Лариса Егоровна оригинально отмечает день рождения, устраивая класс-концерты. Собираются две группы, мы приглашаем близких и показываем, чему за год научились. Получается своеобразный отчетный концерт. У нас есть возможность не только показать какие-то экзерсисы у станка, но и продемонстрировать небольшие хореографические этюды.

intervjyu s lyasovich 8

Занятия балетом для меня – это не только эстетическое наслаждение, но и хорошее средство поддержания здоровья. У меня, кажется, уже сформировалась сильная зависимость от них! Кстати, я не единственный преподаватель университета, который испытал этот драйв. Наталью Геннадьевну Апанасович я тоже затянула в эту «секту».

Я всегда с восхищением следила за жизнью «Полацкага зьвязу» – клуба исторической реконструкции и одновременно театра исторического костюма, но прийти в коллектив я себе позволила не сразу (защита диссертации, дочурка была маленькая). Алена Устинович, которая работает лаборантом кафедры мировой литературы и иностранных языков (кстати, выпускница-историк нашего университета) и является в этом подразделении абсолютно незаменимым человеком, звала в «Зьвяз» все время. И когда они готовили какую-нибудь постановку, мы с Наташей Нестер часто сидели на репетициях и были первыми зрителями. Мне всегда казалось, что еще и это увлечение я себе позволить не могу. Но когда в 2014 году Женя Ковалева (между прочим, одна из лучших наших выпускниц специальности «История» и талантливый режиссер) ставила «Гражину», Алена сказала: «Ты просто приди и попробуй!»

На сцене очень страшно! Я до сих пор не могу привыкнуть! Есть большая ответственность. Пластический спектакль требует идеальной согласованности, и в этом плане, с моей точки зрения, он сложнее драматического. Ты не можешь себе позволить никакой импровизации: на каждый такт музыки нужно делать то или иное движение. Если ты собьешься с ритма, ты можешь «повести» за собой других. Мои занятия балетом оказались очень кстати в пластических постановках Жени Ковалёвой. В прошлом году мы ездили на Х Международный фестиваль любительских театров «Вильнюсская рампа» в Вильнюс. Возили свой последний спектакль «Понеже от прирожения» о Скорине. Неожиданно (в том числе для организаторов фестиваля, как они потом признались) взяли гран-при! Уровень театров-участников был очень высок, поэтому мы, посмотрев первый фестивальный день, ни на что не рассчитывали. Это выступление в Вильнюсе для нас очень символично. Думаю, как и для Скорины, древняя столица ВКЛ будет только началом тура спектакля по Европе.

intervjyu s lyasovich 22

В коллективе все время учишься чему-то новому и интересному – реконструкции, пластике, средневековым танцам, средневековой кухне. Кто занимается реконструкцией, тот шьет. Но мой «древний» гардероб пока невелик (снова проблема времени). Многое из него, кстати, украшает и наши Летние школы (средневековые танцы, которые мы в момент отдыха разучиваем со слушателями школы, рассказ о средневековом костюме, который можно на мне увидеть, исторический экскурс в белорусское средневековье). Стараюсь укоренять в профессиональную сферу то, что занимает мое свободное время. Я за то, чтобы все было гармонично, чтобы человек не жертвовал во имя науки или работы тем, что питает душу позитивными эмоциями. Не знаю, как у меня это получится на новой должности, но таков мой идеал.

intervjyu s lyasovich 4

intervjyu s lyasovich 5

В моем плейлисте можно отыскать музыку от традиционной песни и классической музыки до рока и панк-рока. Я очень люблю современную белорусскую литературу, которая своей высокохудожественностью вызывает гордость за белорусскую нацию даже больше, чем белорусская классика. Альгерд Бахаревич и Виктор Мартинович – мои фавориты. Правда, в последнее время на чтение я отвожу время только в переездах Полоцк – Новополоцк, в транспорте. Два года плодотворно занимаюсь английским в нашем Центре изучения иностранных языков. В школе учила французский, а потребность в английском языке ощущается постоянно. Хорошее кино люблю, но в последнее время смотрю редко. Из режиссеров, у которых могу смотреть все, – Сергей Соловьев, Марк Захаров, Тим Бертон. А телевизора, кстати, в моей квартире вообще нет. На мой взгляд, абсолютно ненужная вещь.

intervjyu s lyasovich 14

intervjyu s lyasovich 16

intervjyu s lyasovich 18

intervjyu s lyasovich 15

Корр.: А есть ли возможность путешествовать?

С.М. Лясович: Путешествия и походы я любила всегда, но в прошлом году я просто заболела горами! Новый 2018-й год я встречала на снегу в палатке в Карпатах, а в августе состоялся поход на 8 дней по горам в Грузии, который я не забуду никогда. Летом еще – ве́лик, мамина дача, лес и последние пару лет (хоть раз в сезон обязательно) байдарочные походы. Сейчас у «Полацкага зьвяза» есть реконструкция ладьи, поэтому возник новый формат летних водных походов и мечтаний... Еще бы 24 часа добавить в каждые сутки...

intervjyu s lyasovich 21

intervjyu s lyasovich 24

intervjyu s lyasovich 9

intervjyu s lyasovich 17

Корр.: Светлана Михайловна, что бы Вы пожелали своему университету?

С.М. Лясович: Желаю, чтобы Полоцкий государственный университет стал известным привлекательным заведением, куда бы съезжались за образованием молодые люди из разных стран мира! У нас есть для этого многое, и хочется, чтобы эти возможности прирастали с каждым годом нашими усилиями и любовью к Полотчине!

intervjyu s lyasovich 3

Беседовал Владимир Филипенко