Полоцкий государственный университет

Полоцкий
государственный
университет

Как мы уже сообщали на страницах нашего сайта, трое выпускников Полоцкого государственного университета в составе коллектива представителей Государственного предприятия «Белгеодезия» и Государственного комитета по имуществу Республики Беларусь были отмечены престижной премией имени Ф.Н. Красовского «За лучшие научно-технические разработки в геодезии и картографии» за 2018 год.

Благодаря содействию заведующей кафедрой геодезии и информационных систем, к.т.н., доцента Галины Александровны Шароглазовой, сегодня у нас есть возможность познакомиться с одним из наших лауреатов: начальником отдела высокоточного позиционирования ГП «Белгеодезия» Валерием Михайловичем Красуцким.

lauriaty premii krasovskogo 11

Корр.: Валерий Михайлович, Вам, наверное, приятно вновь оказаться в Полоцком государственном университете?

В.М. Красуцкий: Да, ведь это мой родной вуз! Я окончил его с отличием в 1991 году. На геодезический факультет тогда еще Новополоцкого политехнического института я попал не случайно. Интерес к геодезии, картографии и топографии у меня начал формироваться сразу после школы, когда пошел работать в 5-е предприятие геодезии и картографии в городе Минске. Там велась подготовка специалистов для своих производственных нужд. Через два года я окончил курсы и получил специальность техника-геодезиста. Руководство увидело во мне перспективного работника и предложило продолжить обучение. Я без колебаний согласился! Так, по направлению предприятия я поступил в НПИ, на то время единственный вуз в республике, где готовили инженеров-геодезистов.

lauriaty premii krasovskogo 3

Для меня были созданы прекрасные условия. После каждой сессии я отчитывался за свою успеваемость в отделе кадров моего предприятия. Сессия без троек гарантировала мне 50-процентную прибавку к стипендии, а без четверок – и того больше. Это прекрасно мотивировало, и мне оставалось только хорошо учиться!

Корр.: Учеба в институте наверняка сыграла важную роль в развитии Вашей профессиональной карьеры.

В.М. Красуцкий: Это так! В пору моего студенчества, а учился я с 1986 по 1991 годы, на геодезическом факультете работали очень сильные специалисты! Особо запомнились заведующий кафедрой геодезии Владимир Владимирович Петрушко, наш декан Владимир Павлович Подшивалов, Ренат Забеушевич Мурашко, Иван Григорьевич Картавенков.

На факультете существовала мощная система подготовки высококлассных специалистов, имелась соответствующая материально-техническая база. Иван Григорьевич постоянно приобщал нас к выполнению хоздоговорных работ с производственными предприятиями (БВК, «Стекловолокно», «Полимир»), где мы проводили геодезические наблюдения за деформациями инженерных сооружений. Иван Григорьевич доверял следить за осадками, подкрановыми путями, креном высоких труб. Нам и самим было очень интересно! Приборы, с которыми работали, практически поступали в наше пользование, и мы даже в выходные дни брали пропуска на завод и продолжали самостоятельно проводить исследования. Полученные графики потом напрямую сдавали нашим мастерам на предприятии. Такое доверие окрыляло!

Г.А. Шаролазова: Стоит обратить особое внимание на то, что работы, которые сейчас перечислил Валерий Михайлович – наблюдение за кренами, деформациями, осадками, – относятся к работам высшей категории!

lauriaty premii krasovskogo 10

В.М. Красуцкий: Более того, наш труд еще и оплачивался. В Минске, когда стоял вопрос о том, буду ли я обучаться в НПИ очно или заочно, меня заверяли: «В денежном отношении Вы ничего не потеряете!» Так оно и вышло! Будучи студентом, я получал, по крайней мере, не меньше, чем ранее, работая на производстве. А еще мог насладиться настоящей, насыщенной студенческой жизнью.

Корр.: Насколько мне известно, студенты-геодезисты в те годы имели возможность выезжать на производственные практики в самые отдаленные уголки СССР.

В.М. Красуцкий: А как же! У нашего института были очень крепкие связи с геодезическими предприятиями всего Советского Союза. Так, после четвертого курса я попал на Камчатку. Кругом вулканы, рядом – Ключевская сопка и самая восточная оконечность полуострова мыс Африка! Ребята из моей группы проходили практику в Кыргызстане, на Чукотке и Северном Кавказе: на возводившихся Ошской и Амгуэмской ГЭС и в Минеральных Водах. Вот такая широчайшая география! И это был для НПИ не какой-то случайный, разовый опыт, а традиционный подход к подготовке инженерных кадров для геодезической отрасли. Из наших одногруппников на практику в Минске остались буквально несколько человек.

lauriaty premii krasovskogo 12

Лично для меня это был сильнейший толчок для профессионального развития! На Камчатку из НПИ попала небольшая группа из четырех человек. Институт вулканологии Дальневосточного научного центра Академии Наук СССР поручил нам, тогда еще просто студентам, очень ответственную работу. Мы получили грузовой автомобиль ЗИЛ (один из нас выступал в роли водителя), несколько бочек бензина и геодезическое оборудование. Без начальника с производства мы выполняли нивелирование 1 класса вокруг Ключевской сопки. Переезжали с места на место, жили в палатках, готовили себе пищу на костре. Нам выдали ружье, чтобы мы могли охотиться на зайцев и разнообразить свой рацион. Благодаря нашим преподавателям, обеспечившим в НПИ качественную подготовку, мы успешно справились с поставленной перед нами задачей!

Корр.: Чем Вам еще запомнилась учеба в НПИ?

В.М. Красуцкий: Меня избрали старостой группы. Более половины студентов в ней были иностранцы: из Сирии, Ливана, Йемена, Анголы, Афганистана. С нами учились и ребята из Гвинеи-Биссау! Я их очень хорошо запомнил, поскольку помогал им выполнять дипломные работы о развитии триангуляции в их стране. С ними активно работал отдел по работе с иностранными студентами. И когда в институте устраивали интернациональные вечера, я помогал им писать сценарии таких мероприятий.

У нас был очень сильный выпуск. Моим однокурсником был, например, нынешний кандидат технических наук, доцент кафедры геодезии и геоинформационных систем ПГУ Вадим Викторович Ялтыхов.

lauriaty premii krasovskogo 14

Корр.: По окончании вуза Вы вернулись на свое предприятие в Минск?

В.М. Красуцкий: Да, я же должен был отработать на нем не менее трех лет. Оказался в полевом подразделении. Работал в топографо-геодезических экспедициях на территории Беларуси, так как СССР вскоре после моего выпуска распался.

В 1993 году мы начали заниматься спутниковыми определениями. Мне выпала честь оказаться, по сути дела, в числе основоположников спутниковой геодезии в Республике Беларусь. Как только появились спутниковые геодезические приемники, мы начали выполнять соответствующие измерения. Это стало подспорьем в деле создания в стране спутниковой государственной геодезической сети (ФАГС, ВГС, СГС-1), современной координатной основы Беларуси.

Отдел высокоточного позиционирования, в котором я работал, а позже еще и возглавил, до 2007 года выполнил рекогносцировку, закладку и измерения на всех 843 пунктах СГС-1. Примерно на 600 пунктах довелось поработать лично. Не стал бы начальником, наверное, побывал бы и на 846. Вот так моя профессия позволила мне посетить практически все уголки Беларуси!

Г.А. Шароглазова: Была проведена очень серьезная работа! Все субъекты хозяйствования Республики Беларусь должны работать в определенной системе координат, иначе легко «заблудиться». Установлением системы координат или системы отсчета, распространением ее с необходимой точностью и плотностью на территории государства путем развития геодезических сетей, закрепленных на земной поверхности устойчивыми долговременными центрами, являющимися носителями координат и высот, как раз занимаются геодезисты. Затем данные этого высокоточного позиционирования используются при строительстве различных сооружений, например, зданий, трубопроводов, дорог.

Позиционирование – новый термин. Его появление и закрепление связано с технологическими изменениями. Раньше геодезисты для определения координат работали с теодолитами. Но пришло время обновлять нашу координатную основу на новом технологическом уровне – при помощи спутникового оборудования. Отдел Валерия Михайловича, отдел высокоточного позиционирования, этим занимался и продолжает заниматься.

Корр.: Валерий Михайлович, над чем еще работает Ваш отдел?

В.М. Красуцкий: Работы много! Система координат не может существовать «в воздухе». Мы реализовали, распространили систему координат на земле с высокой точностью. Отклонение составляет 5-6 мм на 50 км! Ставим приемники в Минске и Новополоцке и получаем линию с относительной ошибкой порядка 10-6–10-7! Когда мы сравнили новые данные со старой системой координат СК-42 (а она тоже была хороша!), то обнаружили деформацию. Для этого есть и объективные причины, например, современные движения земной коры.

Наша новая система координат СК-95 жестко связана с общей земной системой отсчета ITRS (International Terrestrial Reference System) и ее реализацией ITRF (International Terrestrial Reference Frame) по семи параметрам. Если нам скажут перейти на европейскую систему, мы это сделаем за считанные секунды. Мы построили СГС-1, перешли на новую систему координат и уравняли все пункты в единой системе координат.

С развитием связи появились новые технологии. В геодезических приемниках установлен модем и сим-карта. Они могут получать сигналы со спутников и уточнять свое местоположение через один из вычислительных центров, серверов. Нужно было поставить эти новые возможности на службу стране. В 2009 году по заказу Министерства экономики Республики Беларусь был составлен бизнес-план, во исполнение которого в границах Минской области нами был запущен пилотный проект. Установили 15 станций и апробировали работу системы.

Наш проект был одобрен, и мы продолжили работу уже в масштабах всей страны. Год за годом строили государственные геодезические пункты (на сегодняшний день в Беларуси их насчитывается 98), точно координируя их относительно созданной ранее сети, подключая их к системам связи. Так, в Новополоцке такой пункт расположен на здании горисполкома и работает в круглосуточном режиме. Созданная таким образом сеть в виде постоянно действующих станций получила название спутниковая сеть точного позиционирования (ССТП).

Все это позволяет нашим пользователям получать высокоточные данные о позиционировании. На смартфоне отклонение по навигационным координатам может составлять 5-6 метров. Геодезистов, естественно, такая «точность» устроить не может. Наши данные, получаемые в режиме реального времени в любой точке Беларуси, имеют сантиметровую точность!

Корр.: Каким образом Ваши клиенты могут получать такие высокоточные данные?

В.М. Красуцкий: Через сайт РУП «Белгеодезия» с нами можно заключить договор – это платная услуга – и получить пароль и логин к системе. Сейчас у нас порядка пятисот договоров с различными субъектами хозяйствования. Среди наших пользователей геодезисты, различные проектные институты и т.д. Таким образом, проведенная нами работа приносит сегодня ощутимый экономический эффект.

К примеру, на территории Беларуси находится протяженный участок нефтепродуктопровода Унеча – Сенно – Новополоцк – Вентспилс. Россияне заказали закоординировать по этому направлению реперá. Репер – это знак, закрепляющий точку земной поверхности, высота которой относительно исходной уровенной поверхности определена путем нивелирования.

Я взял с собой RTK-приемник (RTK – это аббревиатура от Real Time Kinematic, то есть «кинематика реального времени») и в течение четырех дней закоординировал все необходимые точки. А ведь нужно учитывать, что такие объекты, как продуктонефтепровод, зачастую проходят вдали от населенных пунктов, в которых есть хорошая связь. Для снятия данных на белорусско-латвийской границе мы полдня оформляли документы. Но, несмотря на мои опасения, ведь места там довольно глухие, вся работа на месте заняла какие-то 2-3 минуты!

Кроме того, у меня находится единственная в Беларуси лаборатория по поверке спутниковых геодезических приемников. Так что мы обслуживаем около 500 единиц этой умной техники.

Корр.: Создание этой спутниковой системы, вероятно, и принесло совсем недавно Вам и Вашим коллегам престижную премию Красовского?

В.М. Красуцкий: Совершенно верно!

Корр.: Что это за награда?

Г.А. Шароглазова: Эта премия была учреждена еще 35 лет назад и носит имя выдающегося советского геодезиста, члена-корреспондента АН СССР Феодосия Николаевича Красовского (1878–1948). Наша модель Земли, которой мы пользуемся, это как раз и есть референц-эллипсоид Красовского.

Сначала премия вручалась в Советском Союзе, а затем, после небольшого перерыва, стала престижной наградой и в Российской Федерации. Победителей называет центральное правление Российского общества геодезии, картографии и землеустройства. Главное требование к соискателям премии: фундаментальный характер научной разработки и ее практическая реализация.

Кто получает премию Ф.Н. Красовского? Первым ее лауреатом стал еще один крупный советский ученый – Леонард Павлович Пеллинен. Это человек, перед которым я преклоняюсь! Его учебник «Высшая геодезия» 1978 года до сих пор является настольной, базовой книгой для геодезистов. Удостаивались этой премии, как правило, сотрудники Центрального научно-исследовательского института геодезии, аэрофотосъемки и картографии (ЦНИИГАиК), основанного самим Ф.Н. Красовским. В этом году впервые в истории премии присуждена она была не россиянам, а зарубежным геодезистам – белорусам! Так были отмечены представители Государственного предприятия «Белгеодезия» и Государственного комитета по имуществу Республики Беларусь за «Разработку, создание и внедрение спутниковой системы точного позиционирования Республики Беларусь».

В.М. Красуцкий: Церемония вручение премии проходила в здании Российского и Международного Союзов Научных и инженерных общественных объединений в рамках торжественного собрания в ознаменование 100-летия создания Высшего геодезического управления.

lauriaty premii krasovskogo 9

Г.А. Шароглазова: Необходимо отметить и то, что в состав коллектива-лауреата, где было представлено еще и руководство Госкомимущества РБ, входили сразу три выпускника Полоцкого университета: Сергей Александрович Забагонский, директор ГП «Белгеодезия» (руководитель работ); Владимир Николаевич Шевченко, бывший директор РУП «Белаэрокосмогеодезия», к сожалению, безвременно ушедший… и Валерий Михайлович Красуцкий.

Корр.: Получается, это не только успех ГП «Белгеодезия», но, в какой-то мере, и нашего университета!

В.М. Красуцкий: Выходит, так! Сергей Александрович Забагонский, мой непосредственный начальник, окончил ПГУ в 2001 году. Выпускников Полоцкого университета на нашем предприятии много!

Г.А. Шароглазова: Владимир Степанович Хомич, заместитель директора, и Анатолий Петрович Присяжнюк, их главный инженер, тоже окончили наш университет. Как и Андрей Сергевич Анашенков – главный инженер РУП «Белаэрокосмогеодезия».

В.М. Красуцкий: Удивляться этому не стоит. Когда еще существовал Советский Союз, к нам на предприятие распределялись выпускники из Москвы, Киева и Львова. Но уже почти три десятилетия наши главные поставщики кадров – это ПГУ и Борисовский государственный политехнический колледж. В БНТУ первые выпускники-геодезисты появились лишь несколько лет назад.

Корр.: Растет ли в Новополоцке смена старшим поколениям белорусских геодезистов?

В.М. Красуцкий: Ровно неделю назад я был на государственном экзамене в БНТУ. Вчера и сегодня нахожусь в составе Государственной экзаменационной комиссии в ПГУ, то есть могу сравнивать. Всегда задаю непростые дополнительные вопросы, связанные с практической деятельностью. Ответы полоцких студентов мне очень понравились! Поэтому, уверен, нам на смену придет сильная молодежь! Выпускники Полоцкого университета распределяются в ГП «Белгеодезия» каждый год. У нас заключен с ПГУ соответствующий договор о сотрудничестве.

lauriaty premii krasovskogo 6

lauriaty premii krasovskogo 8

lauriaty premii krasovskogo 15

lauriaty premii krasovskogo 16

Г.А. Шароглазова: В этом году к Вам распределяются четыре-пять человек. Кроме того, мы продолжаем подготовку наших выпускников по заказу ГП «Белгеодезия» на уровне магистратуры. Руководители предприятия работают в нашей Государственной экзаменационной комиссии, возглавляют ее, как, например, и в этом году.

Мы тесно сотрудничаем и в научной области. Поскольку перед предприятием стоит задача создания современной государственной гравиметрической сети на территории Беларуси, «Белгеодезии» удалось приобрести дорогостоящие высокоточные канадские гравиметры. Наша кафедра, в свою очередь, занимается геодинамикой. А для этого нужно задействовать не только геодезические, но и геофизические методы. Мы с коллегами из «Белгеодезии» хотим разработать и реализовать совместный проект.

Корр.: Готовясь к нашему интервью, было невозможно не обратить внимание на то, что в Интернете Ваше имя очень часто упоминается в связи с Дугой Струве – Памятником Всемирного наследия ЮНЕСКО.

В.М. Красуцкий: Действительно, мне несказанно повезло в своей работе прикоснуться к этому уникальному памятнику науки и техники позапрошлого века. Геодезическая Дуга Струве носит имя российского астронома немецкого происхождения Василия Яковлевича Струве. Она представляла собой сеть из 265 геодезических пунктов протяженностью 2820 км, это 1/14 окружности Земли. Дуга Струве раскинулась от мыса Нордкап в Норвегии до причерноморского Измаила, то есть, с точки зрения современной политической географии, проходит по территории 10 европейских стран.

Работы, связанные с Дугой Струве, я как исполнитель начинал под руководством нашего экс-директора Владимира Вагановича Мкртычяна восемнадцать лет назад. В течение 2001 года мы отыскали на территории Беларуси почти два десятка геодезических пунктов, помогали проводить их поиск нашим молдавским коллегам у них в стране. В конце концов, в 2005 году 34 сохранившихся пункта Дуги Струве были признаны ЮНЕСКО Памятником Всемирного наследия как исключительный пример международного научного сотрудничества для точного вычисления размеров и формы Земли.

Но на этом наша работа не закончилась. В 2011 году в деревне Белин Дрогичинского района Брестской области мы нашли еще один главный геодезический пункт. Это была такая удача! Он находился под полом коровника. Ферма уже пустовала, поэтому мы получили разрешение Министерства культуры на раскопки и под бетонным полом обнаружили оловянную табличку на гранитном кубе, залитом свинцом. Ее устанавливал в 1827 году знаменитый военный геодезист полковник Карл Иванович Теннер.

Корр.: Такая работа – это, по сути своей, деятельность в области истории науки!

В.М. Красуцкий: Возможно. Поиск связанных с Дугой Струве объектов превратился для меня в своеобразное хобби. Очень приятно быть частью представительного международного сообщества геодезистов, которым небезразлична судьба этого замечательного памятника. Я постоянно принимаю участие в конференциях, которые проводятся в странах, через которые проходит Дуга Струве. Мы с коллегами обмениваемся информацией о своих находках и результатах работы по ее популяризации. В прошлом году конференция проходила в Санкт-Петербурге. Уже в апреле я лечу на очередную конференцию в Эстонию. В 2020-м такой форум будет принимать Норвегия.

Есть еще одна дуга, которая идет по 51-й параллели от Англии до Оренбурга и на территории Беларуси проходит немного южнее Слуцка. У нас есть идея найти и ее.

Корр.: Из нашей беседы видно, что у белорусских геодезистов еще непочатый край работы!

Г.А. Шароглазова: Сегодня бурными темпами развиваются геоинформационные технологии, появляется новое оборудование. Складывается впечатление, что, даже не имея фундаментальной геодезической подготовки, можно легко и качественно закоординироваться. Не стоит приобретать специальные знания, а достаточно просто научиться нажимать на нужные кнопки. Это ошибочное представление! По-прежнему нужны глубокие теоретические знания по геодезии. Нужно понимать, что мы работаем в реальном гравитационном поле. Оно неоднородно, и это нужно учитывать. Для достоверного координатного обоснования требуется много больше, чем нажатие на кнопки и считывание результатов с прибора. То, что это жизненно важная необходимость, а не чья-то прихоть, понимают уже и во всех производственных организациях. Для перехода из одной системы координат в другую требуется очень хорошая профессиональная подготовка: один заказчик требует данные в системе координат СК-63, другому нужно в городской системе координат и так далее. А значит, потребность в геодезистах не исчезнет и в будущем. Я и студентам не устаю повторять: «Вы придете на производство и с этим столкнетесь!»

В.М. Красуцкий: Совершенно верно, все это нужно знать! В процессе программирования приемника на получение координат специалисту нужно, по сути дела, ответить на вопросы по высшей геодезии. И на предприятии кто-то, по крайней мере, должен обладать такими знаниями. Для сохранения в Беларуси преемственности в отрасли нужно в год готовить хотя бы две группы инженеров-геодезистов. Если мы сегодня что-то упустим в подготовке профессионалов, которые будут на «ты» с высшей геодезией, то потом уже не наверстаем. Отрадно, что мой родной университет был и остается важнейшим источником кадрового пополнения нашей отрасли высококлассными специалистами!

lauriaty premii krasovskogo 5

Сейчас мы хотим продвигать точное земледелие. Сельскохозяйственная техника, например, в ходе посевной кампании, должна работать на основе GPS-сигнала! В Западной Европе такой подход уже стал реальностью, а мы еще в этом направлении пока отстаем. Я был в Словакии. Там половина пользователей – это механизмы и приборы. А у нас пока еще лишь 1-2%. В Швеции, где я тоже бывал, все грейдеры работают на этой основе. Специальные датчики устанавливаются прямо на ковшах экскаваторов!

Как видно, несмотря на все достижения компьютерных технологий и современной геодезии, в Беларуси и в мире вообще, остается много нерешенных актуальных проблем. И тех, кто уже поступил в ПГУ и учится на геодезической специальности, и тех, кто еще только собирается поступать в университет, ждет еще немало интересных открытий, а главное – интересная и очень востребованная работа!

Беседовал Владимир Филипенко
Фото: А. Ерёменко и П. Косаревская