Полоцкий государственный университет

Полоцкий
государственный
университет

В свою решающую фазу входит вступительная кампания – 2019. Пройдут считанные дни, и сотни вчерашних абитуриентов официально вольются в дружную семью Полоцкого государственного университета. Скоро перед ними откроется необозримый океан возможностей, который дает старейший вуз Беларуси. Не верите? Тогда почитайте интервью с Сергеем Александровичем Забагонским, директором государственного предприятия «Белгеодезия» и лауреатом престижной российской премии имени Ф.Н. Красовского «За лучшие научно-технические разработки в геодезии и картографии»!

Сергей Александрович Забагонский

Диплом премии имени Ф.Н. Красовского

Корр.: Сергей Александрович, что повлияло на Ваш выбор поступить на геодезический факультет Полоцкого государственного университета?

С.А. Забагонский: В школьные годы я любил географию. Участвовал в районных и областных олимпиадах по этому предмету. Даже было желание поступать на географический факультет Белорусского государственного университета. В конце концов этот вариант по разным причинам отпал.

К тому времени как я окончил школу, мой старший брат уже два года учился в ПГУ на специальности «Промышленное и гражданское строительство». Он-то мне и рассказал, что в университете есть геодезический факультет. Я задумался: география, геодезия – похожие названия, науки о Земле. Идея пойти сюда учиться мне понравилась. Но что по сути своей представляет геодезия, я тогда абсолютно не понимал. Тем не менее, приехал в Новополоцк – родом я из Россон, то есть практически местный – и поступил на специальность «Геодезия».

Сергей Александрович Забагонский

Корр.: Потом не разочаровались в своем почти «слепом» выборе?

С.А. Забагонский: Жизнь показала, что этот выбор был не слепым, а скорее провидческим, так как география, геодезия, а также все науки о Земле в современное время сплелись в единый монолитный сплав. География, благодаря активно развивающимся во всем мире географическим информационным системам (ГИС), стала требовать математической основы в виде координатной привязки геопространственных данных, которую может обеспечить только геодезия путем развития геодезических сетей, фактических носителей координат и высот, и обоснованным выбором картографических проекций для базовой карты ГИС, знаниями о которых также обладают геодезисты. Собственно и сами геопространственные данные представляют геоинформационщикам, в основном, геодезисты, топографы, фотограмметристы и картографы. Ведь геодезия – это не только спутниковые и наземные системы точного позиционирования, но и космоаэрофотосъемочные материалы дистанционного зондирования, получением и обработкой которых занимаются аэрофотогеодезисты. Это измерительная информация о современных движениях земной коры, гравитационном поле Земли, это астрономия, так как никто лучше геодезистов не умеет измерять астрономические координаты по небесным светилам, и еще множество других аспектов, связанных с измерительными процессами, математической обработкой результатов измерений и их представлением в виде, удобном для практического использования.

Конечно, все это я понял со временем, постепенно постигая глубинный смысл своей профессии. Благо дело, университет заложил базовые знания и понимание необходимости постоянного профессионального совершенствования в стремительно развивающейся и практически всеобъемлющей геодезии.

Тогда просто было интересно учиться! Запомнились наши замечательные преподаватели: Владимир Павлович Подшивалов, с которым мы и сейчас часто профессионально общаемся, Галина Александровна Шароглазова, пришедшая к нам в университет после работы на производстве, полевик, вычислитель, исследователь геодинамических процессов. Именно она в своих преподаваемых дисциплинах по гравиметрии, геодинамике, высшей геодезии пыталась показать нам многогранность геодезии, необходимость считаться с фактом выполнения геодезических измерений в реальном поле силы тяжести и на непрерывно деформируемой земной поверхности.

Можно вспомнить любопытный факт. Сейчас наше предприятие «Белгеодезия» начинает активно сотрудничать с кафедрой геодезии и геоинформационных систем в области гравиметрии, а я в свое время Галине Александровне сдал гравиметрию не с первого раза! Вот как бывает! Она очень требовательный преподаватель. И я ей благодарен за это!

Вежновец, Шароглазова, Забагонский

Сергей Михайлович Чураков, который вел у нас геоморфологию, человек с большой буквы, интеллигент, профессионал, фронтовик, оставил глубокий след в нашем поколении не только как преподаватель, но и как личность большого масштаба. С нами уже работал Вадим Викторович Ялтыхов, тогда еще молодой преподаватель, выпускник геодезического факультета ПГУ, сейчас уже настоящий профессионал, ученый, педагог.

Конечно же, особенно запомнился Валерий Иванович Мицкевич, профессионал, педагог и большой ученый. Он также изнутри знал геодезию, хорошо владел полевыми и вычислительными процессами, теорией математической обработки и был очень талантливым программистом. Запомнились его предельно ясные и логически связанные лекции, как блок-схема в программном обеспечении, когда последующее действие и мысль четко вытекают из предыдущих и приводят к понятной цели. Он умел заинтересовать студентов не только во время лекций и лабораторных занятий, но и нестандартными подходами при оценке знаний на экзаменах. Например, Валерий Иванович любил проводить лотереи. На консультации перед экзаменом изучал список студентов и на основе каких-то чисел по одному ему известной формуле определял пятерку победителей, которые получали автомат. После третьего курса мне тоже посчастливилось получить у него автомат по ТМОГИ, причём двойной с правом передать любому из студентов нашей группы. Я передал это право своему соседу по общежитию.

Всем было весело, и мы освобождались от страха перед экзаменом, как-то внутренне раскрепощались и сдавали лучше, чем у других преподавателей.

Корр.: Вот это удача!

С.А. Забагонский: Конечно, бывали и такие светлые моменты, но учиться, поверьте, было очень непросто! Все-таки, как справедливо говорят у нас на предприятии: «Чтобы вырос хороший геодезист, нужно усердно учиться и работать». И не только на студенческой скамье, а 10-15 лет! Нужны знания и опыт. Без этого невозможно глубоко понимать теорию, свободно применять ее на практике, на равных и профессионально общаться с коллегами как у себя в стране, так и на международном уровне! Исходя из этого, нынешним студентам очень важно понимать, что фундамент своего успешного будущего они закладывают именно сегодня.

Но, честно говоря, после четвертого курса, когда прошел производственную практику, сказал себе: «В геодезии работать не буду!» Тогда еще студентам только-только разрешили проходить практики не на государственных предприятиях, а на частных фирмах. Вот я и попал в Витебск в одну из таких организаций. Пахали мы, как положено: от заката до рассвета! Наши руководители имели большой опыт работы в 5-м предприятии, как тогда называлась «Белгеодезия», сами прошли хорошую школу. По-другому, то есть, не выкладываясь на все 100%, такие люди просто не работают! Нам же, студентам, показалось, что подъем в четыре утра и значительная физическая нагрузка – это слишком.

Сергей Александрович Забагонский

Корр.: Когда Вы почувствовали, что стоит остаться в непростой профессии геодезиста?

С.А. Забагонский: Это произошло не сразу. По окончании университета я получил распределение домой – в Россоны, но проработал в одной местной организации всего около полугода. Так получилось, что мой одногруппник, тот самый, которому на экзамене у В.И. Мицкевича от меня досталась пятерка, уже работал в Минске. Решил попытать счастья в столице и я.

В 90-е годы прошлого века 5-е предприятие прошло через несколько реорганизаций. Появились самостоятельные «Белкартография», «Белгеодезия», «Белаэрокосмогеодезия», которые работали по своим узким направлениям. Я устроился в РУП «Белаэрокосмогеодезия», в котором прошел очень хорошую школу от топографии до космоса.

Сначала около четырёх лет проработал в России. Выполняли заказы для нужд регистрации. В Ханты-Мансийске занимались крупномасштабными съемками под реконструкцию города – он в начале 2000-х начал интенсивно развиваться. Кроме того, поднимались вверх по Оби и производили изыскания для защиты поселков, которые подвергались сезонным затоплениям. Получается, помогали местному населению выживать в тех суровых условиях.

Корр.: Что лично Вам дал этот сибирский опыт?

С.А. Забагонский: Было сложно, как и когда-то на производственной практике в Витебске. Только еще круче! Мы, а приехало нас из Минска четыре человека, уже были не практикантами, а инженерами. Никто, как говорится, над нами не стоял. На нас лежала огромная ответственность. Получили ценнейший профессиональный и жизненный опыт!

По возвращении домой, в Беларусь, я продолжал трудиться в «Белаэрокосмогеодезии». В 2006 году был назначен начальником отдела инженерно-геодезических изысканий. Выполняли заказы для Министерства обороны и Государственного пограничного комитета. Возможно, это не все знают, но геодезисты отвечают и за прохождение государственной границы. Мы производим демаркацию, делимитацию, координирование, вынос в натуру, то есть, проще говоря, определяем на местности, где должны устанавливаться пограничные столбы. Естественно, эти работы ведутся совместно с коллегами из сопредельных государств. В настоящее время основное направление, где трудятся наши геодезисты, – украинское.

Для ОАО «Беларуськалий» я делал строительную сетку. Вот этими руками создавалась геодезическая основа для Березовского рудника. Тогда же шло создание высокоточной спутниковой сети, о которой Вам, наверное, рассказывал Валерий Михайлович Красуцкий, проводили работы по нивелированию 1 класса.

Так, за несколько лет мне довелось поучаствовать в выполнении очень разноплановых и по сложности, и по объему работ. Вот тогда я окончательно и убедился в том, что моя профессия очень достойная и интересная! И раньше, и сейчас тот, кто хорошо работает, получает за свой труд хорошее вознаграждение.

Корр.: Как и когда Вы оказались в «Белгеодезии»?

С.А. Забагонский: С 2001 по 2016 год я работал в «Белаэрокосмогеодезии». С должности начальника отдела был переведён на должность заместителя главного инженера, а затем и заместителя директора. Нашим руководителем тогда был Владимир Николаевич Шевченко – выпускник геодезического факультета НПИ 1988 года. Он оканчивал наш вуз заочно. Это был прекрасный профессионал! Как раз при нем начались серьезные работы по созданию государственной сети постоянно действующих станций. К сожалению, в 2012 году Владимира Николаевича не стало. Директором предприятия был назначен я.

А уже в 2016 году было принято решение присоединить «Белаэрокосмогеодезию» (отвечала за собственно геодезические работы) к «Белгеодезии» (занималась преимущественной картографией). Произошло укрупнение, и возглавить обновленное предприятие предложили мне.

Сергей Александрович Забагонский

Корр.: Высокая должность!

С.А. Забагонский: «Белгеодезия» входит в перечень предприятий, имеющих большое значение для экономики и безопасности страны. Поэтому процедура назначения заняла несколько месяцев. Мою кандидатуру сначала рассматривали в Совете Министров, потом – в Совете Безопасности. Последней инстанцией была Администрация Президента. Поэтому довелось встретиться и с Натальей Ивановной Качановой, еще одной выпускницей нашего университета. Глава президентской Администрации на собеседовании напутствовала на работу в моей новой ответственной должности.

zabagonskij 1

Корр.: Что сегодня представляет собой Государственное предприятие «Белгеодезия»?

С.А. Забагонский: 5-е предприятие было создано в 1947 году и успешно развивалось. В 80-х годах прошлого века оно обслуживало не только Беларусь, но и Литву, Латвию, Брянскую и Смоленскую области России. Наши специалисты работали и в Якутии. Неудивительно, что трудилось на предприятии около полутора тысяч человек. Но когда распался Советский Союз, головная всесоюзная организация ГУГК (Главное управление геодезии и картографии) канула в лету. Это была очень влиятельная структура, подчинявшаяся Совету Министров СССР и, по сути, имевшая статус министерства. Во Главе ГУГК стояли генералы. Для белорусской геодезии начались новые времена.

Сейчас у нас трудится порядка 260 человек. В структуру предприятия входят управление геодезии и управление картографии. Кроме того, по поручению Госкомимущества «Белгеодезия» отвечает за формирование единого Госкартгеофонда Республики Беларусь. Это своеобразный архив, который является частью Национального архива Республики Беларусь. В него входят все накопленные за долгие годы материалы. В фонде, например, есть карты и координатные каталоги довоенной поры. Много планов городов, отчетов по геодезии, по созданию государственных геодезических сетей. Все это – материалы постоянного хранения, у которых нет срока давности. В последние несколько лет мы проводим их оцифровку. Не за горами уже и завершение этой работы.

Хранение этих материалов имеет большое значение. Когда мы, к примеру, занимались модернизацией нашей геодезической сети, поднимали старые документы и находили немало ценной информации, облегчавшей нам работу.

Корр.: В каких еще важных республиканских проектах принимает участие «Белгеодезия»?

С.А. Забагонский: Сегодня перед нами поставлена задача создания современной гравиметрической сети. Мы шли к этому много лет – с начала 2000-х. В прошлом году предприятие приобрело три самых современных гравиметра канадского производства – лучших в своем классе. Для нас, геодезистов, на выходе важно иметь построение высокоточной модели высот квазигеоида.

Чтобы всем было понятно, квазигеоид – это одна из физических моделей Земли, удобная для решения практических геодезических задач, прежде всего, высотного обеспечения нашей планеты. Когда спутниковыми приемниками определяют координаты, то кажется все быстро и просто. Но спутниковое оборудование позволяет определять геодезическую высоту. Это, по сути, высота над эллипсоидом точки земной поверхности, а мы, да и многие другие страны, работают в системе нормальных высот, которые дают высоту точки земной поверхности над квазигеоидом. Нормальные высоты удобнее в практическом использовании, но традиционно их получают из очень трудоемкого геометрического нивелирования, обеспеченного редкой сетью гравиметрических пунктов. Современные спутниковые технологии открывают перспективы замены трудоемкого геометрического нивелирования, когда нивелировщик идет пешком с нивелиром и рейками сотни и тысячи километров вдоль нивелирных линий, более производительным спутниковым нивелированием. Нормальная высота в этом случае будет получена как разность геодезической высоты и аномалии высоты (высоты квазигеоида над эллипсоидом). Текущей задачей в этом направлении является выполнение сплошной гравиметрической съемки для создания качественной модели высот квазигеоида над эллипсоидом с опорой на пункты государственной спутниковой сети, совмещенной с пунктами государственной нивелирной сети, для получения нормальных высот, обеспечивающих решение топографических и инженерно-геодезических задач. В перспективе развитие спутниковых технологий в комплексе с хорошей гравиметрией открывает возможность установления единой общеземной (или общегосударственной) системы нормальных высот, когда систему отсчета высот будет определять поверхность уровенного общеземного (или референц) эллипсоида с нормальным потенциалом силы тяжести, относительно которого будет построена модель высот квазигеоида.

Награждение С.А. Забагонского премией имени Ф.Н. Красовского

Корр.: Вы упоминали о совместной работе с зарубежными коллегами по демаркации и делимитации государственной границы. Есть ли другие направления международного сотрудничества ГП «Белгеодезия»?

С.А. Забагонский: Да, конечно! Мы участвуем во многих международных геодезических организациях, например, в EuroGeographics, в Международной ассоциации геодезии (International Association of Geodesy, IAG). Это прекрасные площадки для профессионального общения. В Европейском Союзе принята директива, которая ставит задачу связывать данные различных стран и формировать общую геодезическую систему. Европейцы достигли в нашей области больших успехов как на теоретическом, так и на практическом уровнях. Мы тоже работаем по международным стандартами, и нам есть, чему у них поучиться.

Все развитые страны стремятся к тому, чтобы создать такую геодезическую основу, которая бы позволяла на миллиметровом уровне решать любые задачи. Западная Европа этим уже живет, что позволяет экономить время, ресурсы и деньги. Умные города и цифровые модели зданий не могут обходиться без соответствующей геопространственной информации. Нужно знать, где, например, стоит здание, как оно изменяется во времени и изменяется ли вообще. Получать все эти данные сегодня можно гораздо быстрее и точнее. Но для этого нужна сильная геодезическая база.

Корр.: Валерий Михайлович Красуцкий в своем интервью говорил о том, что новым поколениям геодезистов еще хватит работы. Что, на Ваш взгляд, ждет нынешнее поколение будущих геодезистов?

С.А. Забагонский: Сейчас бурными темпами развиваются спутниковые технологии. Постоянно появляется новое оборудование и берется на вооружение все более совершенное программное обеспечение. Сегодня те задачи, над решением которых работали целые институты, а работа производилась при помощи арифмометров, можно решать гораздо быстрее. Теория геодезии особо не меняется десятилетиями. Зато появилась возможность инструментально воплотить в жизнь интересные идеи прошлых лет. Для того, чтобы поддерживать в рабочем состоянии уже существующие объекты и внедрять новейшие разработки, нужны высококвалифицированные специалисты.

Возьмем, например, Белорусскую АЭС. Там требуются и данные высокоточной геодезии, и гравиметрии, и геодинамики, и сейсмологии. Важно понимать, что работа геодезистов с возведением станции и введением ее в эксплуатацию не закончится. Наблюдение за Белорусской АЭС, как и за любыми другими подобными сложнейшими и ответственными объектами, продолжится.

Сергей Александрович Забагонский

Корр.: Хорошие геодезисты или «гисовцы» очень нужны. При этом специальности «Геодезия» и «Геоинформационные системы» пока не очень популярны у абитуриентов.

С.А. Забагонский: Что ж, у нас не слишком популярен и здоровый образ жизни. Отчасти это понятно. Работа в банке или страховой компании выглядит более привлекательной. Геодезическим специальностям пока не хватает раскрутки. Но времена меняются, и уже в скором будущем можно рассчитывать на положительные сдвиги в этом направлении.

«Белгеодезия» подчиняется Государственному комитету по имуществу Республики Беларусь. Его директор Андрей Анатольевич Гаев – молодой и креативный человек. Сейчас Госкомимущество активно занялось продвижением социальной рекламы, целью которой станет популяризация геодезии, картографии, фотограмметрии, землеустройства и кадастра. Буквально месяц-два назад было решено, что по всей стране, в том числе и в Минске, появятся соответствующие билборды. Над этим работает профессиональная команда специалистов: пишутся слоганы, подбираются изображения. Эта кампания, возможно, со временем продолжится и на белорусском телевидении. Посмотрим, что у нас получится. А идея, согласитесь, очень интересная!

Корр.: Вы достаточно часто бываете в ПГУ. Как, на Ваш взгляд, развивается кафедра геодезии и геоинформационных систем?

С.А. Забагонский: К сожалению, геодезического факультета уже нет. Но переход кафедры в состав факультета информационных технологий выглядит логичным. В чем сложность подготовки хорошего современного специалиста? Потребности в чистых геодезистах, картографах и «гисовцах» сегодня нет. Для того, чтобы взять данные из геодезии и картографии и облегчить их практическое использование, нужно знать программирование. Объем накопленной нами информации просто огромный, а как его поставить на службу экономике и обществу – большой вопрос!

В современных условиях хороший специалист должен знать геодезию, картографию, хотя бы один иностранный язык и программирование. Вот такой человек будет всегда востребован! Очевидно, подготовка инженеров геодезистов кафедрой геодезии и геоинформационных систем движется именно в этом направлении. Без этого сохранить и приумножить наши достижения не получится. В противном случае, Беларуси, как и многим странам мира, придется брать кредиты и платить большие деньги для того, чтобы, к примеру, построить или модернизировать геодезическую сеть.

О каком нормальном функционировании экономики и безопасности государства можно в таком случае говорить! Наиболее развитые страны мира, наоборот, продвинулись в нашем направлении очень далеко. В свое время они серьезно вложились, а сегодня пожинают щедрые плоды. Выходит, идти в ногу со временем без нас, геодезистов, нельзя!

Корр.: Сергей Александрович, что бы Вы пожелали родному ПГУ и кафедре, на которой работают Ваши коллеги-геодезисты?

С.А. Забагонский: Когда университет отмечал 50-летний юбилей своей новейшей истории, выступая на одном из праздничных мероприятий, я уже говорил: самое главное - готовить конкурентоспособные кадры. Это большой труд! Как минимум, нельзя разрушать то, что есть. Нужна преемственность. Необходима и соответствующая материальная база, и сильные преподаватели. Вместе с тем, в современных условиях особое значение приобретает стремление к постоянному развитию: и преподавателям, и студентам нужно овладевать новыми знаниями, изучать лучший зарубежный опыт, в том числе, читая иноязычную научную литературу, участвуя в международных проектах, бывая в заграничных стажировках.

Добиться стопроцентного превращения выпускников специальностей «Геодезия» и «ГИС» в сильных профессионалов, возможно, не получится. Но выявить в процессе обучения «алмазы», а затем, заинтересовав их в профессии и огранив, превратить в подлинные «бриллианты» кафедре геодезии и геоинформационных систем вполне по силам! Уверен, все у коллег получится, а мы, со своей стороны, всегда поможем!

Сергей Александрович Забагонский

Беседовал Владимир Филипенко
Фото Полина Косаревская