Полоцкий государственный университет

Полоцкий
государственный
университет

Уже почти 40 лет жизнь профессора кафедры автомобильного транспорта, доктора технических наук Владимира Петровича Иванова связана с Полоцким государственным университетом. Начинал он как совместитель, сочетая преподавание с ответственной руководящей работой на крупном предприятии и научно-исследовательской деятельностью. Последние пятнадцать лет Владимир Петрович полностью сосредоточился на работе на факультете машиностроения и автомобильного транспорта. За эти годы профессор завоевал огромный авторитет и уважение со стороны коллег и студентов, воспитал двух кандидатов наук, подготовил 6 учебников и более 20 учебных пособий, по которым готовят автомобильных инженеров и техников не только в Беларуси, но и в России, Украине и Молдове.

Профессор Владимир Петрович Иванов

В преддверии Дня белорусской науки мы попросили Владимира Петровича рассказать о своем жизненном пути, восхождении к научным вершинам и преподавательской работе в Полоцком государственном университете.

Корр.: Владимир Петрович, Вы родились в непростое время. Как получилось, что Вы появились на свет в Саратове, а оказались в Беларуси?

В.П. Иванов: Действительно, родился я в самом начале войны в Саратове. Решение о месте моего рождении было принято без меня. Родители работали учителями в небольшом белорусском райцентре Езерище на севере Витебщины. Если бы не война, то я, вероятно, был бы в этом городском поселке директором школы! Но близилась Великая Отечественная, Советский Союз по мере своих возможностей укреплял боеспособность. Моего отца по разнарядке направили на учебу в Саратовское танковое училище, и мать, естественно, поехала за ним. Таким образом «сделан» я был в Езерище, а рожден уже в Саратове. Спустя много лет, в этом городе на Волге был дважды проездом. Прошел по его улицам, поплакал… Отец в скором времени погиб под Сталинградом, а мы с мамой провели время войны в Первоуральске под Свердловском. По окончанию войны вернулись в Беларусь. Вот такая история.

Стоит ли удивляться, что моя детская мечта – в память о погибшем отце стать офицером-танкистом. Она едва не осуществилась. Я поступал в суворовское училище. Надо было из трехсот человек по здоровью и школьной подготовке выбрать четырех. Я попал в число этих счастливчиков. Но, как в жизни часто бывает, вмешалась человеческая подлость. Надо было в число суворовцев включить не сына погибшего фронтовика, а отпрыска живого и благополучного человека. Так что из Куйбышева меня отправили домой. Кстати, этот «суворовец» после окончания училища армию бросил. Но, так или иначе, стремления материализуются. В конце моей срочной службы, которую я завершил в звании гвардии старшего сержанта, было сделано представление на присвоение первичного офицерского звания. Службу в запасе начал с младшего лейтенанта и «дорос» до капитана в должности начальника штаба ремонтно-восстановительного батальона. От судьбы, как говорят, не уйдешь!

Гвардии старший сержант

В.П. Иванов - начальник штаба ремонтно-восстановительного батальона

Корр.: В те годы автомобиль все еще считался чуть ли не чудом техники, роскошью. Откуда возник Ваш интерес к автомобильному транспорту?

В.П. Иванов: Со временем в нашей семье появился отчим – шофер по профессии. Уже к седьмому классу я неплохо управлял автомобилем, хорошо разбирался в его устройстве. Этот интерес нашел свое развитие: я поступил в Бобруйский автодорожный техникум и через четыре года окончил его, получив квалификацию техника-механика по ремонту и эксплуатации автомобилей, и был направлен на работу механиком на Щучинскую автобазу.

В.П. Иванов - механик Щучинской автобазы

Появилась новая мечта – стать автомобильным инженером. В те годы сделать это было совсем не просто! Для начала по окончании техникума мне нужно было отработать два года на производстве. Потом пришло время срочной службы в армии. Но и здесь судьба не разлучила меня с профессией: я был направлен в автомобильное подразделение, где готовили водителей тягачей. Ракетные войска тех лет обслуживались сложной автомобильной техникой. Помню: молодого солдата подняли ночью, привезли на станцию и велели согнать с платформы новый тягач, который до этого видел один раз на картинке. Сказали: на этом автомобиле ты будешь учить солдат вождению. Это сегодня – мелочи, а тогда – высочайший уровень. Масса автопоезда достигала 70 тонн! Так, я на прицепе возил ракеты, танки, бочки с ракетным топливом. Подготовил около 200 водителей 3-го и 2-го классов. Служба, одним словом, проходила насыщено и интересно!

После армии я попытался поступить в институт. С первого раза не получилось: схлопотал двойку по сочинению. С грамотностью у меня был порядок, но тему «Стоит наш Союз как утес величавый в спокойствии грозном своем», по мнению преподавателей, не раскрыл.

Пострадал немного, помучился: «Как же так…» Но уже на следующий год, а это был далекий 1964-ый, повторил попытку. Несмотря на то, что после окончания техникума к тому времени прошло уже пять лет и многие знания, по идее, должны были выветриться из памяти, я успешно поступил на заочное отделение Белорусского политехнического института, а в 1970 году окончил его с отличием. Тогда это был единственный вуз в БССР, который готовил специалистов автомобильного транспорта. И сегодня, когда я как член докторского совета БНТУ по специальности «Эксплуатация автомобильного транспорта», поднимаюсь по лестнице автотракторного факультета моей альма-матер и вижу на доске почета свою фамилию, я испытываю чувство гордости!

Корр.: Владимир Петрович, как Вы попали на Полотчину?

В.П. Иванов: Сразу же после поступления в БПИ я устроился на Полоцкий авторемонтный завод, с которым надолго связал свою судьбу. Начал я с должности инженера-конструктора – мое среднетехническое образование давало на это право. Конструкторы – самые квалифицированные специалисты на предприятии. Было непросто, но затем сравнялся с коллегами, со временем обошел многих из них в профессиональном плане. Восемнадцать лет занимался на заводе конструкторской деятельностью – разработкой средств технологического оснащения для ремонтного производства, проектированием различных приспособлений, стендов, технологических машин. Привлекался к разработке товарной продукции, которая ставилась в серийное производство и шла на продажу. На этой работе я достиг уровня начальника конструкторского бюро.

Начальник конструкторского бюро Полоцкого авторемонтного завода

В 1983 году заводу потребовался главный технолог, и мне пришлось переквалифицироваться. Следующие двенадцать лет я занимался работой по технологической подготовке производства. Главный технолог – это серьезная фигура на предприятии! От работы нашего отдела, а в нем трудилось сорок шесть инженеров, зависели качество и эффективность производства. Много приходилось ездить по ремонтным предприятиям всего Советского Союза. Такие командировки давали возможность знакомиться с лучшими достижениями коллег в отрасли. Хочется думать, что в какой-то степени благодаря и моему скромному вкладу, завод получил орден Трудового Красного Знамени. Последние шесть лет работы на Полоцком авторемонтном заводе я был техническим директором – по сути дела, вторым человеком на предприятии.

Главный технолог Полоцкого авторемонтного завода

Технический директор Полоцкого авторемонтного завода

Корр.: Вы получили среднетехническое, а затем и высшее инженерно-техническое образование. У Вас была прекрасная мужская профессия, которая позволяла хорошо зарабатывать. Почему Вы решили заняться наукой?

В.П. Иванов: Еще на заре юности в процессе производственной деятельности и учебы у меня в глубине души появилась третья мечта – стать кандидатом наук. Читаешь, например, учебник по техническому обслуживанию автомобилей профессора Г.В. Крамаренко, по ремонту – профессора К.Т. Кошкина, по перевозкам – профессора Л.Л. Афанасьева и получаешь невероятное интеллектуальное наслаждение! Как ясно и логично написано! Может, такие высокие образцы научно-педагогической и научно-технической мысли и тянули меня на эту вершину. Одним словом, объяснить мой интерес к науке не просто. Это был зов души!

У нас в Беларуси Совет по защите был лишь по специальности «Ремонт сельскохозяйственной техники». Меня же привлекал ремонт автомобильного транспорта. Поэтому я поступил в аспирантуру Московского автодорожного института. Моя диссертация была посвящена исследованию плазменной металлизации при восстановлении коренных опор блоков цилиндров автомобильных двигателей. Но по ряду причин защита не состоялась…

В жизни бывает, когда человек долго шел на перевал или поднимался на вершину, но остановился в двух шагах от цели. Слабый человек просто-напросто плюнет на все и забудет. Можно ведь вместо трудного восхождения и на пляже полежать, и пивка попить. Но есть и те, которые и спать, и есть не будут, но рано или поздно добьются цели. Неудачи должны закалять, а не разочаровывать! Я сохранил свою мечту о научной степени.

Все результаты незащищенной кандидатской диссертации, были успешно внедрены в производство. Более того, многие мои идеи получили дальнейшее развитие. Защитился я в 1991 году в Белорусском институте механизации сельского хозяйства (сейчас это Белорусский государственный аграрный технический университет, БГАТУ). Для новой диссертации я решил взять более широкую тему, связанную с моей конструкторской работой. В то время средства технологического оснащения разрабатывались в единичных экземплярах. В своем исследовании показал, что можно создать как систему проектирования, так и систему средств технологического оснащения ремонтного производства. Использование этих двух систем позволяло видеть весь объем проектных работ и проектировать силами одного бюро ремонтного завода то, что нельзя было приобрести. То есть, я решал практические, но вместе с тем и глобальные задачи.

Корр.: Как проходило Ваше дальнейшее научное развитие?

В.П. Иванов: На защите кандидатской сказали, что в ней присутствуют элементы докторской работы, есть хороший задел, мол, что тянуть, давай двигайся дальше! А что же за солдат, который не мечтает стать генералом, и что за генерал, который не мечтает стать маршалом?! Когда ты двигаешься вперед, преодолеваешь трудности и чувствуешь, что ты сильнее обстоятельств, открывается второе дыхание и появляется уверенность. Продолжая работать на заводе, в 1997 году, то есть за четыре года до перехода в университет на постоянную работу, я продвинулся дальше – защитил докторскую диссертацию, посвященную разработке теории синтеза процессов и средств технологического оснащения ремонтного производства.

Когда я уже добился определенных результатов, появились люди, которые мне во многом помогли. Можно назвать, например, моего научного руководителя и консультанта Владимира Ивановича Коробко. Много было эпизодических встреч, причем, не только с людьми, которые сделали успешную научную карьеру, но и с прекрасными инженерами.

Корр.: А когда Владимир Петрович в Вашей жизни появился Полоцкий государственный университет?

В.П. Иванов: Моя связь с университетом возникла в те далекие годы, когда он был еще Новополоцким политехническим институтом. Нашел меня Виктор Алексеевич Данилов, заведующий кафедрой металлорежущих станков и инструментов. В 1978 году он привлек меня к рецензированию дипломных проектов. Как человек ответственный я их брал, читал от корки до корки, вникал. Наверное, моя работа его устроила, и через год-два он мне говорит: «Так ты, пожалуй, и руководи дипломными проектами!». Для меня это была очень ответственная и почетная работа.

А где-то в 1995 году Федор Иванович Пантелеенко, заведующий кафедрой технологии конструкционных материалов, предложил мне читать лекции. О деньгах говорить не будем, но по сравнению с заводскими, они были небольшими. Но для меня это и не имело большого значения: я просто получал огромное удовлетворение от работы на кафедре, со студентами! Не будет какой-то великой мыслью обозначить очевидное: преподавание в университете очень помогало по месту моей основной работы – на заводе, и наоборот. В чем-то к новым условиям приходилось приспосабливаться мне, а чем-то, надеюсь, я помог университетским преподавателям.

Корр.: Какое впечатление производил на Вас университет?

В.П. Иванов: С основным местом работы сравнивать не будем: там был завод, а тут – институт, а потом университет. Некоторые заводские работники поступили сюда и учились на вечернем отделении (было время, когда вечерников было больше, чем заочников!). По их рассказам я хорошо представлял, что здесь происходит. Конечно, сравнивал с моим родным вузом – Белорусским политехническим. И что греха таить, по уровню БПИ в то время стоял выше. Все-таки это столичный вуз и прародитель НПИ!

Сегодня ситуация изменилась. Если мы продолжим свое поступательное развитие, по крайней мере, по направлению «Автомобильный транспорт» можем обойти наших минских коллег. Но для этого нужно еще многое сделать! Хотелось бы, чтобы лабораторно-производственная база была поднята на более высокий уровень. В этом я вижу большой резерв улучшения работы и вуза в целом, и факультета, и кафедры автомобильного транспорта. Нужно развивать лабораторную базу! Без нее качественная подготовка инженерных кадров просто немыслима!

Корр: Долгое время Вы руководили большим коллективом серьезных, взрослых работников завода – самостоятельных и материально заинтересованных людей. Вы могли на них воздействовать самыми различными способами. А как Вам работается со студентами?

В.П. Иванов: Некоторые из людей, с которыми приходилось работать на заводе – хуже младенцев. Они куда менее управляемы, чем студенты. Там были свои трудности, а здесь – свои.

Работа в пропаганде

Знаете, что меня особенно удручает, и что мы, к сожалению, не в силах изменить? Во что превращается вступительная компания? Сдаешь экзамены, а потом, в зависимости от количества набранных баллов, ты можешь попасть на одну из ряда совершенно разнородных специальностей. Главная цель – поступить. А где же мечта?! Помните, мы говорили с Вами о зове души? Существующая система программирует человека на то, чтобы мечты вообще не было! Где платят больше, где требования пониже – туда и идут. Но это же в корне неправильно! Сейчас приходится обучать в большинстве своем случайных людей! Вот и получается, что мы готовим немало «специалистов», которые по окончании университета идут не в профессию, а бегут, куда глаза глядят.

Тем не менее, в ПГУ есть немало студентов и магистрантов, ради которых хочется работать. Порой они ошибаются, заблуждаются, но это пытливые и небезразличные люди, имеющие свое мнение!

Корр.: Насколько сегодня велик интерес молодежи к науке и как работается с ней?

В.П. Иванов: Что бы ни говорили, многое зависит от педагога! Если он заинтересует студента наукой, то обязательно найдет отклик с его стороны. Обращаются к тому, кому доверяют! Преподавателю надо работать: естественно, одни студенты слабо воспринимают материал, но другие – все понимают, да подойти стесняются или боятся. Таких способных студентов надо замечать, вдохновлять и даже подталкивать к научному творчеству.

Среди моих студентов были ребята, работы которых отмечались на республиканском конкурсе студенческих работ. Андрей Владимирович Крыленко под моим научным руководством защитил кандидатскую диссертацию. В магистратуре и на первом курсе аспирантуры он работал с А.С. Снарским, а после переезда Андрея Станиславовича в Минск он был закреплен за мной. Сейчас Александр Владимирович работает на «Нафтане», преподает у нас на кафедре, уже доцент. Под моим научным руководством с самого начала и до успешной защиты кандидатскую работу выполняла Татьяна Владимировна Вигерина. Не без труда, не без сложностей, но мы вместе прошли этот путь! Недавно Татьяна Владимировна получила диплом кандидата наук, скоро ей будет присвоено звание доцента. Веду к защите очередного соискателя.

Корр.: Как известно, Владимир Петрович, Вы не раз бывали за границей, поддерживаете контакты с зарубежными вузами и иностранными учеными. Расскажите, пожалуйста, об этом.

В.П. Иванов: Когда работал на заводе, и в каких бы городах ни бывал, обязательно ходил на авторемонтные предприятия. Теперь, оказываясь за рубежом, я стараюсь не упускать возможности посетить университет в городе пребывания. Вот, таким образом, я побывал в Эдинбургском университете. Был в Падуанском университете, в котором степень доктора медицины получил Франциск Скорина, и видел мемориальную доску в его честь с текстом по-итальянски и по-белорусски. На родине Карла Маркса я посетил Трирский университет. Даже видел Сорбонну, хотя из окна автобуса.

Профессор В.П. Иванов со внучками

Но эти поездки носили частный – туристический характер. Вскоре появилась возможность съездить на стажировку в Европу. Ректор Д.Н. Лазовский поставил условие: отправляться туда можно, но без переводчиков и других сопровождающих лиц. Для меня было организовано приглашение со стороны европейского вуза.

Так я попал в Технический университет города Ильменау (Германия). Побыл я там неделю, посещал занятия – лекции, практические, лабораторные. Я был сильно «разочарован»... Поймите правильно, как можно установить взаимовыгодные партнерские отношения с университетом, кафедра автомобильной техники которого за последние пять лет приобрела оборудования на сумму 25 миллионов евро! Только одна кафедра! Там же можно провести исследования по испытанию любых автомобильных агрегатов! Исследования фазового анализа, которые моя бедная Т.В. Вигерина за свои деньги заказывала в Минске, там можно запросто провести на кафедре.

А лекция? Это же, как спектакль в театре. Шикарный лекционный зал. Никаких парт (я за нашими и два часа не выдержу!). У каждого студента свой стул и маленький столик, на который водичку поставить можно, яблочко положить. Лекционные материалы выставляются в интернете. Студенты не ленятся: распечатывают их и на занятиях только делают необходимые пометки. И что мы можем им предложить? Вот они и рассматривают нас как источник относительно недорогой рабочей силы.

Прошедшим летом я посетил Берлинский технический университет. Здесь передо мной стояли несколько иные задачи: я входил в состав группы преподавателей и ученых из стран бывшего Советского Союза. Немцам было интересно определить, кого стоит пригласить к себе на работу. Я для них в этом отношении был не перспективен, поэтому меня как специалиста привлекли к оценке работ ученых помоложе.

Гуляя по Берлину, не мог отказать себе в удовольствии зайти в Берлинский университет имени Гумбольдта. Он дал миру 29 лауреатов Нобелевской премии, а его профессорами были Роберт Кох, Макс Планк и Альберт Эйнштейн! В фойе – цитата Карла Маркса, который учился там: «Философия не только изучает мир, она его преобразует». Напротив здания университета – площадь, где во времена Гитлера были горой свалены книги и сожжены. Сейчас там установлен мемориальный знак, на котором написаны слова: «Кто сжигает книги, тот потом начнет сжигать людей». К сожалению, в современном мире это предостережение не утратило своей актуальности.

Что дали эти поездки? Там я познакомился с множеством интересных идей, а главное, почувствовал дух настоящего западноевропейского университета. Нам есть чему поучиться у них!

Корр.: Владимир Петрович, А как Вы проводите свободное время? У Вас ведь наверняка есть интересы и увлечения?

В.П. Иванов: Конечно, как же без этого. Я люблю хорошую музыку, только: классическую, народную, романсы. Получаю удовольствие от чтения.

На курортах никогда не был. Приехал однажды в дом отдыха «Лесные озера», но на третий день сбежал оттуда. Моя страсть – это путешествия. Я в них не устаю, они мне не надоедают. Во время своих 13 горных походов прошел по долинам, хребтам и перевалам, наверно, более 2 тысяч километров. Был на Алтае, Памире, Тянь-Шане, Кавказе, Урале, в Карпатах и Крыму. Какое счастье – во время бурана поспать на льду, а затем, теряя силы и мужество, подняться на перевал и посмотреть вдаль и вниз! Путешествуя по Швейцарии, видел Альпы. Был на Эльбрусе, поэтому Монблан, который ниже его, а значит, и не является самой высокой вершиной Европы, меня не впечатлил. Бывал на Байкале, Иссык-Куле, Соловках, Валааме, Кижах и во многих других замечательных местах. Жаль, видно, не придется проплыть по Северному морскому пути, побывать на Камчатке и Курилах. С возрастом сил не добавляется, поэтому каждое лето совершаю автобусные путешествия по зарубежью.

Гора зовет

Деревня Сростки - крыльцо дома В.М. Шукшина

В горном походе

Впереди Эльбрус

Последний горный поход. г.Чатыр-Даг

Джип-сафари по горам Турции

На борту парусника «Седов» (Стокгольм)

В парке Сибелиуса (Хельсинки)

Корр.: Владимир Петрович, что бы Вы пожелали ученым, особенно молодым ученым ПГУ?

В.П. Иванов: Начинающим ученым – настойчивости: не упускайте из виду свою цель и упорно трудитесь для ее достижения! Тем, кто уже состоялся в науке – не отступайте с занятых позиций, а смело двигайтесь вперед, выходите на новые рубежи, вдохновляя и поддерживая молодежь – нашу смену!

На «Крыніце ведаў-2010»

Корреспондент сайта Владимир Филипенко