Е.Г. Кремнева: «Самое трудное – рассмотреть потенциал человека и помочь ему его раскрыть!» - Полоцкий государственный университет имени Евфросинии Полоцкой

Качественная подготовка кадров высшей научной квалификации является непременным условием эффективного функционирования цепочки «образование – наука – инновации – производство – коммерциализация», лежащей в основе современной модели «Университет 3.0», и важным фактором прогресса общества в целом.

О трудностях и успехах, традициях и новациях в процессе формирования молодых ученых в Полоцком государственном университете, а также о своем собственном пути в науке рассказывает заведующая аспирантурой, кандидат технических наук, доцент Елена Геннадьевна Кремнева.

kremniova

Корр.: Елена Геннадьевна, Вы – выпускница нашего университета. Как Вы оказались в числе его студентов?

Е.Г. Кремнева: Решение возникло спонтанно, и было связано, наверное, с подростковым максимализмом. Полкласса пошло поступать в Новополоцкий политехнический институт, семь человек выбрали специальность «Промышленное и гражданское строительство», и я – вместе с ними! Моему решению способствовало и то, что мама имела отношение к строительной отрасли. Эти два фактора и сыграли свою роль в том, что я оказалась именно на этой специальности.

Корр.: Вы сразу поняли, что не ошиблись в своем выборе?

Е.Г. Кремнева: Не сразу. Приобретение профессиональных навыков шло очень ровно и спокойно. Просто было интересно узнавать и искать что-то новое.

Специальность мне понравилась, когда я уже закончила обучение и пришла работать инженером в научно-исследовательский сектор, где выполняла хоздоговорные работы для кафедры железобетонных и каменных конструкций. Именно тогда, проводя обследования технического состояния зданий и сооружений, выполняя поверочные расчеты конструкций и определенные научные исследования, я увидела, что же такое строительство на самом деле. А потом пошла на преподавательскую работу. Там мне было еще интереснее, ведь я уже хорошо понимала, что такое железобетонные, деревянные, кирпичные конструкции, и как заниматься наукой. Дальше дорога привела меня в аспирантуру.

kremneva bg 01

Так, спустя какое-то время, то, что поначалу выглядело чистой случайностью, стало интересной и неотъемлемой частью моей жизни.

Корр.: Кто из Ваших преподавателей особенно запомнился?

Е.Г. Кремнева: Скорее всего, это представители наших фундаментальных наук – физики и математики. Физику у нас вел В.Т. Дерипаско, известный своими личностными качествами и отношением к людям. Он производил сильное впечатление не только в ходе решения задач, к примеру, про электрических скатов, от которых волосы вставали дыбом, но и юмора, каких-то простых человеческих моментов. Высшую математику мы изучали с Ф.Ф. Яско. С этими преподавателями было очень интересно общаться. Свой первый экзамен в университете я сдавала именно Федору Филипповичу. Меня просто поразило то, как он умел успокаивать студентов, которые от волнения иногда могли позабыть все на свете! Преподаватель понимал нас, и мы, как мне кажется, получали такую оценку, которую по справедливости и заслуживали. Федор Филиппович – замечательный человек! Мне очень повезло, что, находясь в университете, я могла общаться с такими людьми, как Л.С. Турищев, Ю.И. Киреева, В.Д. Гринев, Ю.В. Попков, А.И. Семенов, В.С. Левин и многими другими, которые стали моими учителями не только в учебе, но и в науке.

Корр.: Сегодня Вы помогаете прокладывать путь в науку молодежи, а как состоялось Ваше первое знакомство с научным творчеством?

Е.Г. Кремнева: Еще где-то на втором курсе я попробовала заниматься научной работой, причем, в гуманитарной области. Это была история. Моя научная работа касалась изучения переписки российских революционеров. Представляете?! Я же училась в советскую пору, когда изучение прошлого во многом сводилось к истории революционного движения и коммунистической партии. Меня впечатлило то, что эти люди обладали весьма редкими и ценными человеческими качествами. Странно вышло, что я, технарь от природы, вообще этим занялась и даже ездила на конференцию. Но это, как говорится, было не мое.

Позже, уже на старших курсах, принимала участие в наших традиционных студенческих научных конференциях. Тогда я, наверное, не ставила перед собой высоких целей – стать ученым или получить научную степень. Мне было очень интересно узнавать новое, разбираться в сложных проблемах. Именно это, скорее всего, и привело меня по окончании нашего вуза в научно-исследовательский сектор.

Корр.: Были времена, когда дорога в науку для молодых ученых начиналась именно таким образом. Почему Вы выбрали именно НИС?

Е.Г. Кремнева: Опять, во многом, воля случая! Был у нас в университете такой известный ученый – Венедикт Демьянович Гринев. В тот момент – наверное, просто звезды так сошлись – Венедикту Демьяновичу нужен был сотрудник для проведения хоздоговорных работ. И вот стояла я в коридоре неподалеку от ректората и раздумывала, куда бы мне после института пойти, а Венедикт Демьянович подошел ко мне и спросил: «Ты пойдешь работать в НИС?» И я сказала: «Да!».

Я очень благодарна этому человеку за то, что во многом именно благодаря ему пришла в науку, осталась в университете. Позже Венедикт Демьянович научил меня самостоятельно и учиться, и работать. Он мне только говорил: «Ну, вот это мне нравится… а вот это – нет! А вот это Вы написали, как человек, умудренный сединами…». С ним я опубликовала свои первые научные статьи. Когда-то у нас много молодых сотрудников работало на кафедре, выполняя хоздоговора. Мне иногда даже как-то было не по себе, когда их руководители составляли им планы, что-то подсказывали, давали какие-то готовые решения и вместе готовили технические отчеты. Сейчас я понимаю, насколько правильным и полезным оказался для меня этот подход Венедикта Демьяновича. Масштабы личности этого человека раскрылись для меня не сразу, а уже после того, как я покинула НИС и ушла на преподавательскую работу. Я узнала, что он великолепный поэт и даже композитор: читала его стихи и прозу, слушала его песни, он был талантлив во всем... и был моим учителем и в науке, и в жизни.

Корр.: Чем Вам запомнилась работа в НИСе?

Е.Г. Кремнева: Главный итог моей работы в этом подразделении заключается в том, что я, как мне кажется, почти досконально изучила строительство изнутри. Мы обследовали большое количество зданий и сооружений, провели много испытаний и расчетов, составили большое количество отчетов. В основном это были промышленные объекты: кирпичные, из железобетона. Во время учебы в вузе мы рассматривали их, главным образом, только на картинках. Здесь же можно было все это ощутить и увидеть вживую, в натуральную величину, а главное – с этим надо было что-то реально делать!

Именно тогда я до конца поняла, что такое шарниры и жесткие соединения, как ведут себя деформационные швы, какие бывают дефекты и повреждения конструкций, и насколько мне интересно заниматься исследованиями в области строительства. Строительные материалы, конструкции и другие, казалось бы, совершенно прозаические вещи стали для меня увлекательной книгой. В.Д. Гринев мог подходить к работе очень нетрадиционно. Привезли, например, на испытания кирпичи, и он говорит: «Лена, надо испытать». Выполню его задание, а потом сижу и думаю: «Что-то не то с этими кирпичами. Они почему-то не так разрушаются под нагрузкой…» Написала отчет, показываю его Венедикту Демьяновичу, а он: «Да… а вы случайно ничего странного не заметили?» Я объясняю ему, что с ними не так, и узнаю, что, действительно, это были кирпичи после пожара. Вот так проверка! В.Д. Гринев никогда не давал готовых ответов. К ним нужно было прийти собственным трудом. Вот так, путем самостоятельной работы под руководством мудрого наставника и шло мое познание.

Полученный опыт и знания, а прежде всего – четко осознанный интерес к строительному делу заставили меня всерьез задуматься: а не пойти ли мне учиться дальше – в аспирантуру?

Корр.: Вы поступили в нашу аспирантуру?

Е.Г. Кремнева: Да. Но это был переходный период между советской и современной, белорусской, эпохами. Поэтому защищалась я не в Минске, а в Москве.

После работы инженером НИСа я стала преподавать на кафедре железобетонных и каменных конструкций. Это был замечательный коллектив! Там трудилась целая плеяда интересных людей и сильных профессионалов: Юрий Викторович Попков, Валерий Владимирович Нестеренко, Вячеслав Дмитриевич Терин, Олег Андреевич Хартанович, Александр Иванович Семенов. Всем им было далеко не безразлично, в какую аспирантуру я пойду, над какой темой буду работать. Все хотели мне помочь. Были бурные дебаты в отношении выбора моего исследования и предполагаемых научных результатах. На тот момент это меня очень удивляло.

У кафедры всегда были сильные и хорошие связи. В качестве научного руководителя мне предложили известного ученого в области теории и практики железобетона. Это был заслуженный деятель науки Республики Беларусь, д.т.н., профессор из БНТУ Тимофей Максимович Пецольд. Он приезжал к нам в Новополоцк на конференцию. Мы обсудили наше возможное сотрудничество, и я получила его согласие на научное руководство.

Но мне почему-то показалось этого мало! Благодаря хорошим связям нашего вуза с московскими научными учреждениями и поддержке со стороны В.В. Нестеренко я поехала в российскую столицу в Лабораторию контроля качества железобетонных конструкций НИИЖБ им. А.А. Гвоздева. Это был один из трех крупнейших центров российской строительной науки, где работали светила мировой величины. Сказала, что хотела бы учиться у них, поскольку также интересуюсь проблемами усиления строительных конструкций. У меня к этому времени был накоплен определенный опыт и знания в этой области. Заведующий лабораторией, заслуженный деятель науки и техники Российской Федерации, член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук, почетный строитель России и Москвы, д.т.н., профессор Владимир Александрович Клевцов на меня внимательно посмотрел и сказал: «Ладно, раз приехала, пиши реферат!»

В те годы на кафедре железобетонных и каменных конструкций нашего университета большая часть сотрудников занималась вопросами обследования технического состояния зданий и сооружений, усилением строительных конструкций. Были у кафедры и свои собственные разработки. И именно в то время были заложены основы научной школы в области оценки технического состояния и усиления строительных конструкций зданий и сооружений, руководителем которой стал впоследствии Дмитрий Николаевич Лазовский.

kremneva bg 02

Я вернулась в Новополоцк и стала писать реферат. Безучастных к моей профессиональной судьбе сотрудников на кафедре не было! Все мне помогали. И соответственно, в моем реферате был отражен богатый научный опыт нашего дружного коллектива.

Заведующий лабораторией НИИИЖБ Владимир Александрович Клевцов был изумлен тем, что у нас в Новополоцке есть такие разработки, и согласился стать моим научным руководителем. Числилась я в нашей новополоцкой аспирантуре, но работала над диссертацией в Москве, в Научно-исследовательском, проектно-конструкторском и технологическом институте бетона и железобетона Минстроя РФ. Направление исследований было связано с усилением строительных конструкций и являлось «прорывным» в данной области.

Относились ко мне в Москве очень хорошо: угощали кофе (почему-то с лимоном), консультировали, помогали. А поучиться в российской столице было чему, и было у кого! Они же реконструировали Старый Арбат, занимались обследованиями заводских зданий и сооружений. И я могла все это видеть! Там я познакомилась с такими светилами российской и мировой науки, как А.С. Залесов, Е.А. Чистяков, А.И. Бедов, С.Б. Крылов, М.Г. Коревицкая. Я, наконец-то разобралась, что такое по сути своей железобетон!

Защищалась я тоже в Москве. Все прошло успешно. Вопросов было немного, поскольку тема была новой и актуальной, а расчеты и расчетные модели, заложенные в моей диссертации, потом явились основой многих кандидатских и докторских диссертаций как в России, так и у нас в Беларуси.

Корр.: Над какой темой Вы работали?

Е.Г. Кремнева: Тема была связанна с самыми массовыми железобетонными конструкциями – плитами перекрытий зданий и сооружений и звучала так: «Прочность нормальных сечений изгибаемых железобетонных элементов, усиленных намоноличиванием под нагрузкой».

И на сегодняшний день проблема усиления строительных конструкций – одно из направлений моих научных исследований. В чем ее суть? Например, в комнате стоит одно фортепиано. А можно ли поставить десять таких музыкальных инструментов? Что нужно сделать для того, чтобы перекрытия выдержали такую нагрузку, и не произошла авария? Или, к примеру, можно ли надстроить несколько этажей и что при этом сделать с существующими конструкциями для их дальнейшей надежной эксплуатации? Как обеспечить дальнейшую эксплуатацию конструкции и ее совместную работу при усилении?

Корр.: Речь идет, прежде всего, о безопасности?

Е.Г. Кремнева: Конечно! Все строительство вообще неразрывно связано с безопасностью. Работа любого специалиста, имеющего отношение к нашей отрасли, очень ответственна! Сейчас я уже не занимаюсь обследованием. А бывали случаи, когда что-то подсчитаешь, сдашь отчеты, а потом начинаются сильные снегопады или ветра… Иногда становилось не по себе. Сидела и переживала: «А этот коэффициент я посчитала? А все ли я учла?» Все умения превратились в навыки, отработанные до автоматизма! Однако последние лет десять занимаюсь другими делами, и эти волнения остались в прошлом, к обследованию возвращаюсь редко.

Корр.: После защиты Вы продолжили работать в университете?

Е.Г. Кремнева: Да, я вернулась в университет, на кафедру строительного производства, в очень душевный коллектив, откуда, собственно, и уходила в аспирантуру. Начала на новом уровне осваивать учебные предметы: «Строительные материалы», «Строительное производство», «Реконструкция зданий и сооружений», «Основы энергосбережения» и т.д. Потом мне показалось этого мало. Чувствовала, что мое предназначение – быть конструктором. Я всегда ходила на мою любимую кафедру железобетонных и каменных конструкций и спрашивала: «А у вас есть для меня место? А будет?» В конце концов, наступило время, когда заведующий кафедрой Ю.В. Попков сказал: «Да, Лена, есть. Иди к нам!».

Вот так я оказалась на своей родной кафедре и опять начала по-новому осваивать предметы: «Железобетонные и каменные конструкции», «Металлические конструкции», «Деревянные конструкции», «Строительные конструкции…», «Современные пространственные конструкции», «Основы научных исследований…».

kremneva 2001 01

Большая часть современных научных исследований и открытий, новинок вообще, находится на стыке наук. Работа на этих двух кафедрах, то есть в моем случае сочетание строительных материалов и технологий с конструкциями, вывела меня на еще одно очень актуальное и злободневное направление в науке: контактные швы в строительстве. Как говорят светила мировой строительной науки: «Для того, чтобы разобраться с контактными швами, нужно сломать свои зубы».

Контактные швы есть везде и во всем, что нас окружает. На сегодняшний день практически все, что мы имеем, вот этот стол, стул или ту же пломбу в зубе, все имеет контактный шов и становится составным. Имеется, как минимум, два слоя, а между ними – контактный шов, от надежности которого зависит целостность всего изделия. В строительстве это, например, соединение одного слоя бетона с другим, кирпича с кирпичом через раствор и т.д. Чтобы наша конструкция работала совместно вплоть до конца своей эксплуатации и не разрушалась по контактам, нужно все тщательно продумать.

Корр.: Есть ли в Ваших планах работа над докторской диссертацией?

Е.Г. Кремнева: Скорее всего, я иду не за докторской, а за наукой. Работаю, накапливаю материал. Научные лавры, степени и звания для меня вторичны. Главное сейчас – разобраться с контактными швами и получить соответствующие зависимости. Скорее всего, эти две линии – мои научные интересы и дальнейшее «остепенение» – со временем сойдутся.

Корр.: Последнее десятилетие Вы успешно работаете в сфере подготовки молодых научных кадров. Как Вы пришли в отдел аспирантуры?

Е.Г. Кремнева: Когда я соглашалась на должность заведующей, в ней меня, прежде всего, привлекала возможность больше общаться с людьми. В то время это по сути был отдел документального сопровождения аспирантов. Работа на этой должности началась для меня со знакомства с людьми, которые работали над диссертациями, и с изучения многочисленных нормативных документов. Возможности плавно войти в курс дел, принимая дела от старшего наставника, который досконально разбирался в этой сфере, у меня не было. Как и в начале моего научного пути, во всем приходилось разбираться самой. При этом я имела возможность изучить работу аспирантуры в других высших учебных заведениях и научно-исследовательских учреждениях. У меня, например, оставались крепкие связи в Москве, поддержка и хорошие отношения с минскими коллегами. Эта дружба сохраняется и до сих пор.

kremneva bg 11

Корр.: Вы не пожалели о согласии возглавить аспирантуру?

Е.Г. Кремнева: Тогда я совсем не думала о том, какая ответственность ложится на мои плечи. Понимала лишь то, что впереди – неопределенность. Но мне было очень интересно попробовать себя в совершенно новом деле. Я очень довольна, что стала заниматься аспирантурой, и увлечена этой работой до сих пор! Поначалу думала, что за год-два смогу отстроить систему работы в аспирантуре. Все оказалось не таким простым. На сегодняшний день аспирантура – это не просто структура, проводящая документальное сопровождения исследований аспирантов. Мы оказываем услуги не только по обучению, аттестации, но и по различным видам экспертиз, консультируем по вопросам прохождения документов в советах и ВАКе, подготовке рефератов, статей, актов, справок для квалификационных работ, защит диссертаций. Сегодня научные работники высшей квалификации – это узкоспециализированный, штучный и индивидуальный товар! Мы стараемся помогать не только во время обучения, но и после его окончания, вплоть до защиты квалификационных работ и оформления различных документов и решения вопросов в советах по защите диссертаций и ВАКе, то есть до самого присуждения ученой степени.

Корр.: Чем эта работа увлекла Вас?

Е.Г. Кремнева: Прежде всего, она мне показалась интересной возможностью общения с людьми. Да, бумажной работы у нас немало, ведь нужно заниматься документальным сопровождением аспирантов и соискателей, проходящих обучение, прием, выпуск, аттестации, конкурсы, подготовка к защите. Иногда мы просто задыхаемся! Но результаты своего труда я оцениваю не с точки зрения объема документооборота, а исходя из того, насколько мне удается помочь людям, которые стучатся в двери науки. Бывает, просто приходится работать мотивационным тренером. В мои прямые обязанности это, конечно, не входит. Но когда у меня получается вдохновить человека на напряженный творческий труд – заразить его идеей, направить, а потом он защищает диссертацию, испытываю огромное чувство удовлетворения! В этом и есть смысл работы заведующей аспирантурой.

Кроме того, мы пытаемся не ограничиваться работой только с аспирантами. Было бы очень полезно создать единый цикл: студенческая наука – магистратура – аспирантура – аттестация (ученое звание). Это нелегко! Но мне по жизни очень везет с людьми! Вот и на этой должности я чувствую поддержку всех без исключения университетских служб, так или иначе связанных с аспирантурой. Всяческое содействие оказывает и руководство университета.

Корр.: В чем заключается основная сложность Вашей работы?

Е.Г. Кремнева: Самое трудное – рассмотреть потенциал человека и помочь ему его раскрыть! Научные таланты – это все-таки редкость, поэтому их нужно на руках носить, помогать и оберегать. Иногда нужно всех их заряжать оптимизмом и уверенностью в собственных силах. Но бывает, в аспирантуру попадают случайно. Увидеть это тоже очень важно. Много приходится работать не только с аспирантами и соискателями, но и с их научными руководителями, а также с теми, кто закончил обучение и работает над диссертацией, кто начал этим по-настоящему заниматься через многие годы после окончания аспирантуры. Так что самое сложное – работа с людьми, а бумажные трудности, как и в любой сфере деятельности, решить проще.

kremneva bg 12

Корр.: Довольны ли Вы своей работой?

Е.Г. Кремнева: Да, очень! На сегодняшний день я воспринимаю ее, скорее как хобби. Она – и работа на кафедре, и в аспирантуре – мне очень нравятся! Это же постоянное взаимодействие с людьми!

Мне очень приятно заниматься аспирантурой. Так было, конечно, не всегда. Но, как мне кажется, сейчас в основе ее работы лежит системность, а значит, можно испытывать чувство удовлетворенности достигнутым и с оптимизмом смотреть в будущее.

Корр.: Вы принимали и принимаете участие в международных проектах. Можно ли уже говорить о каких-то позитивных итогах сотрудничества с иностранными партнерами с точки зрения развития аспирантуры в нашем университете?

Е.Г. Кремнева: К настоящему моменту аспирантура уже была задействована в проекте «Новая модель третьего уровня высшего инженерного образования в соответствии с рекомендациями Болонского процесса» (NETCENG, «New Model of the Third Cycle in Engineering Education Due to Bologna Procession in BY, RU, UA»). Наряду с несколькими белорусскими вузами, нашими партнерами были университеты из Литвы, Германии, Великобритании, Украины и Российской Федерации. Совсем недавно мы начали новый проект – «Модернизация подготовки аспирантов технических специальностей путем усовершенствования методик их обучения» (MODEST, «Modernization of Doctoral Education in Science and Improvement of Teaching Methodologies»). На мой взгляд, они действительно помогают нам отстраивать работу в аспирантуре по-новому, переходить на перспективные форматы послевузовского образования. И в этом неоценимую помощь оказывает начальник отдела международных связей ПГУ Сергей Васильевич Пешкун.

kremneva bg 05

kremneva bg 04

kremneva bg 10

На сегодняшний день в мире существуют разные системы послевузовского образования: на Западе и Востоке – свое, на постсоветском пространстве – свое. Причем, везде есть еще и местные отличия. Первая особенность Беларуси заключается в том, что у нас аспирант или соискатель занимается своей непосредственной научной работой, но при этом у него нет каких-то обязательных курсов для изучения. Таких курсов, например, которые помогли бы ему построить карьеру, организовать собственный бизнес, правильно себя позиционировать, повысить свой культурный уровень. Вторая отличительная особенность – организация работы над самой диссертацией. Современная наука имеет наибольшие успехи в тех направлениях, которые развиваются на стыке различных областей знания, научных методов и подходов. К сожалению, аспирантам зачастую остро не хватает таких междисциплинарных знаний. Это касается и моделирования, и проведения качественных измерений, и обработки результатов, и многого другого.

Напрашивается идея: а почему бы нашим аспирантам не предложить курсы, которые могли бы удовлетворить такую потребность в новых знаниях? Если ты, например, – строитель, то они не должны сводиться исключительно к технической сфере, а если ты – историк, то – к гуманитарной. Для «технаря» тоже очень важно знать не только о программе ANSYS, но и о Шекспире или Моне.

Современный ученый – это не просто высококвалифицированный специалист в своей узкоспециализированной области, но и человек, знающий, как построить свой бизнес, как работать в команде, владеющий иностранным языком, разбирающийся в искусстве и литературе, способный самостоятельно выйти на рынок труда и успешно продать свои наработки. Но как это сделать? Сегодня такие знания в белорусской аспирантуре не даются. Иностранный язык, философия и информационные технологии как обязательный компонент у нас уже на 90% сдаются в магистратуре. В России же названные дисциплины входят в обязательный компонент аспирантуры. Похожая ситуация наблюдается и в других постсоветских странах.

Наша система оказалась более гибкой. Получается, что у нас есть все условия для того, чтобы, ничего не ломая, предложить аспирантам новую качественную программу подготовки.

Корр.: Работа в этом направлении началась?

Е.Г. Кремнева: Да. Уже второй год мы постепенно вводим новые курсы для аспирантов. Они как раз и касаются построения собственного бизнеса, управления карьерой, овладения программным обеспечением и т.д. Уже проведен цикл лекций и практик по «Эффективной коммуникации с группами» и «Эффективному построению карьеры», «Базовому курсу ANSYS» и «ANSYS Workbench для прикладных строительных задач».

kremneva bg 07

Мы активно привлекаем к сотрудничеству нашу уважаемую профессуру, которая может поделиться с молодежью своим опытом работы над диссертациями. Например, доктор технических наук, профессор Владимир Петрович Иванов прочитал лекцию «Как писать научную статью (структура материала и организация работы)», а доктор технических наук, профессор Владимир Кириллович Железняк – лекцию на тему «Структура статей, реферата, диссертаций». Не так давно по инициативе заведующей кафедрой автомобильного транспорта Татьяны Владимировны Вигериной проходили лекции Петра Николаевича Шимуковича, посвященные теории решения изобретательских задач. А это не просто доктор технических наук, но и человек с производства, руководитель крупного предприятия!

kremneva bg 03

Аспирантов у нас не очень много, поэтому мы можем предложить им, по существу, индивидуальную программу обучения. Кроме того, приглашаем на такие занятия магистрантов, студентов, молодых ученных и всех желающих заниматься наукой. От подобной практики мы не откажемся и будущем.

kremneva 2018 02

Не так давно вышло пособие В.К. Железняка «Методология научного исследования» для магистрантов и аспирантов. В рамках проекта NETCENG в Литве вышли два более специализированных издания для аспирантов. Одно из них авторства В.П. Иванова, второе – кандидата технических наук, доцента В.Ф. Янушкевича.

Хорошо представляя, как обстоят дела в других белорусских вузах, хочется отметить, что такая активность в нашем университете ставит нас в ряд лидеров в стране по этому направлению.

Корр.: Что бы Вы хотели получить от проекта MODEST?

Е.Г. Кремнева: Проект только начался. Впереди еще три года интересной работы. А вот по проекту NETCENG наши аспиранты имели возможность побывать за рубежом в летних школах, поучаствовать в конкурсах и убедиться в том, насколько в современном мире важна академическая мобильность, что уже категорически нельзя быть «немым», то есть обходиться без английского языка. Благодаря этому проекту у нас появился шикарный компьютерный класс при лаборатории компьютерного моделирования и быстрого прототипирования.

kremneva 2019 01

kremneva 2019 02

У нашей молодежи есть к чему стремиться. Она проявляет большой интерес к возможности стажироваться за границей. Но отбор у нас строгий. Прежде всего, высокие требования мы предъявляем к владению английским языком и к результатам научной работы. К счастью, у меня есть хорошие каналы и рычаги воздействия на аспирантов. Я же не только провожу с ними собрания как заведующая аспирантурой, но и работаю с ними в качестве преподавателя, проводя семинары и лекции по экспертизам диссертаций, обучению и аттестациям, новым форматам послевузовского образования. Стараюсь донести молодым людям мысль о том, что без открытости миру и свободного владения иностранным языком и высокой квалификации в своей области настоящему ученому ХХІ уже не обойтись. Вот таким образом осваиваем работу в условиях Болонского процесса.

kremneva 2017 01

kremneva 2018 01

kremneva 2016 01

Первый опыт работы с аспирантами, принимавшими участие в проекте NETCENG, показал, насколько позитивным оказалось для них участие в проекте, насколько важный импульс для своего научного развития они получили. Например, несколько человек стали обладателями грантов Министерства образования Республики Беларусь, стипендии Президента Республики Беларусь, участвовали в ГПНИ. Одним словом, ребята вошли во вкус! Международные проекты позволяют преодолеть инерцию и увидеть хорошие перспективы. Да и для меня самой общение с зарубежными коллегами – это бесценная возможность ознакомиться с новыми идеями и завязать полезные контакты.

Реализация проекта MODEST позволит нам продолжить работу в этом направлении, а кроме того, я надеюсь, даст возможность приобрести для университета полезное и уникальное оборудование. Продолжение международного сотрудничества также может позволить развивать взаимодействие и в научной области. Так, например, аспирантам было бы очень полезно провести исследования на базе наших партнеров, обменяться идеями с коллегами, поработать с зарубежными научными руководителями и аспирантами, найти что-то новое на стыке наук.

Корр.: Не так давно состоялся выпуск аспирантов. Кого бы Вы могли особо выделить?

Е.Г. Кремнева: Это был блестящий выпуск! Почти половина ребят принимала активное участие в наших международных проектах и уже добилась определенных успехов в науке. Кирилл Игоревич Маркович, например, уже прошел предварительную экспертизу. Поскольку специальность у него редкая для Беларуси, «Геодезия», сейчас решается вопрос о месте проведения защиты диссертации. Павел Николаевич Солдатенко с кафедры физики участвовал в нескольких ГПНИ. Это уже совершенно сформированный специалист. Совсем недавно в преддверии Дня науки нас порадовали два других наших аспиранта – Андрей Валентинович Должонок (кафедра строительного производства) и Сергей Анатольевич Портянко (кафедра технологии и оборудования машиностроительного производства). Они получили Президентскую стипендию! Это заслуженная награда! Отдельной благодарности заслуживают и их научные руководители: соответственно, Александр Александрович Бакатович и Николай Николаевич Попок.

kremneva 2018 03

Корр.: Елена Геннадьевна, что бы Вы пожелали аспирантам и другим молодым людям, стремящимся к научному творчеству?

Е.Г. Кремнева: Очень хочу, чтобы происходящие и грядущие перемены в белорусской послевузовской школе оказали позитивное влияние на молодое поколение, желающее заниматься наукой. Нужно, чтобы ученый был творцом, сочетающим в себе и высочайшую квалификацию в своей области, и глубокое творческое начало, лучшие качества менеджера и высокую культуру. Пусть на нашей земле с многовековой историей накапливаются и преумножаются славные традиции, развивается наука и культура, а Полоцкий университет и дальше будет способствовать укреплению высокого общественного статуса ученых. А иначе в современном мире неограниченных возможностей и самореализаций быть не может!

Беседовал Владимир Филипенко